▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск
указатель иконописцев, живописцев и прочих мастеров
Другие языки

Рублев Андрей

(ок. 1360 — 1428–1430)

Основные данные Иконы Фрески Миниатюры Литература Ссылки  

Обратите внимание на следующие публикации в нашей «Библиотеке»:

Ниже цитируются:
 Антонова, Мнева 1963 

 
с. 264
¦
Рублев Андрей

Родился около 1370 года, умер 29 января («на память Игнатия Богоносца») 1430 года1 в «старости велице»2. Рублев был иноком Андроникова монастыря3. В 1405 году он работал в Благовещенском соборе Московского Кремля вместе с Феофаном Греком и старцем Прохором с Городца4. В 1408 году Андрей Рублев вместе с Даниилом Черным расписывал стены и писал иконы в Успенском соборе города Владимира5. В 1420-х годах Андрей Рублев, вместе с Даниилом и «некими с ними», работает в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры6, а в конце этого десятилетия — в Спасском соборе Андроникова монастыря в Москве7. Лучшее и наиболее бесспорное произведение Рублева — Троица из Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря (см. № 230). Сохранились написанные им вместе с другими художниками иконы в иконостасах с. 264
с. 265
¦
Благовещенского собора Московского Кремля и в Троицком соборе Троице-Сергиева монастыря, а также иконы праздничного, деисусного и пророческого чинов Успенского Владимирского собора (см. № 223, 224, 225). Принято считать, что руке Андрея Рублева принадлежат три иконы поясного деисусного чина, вывезенные из Звенигорода (см. № 229). Возможно, что Рублев вместе с другими иконописцами создал Успение из иконостаса Успенского собора Кириллова Белозерского монастыря (см. № 228). Из произведений его монументальной живописи сохранилась только часть фресок в Успенском соборе в г. Владимире и фрагменты орнамента в Андрониковом монастыре8. Существует мнение, что кисти Андрея Рублева и художников его круга принадлежат миниатюры, заставки и заглавные буквы лицевых рукописей конца XIV — начала XV века: Евангелия Кошки (до 1389 г., ГБИЛ), Евангелия Андроникова монастыря (конца XIV — начала XV в., ГИМ), Евангелия Хитрово (конца XIV — начала XV в., ГБИЛ)9. с. 265
 
¦

1 Дата на несохранившемся надгробии в Спасском соборе Андроникова монастыря (см. доклад П. Д. Барановского, прочитанный 11 февраля 1948 г. в Институте истории искусств АН СССР).

2 Это выражение характеризует не возраст Рублева, умершего около шестидесяти лет от роду (см. соображения об этом в биографии Даниила Черного), а его духовное совершенство как «старца». Слово «старец» в древности означало «духовный отец», «учитель». В [[bible|Прем.4:8-9|«Книге премудрости Соломоновой» (4, 8, 9)]] говорится: «седина есть — мудрость, и возраст старости — житие нескверное». В народной песне о молодых «старцах» поется: «Не спасибо игумну мому, не спасение бессовестному: молодёхонька во старцы постриг, камилавочку на голову надел...»

4 М. Д. Приселков, Троицкая летопись. Реконструкция текста, М.–Л., АН СССР, 1950, стр. 459.

5 Там же, стр. 466.

6 «Софийская вторая летопись». — В кн.: ПСРЛ, т. 6, Спб., 1853, стр. 138.

7 «Историческое описание Московского Спасо-Андроникова монастыря», М., 1865, стр. 9–11.

8 Фрески Успенского собора на Городке в Звенигороде в отличие от ряда исследователей (см. приведенную литературу) я отношу ко второй половине XV в.


 БЭКМ 2001 

АНДРЕЙ РУБЛЕВ, русский художник конца 14 — первой трети 15 века, создатель фресок, икон, миниатюр; преподобный (канонизирован в 1988, память 17 июля). Был известен при жизни, знаменит после смерти (источники 1430-1460-х годов), особо прославляем с конца 15 века («Отвещание...» Иосифа Волоцкого); в 16 веке его работы становятся обязательными образцами для подражания (постановление Стоглавого собора 1551).

Биографические сведения

Имя Андрея Рублева обросло легендами, а в 20 в. — научными гипотезами. Реальные представления о его искусстве появляются после реставрационной расчистки его иконы «Троица» в 1904, но в полной мере — начиная с 1918, когда были расчищены фрески Успенского собора во Владимире и найдены иконы Звенигородского чина.

Первое упоминание о нем — в 1405: по свидетельству летописи он расписывает Благовещенский собор Московского Кремля вместе с Феофаном Греком и старцем Прохором с Городца. Андрей Рублев назван «чернецом», т. е. монахом, и числится последним в перечне имен, т. е. был младшим.

По позднему источнику — «Сказанию о святых иконописцах» (17 в.) известно, что Андрей Рублев жил в Троицком монастыре при Никоне Радонежском, ставшем игуменом после смерти Сергия Радонежского (1392). Предполагают, что здесь он был пострижен в монахи (по другой гипотезе — в Андрониковом монастыре в Москве). В 1408, по свидетельству летописи, расписывает вместе с Даниилом Черным древний (12 в.) Успенский собор во Владимире; назван вторым после Даниила.

В 1420-х гг. по свидетельству «Жития Сергия Радонежского» (редакция Епифания Премудрого и Пахомия Серба) и «Жития Никона» — источников 1430-50-х гг. — оба мастера расписывают церковь св. Троицы в Троицком монастыре, построенную в 1423-24 над гробом Сергия Радонежского вместо старой деревянной (1411). После смерти Даниила, похороненного в Троицком монастыре, Андрей Рублев возвращается в Москву в Андроников монастырь, где исполняет свою последнюю работу — роспись церкви Спаса (ок. 1426-27), законченную ок. 1428. Умер 29 января 1430 в Андрониковом монастыре (дата установлена П. Д. Барановским по копии 18 в. с надписи на утраченной надгробной плите).

Проблемы атрибуции

Из указанных в источниках произведений Андрея Рублева, сохранились крайне мало: фрески в Успенском соборе во Владимире и знаменитая икона «Троица» из иконостаса Троицкого собора Троицкого монастыря. Из двух дат написания «Троицы», предлагаемых источниками, — 1411 и 1425-27 — более вероятной представляется последняя. Другие произведения, перечисленные источниками, либо не сохранились, либо принадлежат не Андрею Рублеву, а ученикам — членам артели, возглавляемой Даниилом Черным и Андреем Рублевым (иконостасы Успенского собора во Владимире и Троицкого собора Троицкого монастыря).

Андрею Рублеву приписывают также следующие произведения, о которых нет исторических свидетельств:

1) некоторые миниатюры и инициалы евангелия Хитрово, нач. 15 в. [в том числе миниатюры с изображениями евангелистов Матфея, Марка, Луки];

2) две иконы из Деисуса и семь икон из Праздничного ряда [«Благовещение», «Рождество», «Сретение», «Крещение», «Преображение», «Воскрешение Лазаря» и «Вход в Иерусалим»] иконостаса Благовещенского собора Московского Кремля [Исследования, проведенные в 1980-е гг., показали, что все убранство Благовещенского собора погибло в огне пожара 1547 года — в том числе и «деисус Андреева писма Рублева». Тем не менее, сегодня не достигнуто единодушного мнения исследователей по вопросу атрибуции дошедших до нас деисусного и праздничного рядов иконостаса Благовещенского собора. Более подробная информация по атрибуции изложена в отдельных разделах сайта, посвященных деисусному и праздничному рядам иконостаса. — прим. ред. сайта];

3) Звенигородский чин: три иконы (Христос, архангел Михаил и апостол Павел) из Деисуса, состоявшего по меньшей мере из семи икон, нач. 15 в.;

4) икона Богоматери «Умиление» из Успенского собора во Владимире, ок. 1408 (сейчас в музее г. Владимира);

5) три иконы из Деисуса (Христос, Иоанн Предтеча и апостол Павел) и одна икона из праздничного ряда («Вознесение») из иконостаса Успенского собора во Владимире, 1408;

6) фрагменты фресок на алтарных столбах Успенского собора на Городке (Звенигород) с изображениями Флора, Лавра, Варлаама и Иоасафа, преподобного Пахомия и явившегося ему ангела в монашеской схиме;

7) фрагменты фресок на алтарной преграде Рождественского собора в Саввино-Сторожевском монастыре около Звенигорода, 1415-20 гг., с изображением преподобных отшельников Антония Великого и Павла Фивейского;

8) несколько икон из Деисуса Троицкого собора Троицкого монастыря и одна из его Праздничного ряда («Крещение»), ок. 1428;

9) маленькая иконка «Спас в силах» нач. 15 в. (Государственная Третьяковская галерея).

Из всего перечня несомненно принадлежащими Андрею Рублеву можно считать только миниатюры евангелия Хитрово, Звенигородский чин и икону «Богоматерь «Умиление» из Владимира, а также — с известной долей допустимости — фрески в Успенском соборе на Городке.

Образы и стиль

Андрей Рублев воспринял традиции классицизма византийского искусства 14 в., которое он знал по работам греческих мастеров, находившихся в Москве, и особенно по созданиям Феофана Грека московского периода (Донская икона Богоматери, иконы Деисуса в Благовещенском соборе). Другим важным истоком формирования искусства Андрея Рублева является живопись московской школы 14 в. с ее проникновенной душевностью и особой мягкостью стиля, опирающаяся на традиции владимиро-суздальской живописи 12 — нач. 13 вв.

Образы Андрея Рублева в целом адекватны образам византийского искусства ок. 1400 и первой трети 15 в., но отличаются от них большей просветленностью, кротостью и смирением; в них нет ничего от аристократического благородства и интеллектуального достоинства, воспеваемых византийским искусством, зато предпочтение отдается скромности и простоте. Лица — русские, с некрупными чертами, без подчеркнутой красивости, но всегда светлые, благообразные.

Почти все персонажи погружены в состояние безмолвного созерцания, которое может быть названо «богомыслием» или «божественным умозрением»; какие-либо внутренние аффекты им не свойственны. Кроме тихого глубокого созерцания Андрей Рублев иногда сообщает своим образам духовный восторг, вызывающий сияние глаз, блаженные улыбки, свечение всего облика (трубящий ангел во фресках Успенского собора), иногда — высокое вдохновение и излучающуюся силу (апостолы Петр и Павел в «Шествии праведных в Рай», там же).

Классическое чувство композиции, ритмов, всякой отдельной формы, воплощенное в ясности, гармонии, пластическом совершенстве, у Андрея Рублева столь же безупречно, как у греческих мастеров первой трети 15 века. При этом некоторые черты классической системы Андрей Рублев как будто специально приглушает: округлость формы не подчеркивается, иллюзионистические моменты (например, анатомически верная передача суставов) отсутствуют, благодаря чему объемы и поверхности кажутся преображенными, — как и в византийском искусстве, всякая форма предстает у Андрея Рублева перевоплощенной, одухотворенной Божественными энергиями. Это достигнуто приемами, общими для всего искусства византийского круга: лаконичные контуры и силуэты, придающие фигурам невесомость; замкнутые параболические линии, сосредотачивающие мысль и настраивающие на созерцание; тонкие очертания складок одежд, сообщающие тканям хрупкость; световая насыщенность каждого цвета, делающая колорит сияющим, и др. Однако эти общевизантийские черты стиля раннего 15 в. Андрей Рублев видоизменяет, ибо идеальные классические формы, привычные для греческих мастеров с античных времен, не являются для него самостоятельной ценностью. Кроме того, качествам, свойственным всему византийскому искусству, Андрей Рублев сообщает черты, характерные для русского искусства кон. 14 — нач. 15 вв.: линии становятся певучими, ритмы — музыкальными, повороты фигур и наклоны голов — мягкими, одеяния — воздушными, красочная гамма — светлой и нежной. Во всем — отблески гармонии Рая и одновременно — расположенность к человеку, доброта.

Истоки присущей Андрею Рублеву созерцательной глубины восприятия — в духовной ситуации позднего 14 в., при Сергии Радонежском, и раннего 15 в., при его учениках. Это было время сильнейшего распространения исихазма в Византии, получившего широкий отклик на Руси. Интонация райской гармонии, пронизывающая творчество Андрея Рублева, характерна для искусства всего христианского мира первой половины 15 в. — Византии (фрески Пантанассы в Мистре, ок. 1428), Сербии (фрески Манасии до 1418 и Каленича ок. 1413), Западной Европы (Гентский алтарь Яна Ван Эйка, 1432; создания Фра Беато Анджелико).

Творчество Андрея Рублева определило в 15 в. расцвет национальной школы русской живописи, оригинальной по отношению к Византии. Оно оказало огромное влияние на все русское искусство московского круга вплоть до Дионисия.

О. С. Попова

 Словарь русских иконописцев 2003 

Содержание словарной статьи:

РУБЛЕВ АНДРЕЙ (род. ок. 1360, ум. 1428–1430) — величайший художественный гений Древней Руси и, вероятно, самый крупный живописец России за всю ее историю.

Сведения о его жизни и творчестве скудны. Однако по сравнению с данными о других живописцах XII–XV вв. они достаточно многочисленны, что свидетельствует о признании его таланта современниками и потомками.

Предполагаемая дата рождения Рублева — ок. 1360 г. Нет никаких сообщений ни о месте рождения, ни о происхождении его. Неизвестно даже имя художника, так как Андрей — его второе, монашеское имя. О годах приобщения Рублева к мастерству живописи и о начале его творческого пути также нет никаких сведений.

Самые ранние документальные свидетельства о художнике содержат летописи. Под 1405 г. Троицкая летопись 1412–1418 г. сообщает: «Тое же весны почаша подписывати церковь каменую святое Благовещение на князя великаго дворе, не ту, иже ныне стоит, а мастеры бяху Феофан иконник Гръчин, да Прохор старец с Городца, да чернец Андрей Рублев, да того же лета и кончаша ю» (Приселков 1950:459).

Роспись 1405 г. просуществовала недолго, так как уже в 1416 г. Благовещенская церковь была полностью перестроена (Кучкин В. А. К истории каменного строительства в Московском Кремле в XV в. // Средневековая Русь: Сб. ст. М., 1976:293–297).

Анализ летописного текста позволяет предполагать, что Рублев — коренной москвич (летописец сообщает прозвищное отчество художника, а также подчеркивает немосковское происхождение Прохора), что монашеский постриг художник принял незадолго до 1405 г. (чернецами обычно называли новопостриженных монахов), что он младший из членов артели (поскольку назван последним).

Место пострижения художника достоверно не известно. Скорее всего это был Спасо-Андроников монастырь (основан в 1358–1359 гг.), старцем которого Рублев был в конце жизни, где он скончался и был погребен. Житие Сергия Радонежского называет второго игумена этой обители Савву в качестве учителя Андрея в монашестве.

Есть основания считать, что до 1405 г. Рублев работал в Успенском соборе Звенигорода, на дворе удельного князя Юрия Дмитриевича (см. раздел «Приписываемые произведения». А-1, Б-1).

Под 1408 г. та же Троицкая летопись сообщает: «Мая в 25 начаша подписывати церковь каменую великую соборную святая Богородица, иже во Владимире, повелением князя великаго, а мастеры Данило иконник да Андрей Рублев» (Приселков 1950:466). Стенопись 1408 г. сохранилась частично; это единственный документально подтвержденный и точно датированный памятник в творческом наследии художника. Росписи Успенского собора выполнены Рублевым совместно с Даниилом, притом имя последнего летописец поставил на первое место. Отсюда можно предполагать, что Даниил был старшим по возрасту и опыту. По свидетельству Иосифа Волоцкого, Даниил был учителем Рублева в живописном мастерстве (см. раздел «Источники». В-1). Тесная духовная связь двух иконописцев — «сопостников» сохранялась до самой смерти.

После 1408 г. в известиях об Андрее Рублеве наступает длительный перерыв — до сер. 1420-х гг. Возможно, что вскоре после 1416 г. он работал над украшением Благовещенского собора в Московском Кремле. Некоторые основания для такого предположения дает сообщение, содержащейся в «Летописце начала царства» 1533–1552 г. «Повести о пожаре 1547 г.», что в Благовещенском соборе: «деисус Ондреева писма Рублева златом обложен… погоре» (см. раздел «Источники». Г-7). Вероятно, под «деисусом» следует понимать целый иконостас; не те ли это «Деисус, Праздники и пророки», которые в 1508 г. великий князь Василий Иванович повелел «украсити и обложити сребром и златом и бисером»? (ПСРЛ. Т. 6. СПб., 1853:247).

Cведения о последних работах Рублева и Даниила содержатся в разных редакциях житий Сергия Радонежского и его ученика Никона, составленных Пахомием Сербом (Логофетом) в 1440–1450-х гг. Они сообщают, что Даниил и Андрей были приглашены игуменом Троице-Сергиева монастыря Никоном для росписи каменного Троицкого собора. «Создав» церковь «зело красну» и украсив ее «многими добротами», Никон жаждал еще при своей жизни увидеть расписанным построенный им храм. Житие Сергия говорит, что Никону пришлось упрашивать живописцев («умолени быша»), что со всей определенностью свидетельствует о том, что они не были монахами Троицкого монастыря (это подтверждается также «Отвещанием любозазорным» Иосифа Волоцкого, который несомненно отметил бы принадлежность художников к троицкой братии, см. раздел «Источники». В-1).

Жития свидетельствуют, что все работы по строительству и украшению собора проводились спешно, так что можно считать, что к росписи храма приступили через год после окончания его строительства — срок, необходимый для просушки стен. К сожалению, жития не содержат ни даты сооружения собора, ни времени его росписи, которые устанавливаются лишь косвенным путем. Вероятно, он был сооружен в 1422–1423 гг.; в этом случае время работы Даниила и Андрея можно определить как 1424–1425 гг. Определенно, работы были завершены до смерти их заказчика, игумена Никона, который скончался 17 ноября 1428 г. (Дудочкин 2000:25).

Роспись Троицкого собора 1424–1425 гг. не сохранилась, так как в 1635 г. ввиду ветхости она была заменена новой (Краткий летописец Святотроицкой Сергиевой лавры. СПб., 1865:8). Однако ее иконографическая программа может в основной своей части быть реконструирована, поскольку мастера XVII в. следовали иконографии древних стенописей (Чураков 1971; Брюсова 1995:99–104). Росписи XVII в. сохранились лишь частично, их состав известен благодаря описи 1777 г. (Воронцова 1909; Брюсова 1995:149–150).

Хотя жития ничего не говорят о том, писали ли Рублев с Даниилом иконы для Троицкого собора, все исследователи (кроме Н. К. Голейзовского, см.: Брюсова 1995:144, примеч. 4) единодушны во мнении, что сохранившийся в храме комплекс принадлежит к рублевской эпохе и что в той или иной степени Рублев и Даниил участвовали в его создании (см. раздел «Приписываемые произведения». Б-4). Житие Никона сообщает, что Даниилу и Андрею помогали «некии (прочие) с ними». Вероятно, эти «некие» выполняли в основном подсобные работы.

После завершения работ в Троицком монастыре художники возвратились в Москву в свой родной Андроников монастырь, где, прожив еще несколько лет, украсили недавно возведенный каменный собор «подписанием чюдным». Эти росписи также утрачены, за исключением орнаментальных фрагментов в откосах оконных проемов алтарной апсиды (см. раздел «Сохранившиеся произведения». 3).

Жития не сообщают времени построения церкви и ее украшения; эти даты устанавливаются косвенным путем. В житии Сергия говорится, что каменный собор был сооружен и расписан при игумене Александре (между 1410–1416 гг. и не ранее 1427 г.) (Дудочкин 2000:26). Вероятно, росписи выполнены в 1425–1427 гг.

Житие Сергия повествует, что старец Андрей вместе с игуменом Александром создали в обители прекрасную каменную церковь и своими руками украсили ее «подписанием чюдным». Это позволило сделать вывод, что Рублев был к этому времени соборным старцем, управлявшим вместе с игуменом и другими соборными старцами обителью (Тихомиров 1961:16). Слова жития означают, что Александру и Андрею принадлежит идея строительства и общее руководство, а выражение «своима руками» прямо указывает на Андрея как исполнителя росписи собора.

После окончания росписи храма художники прожили мало: сначала скончался Андрей, за ним вскоре разболелся и умер Даниил. Согласно житиям Сергия и Никона, к этому времени Даниил и Андрей находились «в старости великой», а такой старостью в те времена считали возраст 70–80 лет. Поскольку это случилось ок. 1430 г., время рождения Андрея Рублева можно условно отнести к 1360 г. (Тихомиров 1961:3). Если верить вызывающим большие сомнения материалам архитектора П. Д. Барановского, то Андрей Рублев скончался в ночь с пятницы на субботу на память Игнатия Богоносца 29 января (11 февраля по новому стилю) 1430 г. (см. раздел «Источники». В-10). Погребены Даниил и Андрей были на монастырском кладбище, близ Спасского собора. Их могилы еще существовали во 2-й пол. XVIII в. Перестройки в Спасо-Андрониковом монастыре, проводившиеся в конце этого же столетия, не пощадили и места захоронения художников (см. раздел «Источники». В-8).

Опиравшиеся на свидетельства современников Рублева, его «биографы» Пахомий Логофет и Иосиф Волоцкий донесли до наших дней драгоценные штрихи удивительно светлого образа двух подвижников-художников, «совершенных» монахов. Они характеризуются как «чудные добродетельные старцы и живописцы», «любовь к себе велику стяжавшее», «чудесные незабвенные мужи», «всех превосходящи» живописцы и «в добродетелях совершенны» иноки. О Рублеве говорится как о «необыкновенном» иконописце, «всех превосходящем мудростью великой», подчеркивается его смирение, вероятно потому, что оно было отличительной чертой его характера. Иосиф Волоцкий, поклонник творчества Рублева и Дионисия, свидетельствует, что через созерцание икон Андрей и Даниил возносились своими мыслями «к невещественому и божественному свету», поэтому лицезрение икон всегда было для них праздником, наполнявшим их сердца «божественыя радости и светлости»; даже в праздничные дни, «егда живописательству не прилежаху», они, часами «на седалищих седяща», созерцали иконы. В описанной Иосифом Волоцким практике «умной молитвы» несомненны элементы и художественного созерцания, т. е. любования иконами как произведениями искусства (Алпатов 1972:45, 104).

Иосиф Волоцкий приводит красивую легенду, родившуюся в стенах Троице-Сергиева монастыря, что в предсмертном видении Даниилу явился его сопостник Андрей «в мнозе славе и с радостию призывающа его в вечное оно и бесконечное блаженьство». За святость жизни и подвиг иконописания в 1988 г. Андрей Рублев был причислен Русской православной церковью к лику святых (память 17 (4) июля).

[ ↑ Содержание ]

Сохранившиеся произведения:

С момента открытия подлинных работ Андрея Рублева (1918) в науке не прекращаются споры о принадлежности кисти мастера тех или иных произведений. Поскольку проблема не может считаться решенной до настоящего времени, мы предлагаем положить в основу выделения достоверных произведений художника строгий признак — наличие прямых исторических свидетельств. При таком подходе круг достоверных произведений Рублева сузится до трех: стенные росписи Успенского собора во Владимире, икона «Троица» и фрагменты орнамента в соборе Андроникова монастыря. Коллективный характер стенописных работ, а также их плохая сохранность делают задачу выделения индивидуального стиля мастера трудноразрешимой. По существу только «Троица» может служить основанием для суждения о стиле живописи Андрея Рублева.

  1. Фрески Успенского собора во Владимире. 1408[–1409?] г.

    От росписи 1408 г. до нас дошли отдельные части: 1. Предтеченского цикла, 2. Богородичного цикла, 3. Праздничного цикла, 4. Страшного суда, а также отдельные изображения святых, орнаменты и полотенца в различных частях храма.

    Сохранились следующие композиции и изображения (поскольку фрески 1408 г. уцелели лишь в пределах первоначального здания времени Андрея Боголюбского, то используемые нами топографиические обозначения имеют в виду лишь старую часть храма).

    Под сводами:

    1. Фрагмент левой части и часть лика справа из композиции «Жертвоприношение Иоакима и Анны» (северный склон свода над средней частью хор);
    2. Верхняя часть сцены «Введение Богородицы во храм» (западная стена, люнет над средней частью хор);
    3. Фрагмент сцены «Крещение» (западный склон свода южного рукава креста);
    4. Верхняя часть композиции «Преображение» (люнет стены северного рукава креста);
    5. Часть композиции «Сошествие Святого Духа» (люнет стены южного рукава креста).

    В жертвеннике:

    1. Часть медальона с полуфигурным изображением святителя (северный склон восточной арки и пята северо-восточной лопатки жертвенника);
    2. Фрагменты фигур двух святителей в рост (1-й, верхний, регистр северо-восточной лопатки жертвенника);
    3. «Благовестие Захарии» (2-й регистр северо-восточной лопатки жертвенника);
    4. Два фрагмента верхней части (горки) и нижняя часть композиции «Младенец Иоанн Предтеча, ведомый ангелом в пустыню» (3-й регистр северо-восточной лопатки жертвенника);
    5. Фрагменты фигур двух святителей в рост (левый — св. Елевферий?) (4-й, нижний, регистр северо-восточной лопатки жертвенника).

    На подкупольных столпах (столпах подкупольного квадрата):

    1. Часть фигуры царицы Елены (?) (2-й регистр западной грани северо-восточного подкупольного столпа);
    2. Частично сохранившаяся полуфигура мученика (медальон 3-го регистра западной грани северо-восточного подкупольного столпа);
    3. Незначительный фрагмент композиции «Благовещение» (1-й регистр западной грани юго-восточного подкупольного столпа);
    4. Фигура царя Константина (?) (2-й регистр западной грани юго-восточного подкупольного столпа);
    5. «Мученик Зосима» (медальон 3-го регистра западной грани юго-восточного подкупольного столпа);
    6. Нижняя часть фигуры неизвестного князя (Борис? Глеб?) (4-й, нижний, регистр восточной грани юго-западного подкупольного столпа);
    7. Верхняя часть фигуры св. воина (Димитрий Солунский? Св. Георгий?) (4-й, нижний, регистр северной грани юго-западного подкупольного столпа).

    Сцены «Страшного суда» уцелели в западной части среднего нефа и юго-западной части собора.

    На стенах и склонах коробового свода западной части среднего нефа (под хорами):

    1. «Души праведных в руце божией» (медальон шелыги западной арки западной части среднего нефа);
    2. «Царь Давид» (медальон южного склона западной арки западной части среднего нефа, над трубящим ангелом);
    3. «Пророк Исайя» (медальон северного склона западной арки западной части среднего нефа, над трубящим ангелом);
    4. «Ангел господень трубит в море» (южный склон западной арки западной части среднего нефа);
    5. «Ангел господень трубит на землю» (северный склон западной арки западной части среднего нефа);
    6. «Ангелы, свивающие небеса в свиток» (восточная часть свода западной части среднего нефа);
    7. «Спас во славе» (медальон шелыги западной части свода западной части среднего нефа);
    8. «Этимасия с Богоматерью и Иоанном Предтечей» (люнет над западным входом в западную часть среднего нефа);
    9. «Апостолы и ангелы» (Иоанн, Симон, Варфоломей, Иаков? и Фома?) (южный склон свода и промежуточной арки западной части среднего нефа);
    10. «Апостолы и ангелы» (Матфей, Лука, Марк, Андрей и Филипп?) (северный склон свода и промежуточной арки западной части среднего нефа);
    11. «Лик мучениц и преподобных» (северная грань юго-западного столпа западной части среднего нефа, под южным склоном промежуточной арки);
    12. «Лик святителей и преподобных» (восточный склон арки прохода из западной части среднего нефа в юго-западную часть храма);
    13. «Лик пророков и мучеников» (западный склон арки прохода из западной части среднего нефа в юго-западную часть храма);
    14. «Земля и Море отдают своих мертвецов» (западная щека юго-западного столпа (ниже пяты промежуточной арки), южная стена над аркой прохода в юго-западную часть храма, под апостолами южного склона, южный нижний участок западной стены (под «Этимасией»);
    15. «Видение четырех царств» («Символы четырех погибельных царств») (медальон шелыги промежуточной арки западной части среднего нефа);
    16. «Пророк Даниил с ангелом» (южная грань северо-западного столпа западной части среднего нефа, под северным склоном промежуточной арки).

    Сцены Рая из «Страшного суда» располагаются на склонах и люнетах свода юго-западной части храма (под хорами).

    1. «Шествие праведных в рай» («Идут святые в рай») (северный склон свода юго-западной части храма);
    2. «Райские врата и благоразумный разбойник» («Благоразумный разбойник. Свет невечерний») (западный люнет юго-западной части храма);
    3. «Лоно Авраамово» («Иаков, Исаак, Авраам и души праведных в раю») (южный склон свода юго-западной части храма);
    4. «Богоматерь в раю» (восточный люнет юго-западной части храма);
    5. Медальон с крестом (шелыга восточной арки юго-западной части храма);
    6. «Савва Освященный» (южный склон восточной арки юго-западной части храма);
    7. «Антоний Великий» (северный склон восточной арки юго-западной части храма);
    8. Медальон с крестом (шелыга южной арки юго-западной части храма);
    9. «Отшельник Онуфрий» (восточный склон южной арки юго-западной части храма);
    10. «Отшельник Макарий» (Египетский (Александрийский)? Римский?) (западный склон южной арки юго-западной части храма).

    Сохранились также орнаменты или их фрагменты в жертвеннике, на восточных подкупольных столпах, в западной части среднего нефа и юго-западной части собора, а также пять полотенец в жертвеннике, на юго-западном подкупольном столпе (нижняя зона восточной грани) и на южной арке юго-западной части храма (нижние зоны склонов).

    За многовековую историю своего существования фрески неоднократно поновлялись и реставрировались. В 1859 г. Ф. Г. Солнцевым было раскрыто «Лоно Авраамово». Систематическое раскрытие живописи было предпринято в 1882 г., когда иконописцем-палешанином Н. М. Сафоновым были расчищены почти все известные в настоящее время фрески 1408 г. (за исключением живописи в жертвеннике, «воина» и полотенца на юго-западном подкупольном столпе). Научное раскрытие фресок было предпринято в 1918 г. владимирской экспедицией Всероссийской комиссии по сохранению и раскрытию памятников древней живописи под руководством И. Э. Грабаря, А. И. Анисимова, В. Т. Георгиевского и Н. Д. Протасова (Г. О. Чириков, А. А. Алексеев, И. А. Баранов, В. Е. Горохов, В. Е. Израсцов, Ф. А. Модоров, В. А. Тюлин, П. И. Юкин и др.). Были раскрыты и укреплены наиболее сохранные из фресок 1408 г. (т. е. весь выявленный в 1882 г. объем живописи, за исключением композиций в верхней части здания). Были обнаружены и промыты фрески в жертвеннике. Впервые были промыты фрески северо-восточного и юго-восточного подкупольных столпов. На юго-западном подкупольном столпе был найден «воин». Работы по дополнительной расчистке, промывке от загрязнений и профилактическому укреплению неоднократно проводились и в последующие годы: в 1929 г. (В. О. Кириков, М. И. Тюлин), в 1931 г. (В. О. Кириков, А. В. Медов, И. Я. Епанечников под руководством Н. И. Брягина), в 1932 г. (В. О. Кириков, А. И. Мещеринов, Е. А. Домбровская), в 1937 г. (И. А. Баранов, Г. В. Цыган), в 1949 г. (В. О. Кириков, А. Т. Силин, Д. П. Липин, А. М. Смирнов под руководством Н. П. Сычева), в 1950–1954 гг. (Д. Е. Брягин, М. Н. Тихомиров и владимирские реставраторы под руководством Н. П. Сычева), в 1962–1963 гг. (С. С. Чураков, В. Е. Брагин), в 1964–1965 гг. (В. Е. Брагин, Д. Е. и Г. Е. Брягины), в 1975–1983 гг. (реставраторы Владимирской научно-реставрационной мастерской под руководством А. П. Некрасова). В 1937 г. впервые после Н. М. Сафонова было раскрыто полотенце на западной грани южной арки юго-западной части храма. В 1952–1954 гг. были частично раскрыты от сафоновских записей композиции под сводами (кроме «Сошествия Святого Духа»). В 1975–1982 гг. были полностью раскрыты от записей все композиции под сводами, впервые открыто хорошей сохранности полотенце на восточной грани юго-западного подкупольного столпа.

    Фрески Успенского собора во Владимире, несмотря на наличие целого ряда посвященных им публикаций, до сих пор монографически не изданы; не воспроизведены даже некоторые композиции или представляющие немалый интерес фрагменты росписей. Наиболее полное воспроизведение см.: Лазарев 1966:23–29, 117–126, табл. 39–118; см. также достаточно подробное описание: Плугин 1974:54–57, 109–125.

    Система росписи 1408 г. может быть прослежена только фрагментарно. Существует довольно распространенное мнение, что цикл 1408 г. повторяет предшествующую роспись 1189 г. (Матвеева 1971), но это предположение остается не более чем гипотезой, так как фрагментов ранних фресок сохранилось крайне мало. Несомненно, что Даниил и Рублев сохранили все, что можно было сохранить от росписей XII–XIII вв., главным образом однофигурные композиции, которые были включены в состав фресок 1408 г. подобно древним чтимым образам.

    Фрески Успенского собора — единственный датированный памятник, связанный с именем Рублева, отправная точка, наряду с «Троицей», для всех суждений о его стиле. Впервые они были приписаны Андрею и Даниилу сразу же после первого систематического раскрытия живописи в 1882–1884 гг., но со всей определенностью — после их первой научной реставрации в 1918 г. (Грабарь 1926:22–32, 66–77, 97, 109).

    Исходя из летописного сообщения о работе над владимирскими росписями двух мастеров и некоторых различий в манере исполнения, отдельные исследователи пытались четко разделить фрески на две стилистические группы. Первым пытался разграничить фрески И. Э. Грабарь, запальчиво утверждавший, что росписи «исполнены двумя художниками, не только не сходными по характеру, темпераменту и стилю, но временами прямо противоположными, почти отрицающими друг друга» (Грабарь 1926:32–33; ср. 67, 71); он приписал композиции жертвенника и юго-западной части храма (под хорами) Даниилу, а фрески западной части среднего нефа (под хорами) — Рублеву (Там же:71, 97, 109). Атрибуция И. Э. Грабаря была поддержана и конкретизирована В. Н. Лазаревым и В. А. Плугиным. Первый, придерживаясь в основном концепции И. Э. Грабаря, считал возможным говорить об авторстве Рублева в отношении четырех композиций юго-западной части храма — изображений Саввы Освященного и Антония Великого и, предположительно, отшельников Онуфрия и Макария; с Рублевым он связывал и две фрески арки прохода из юго-западной части храма в западную часть среднего нефа. Композицию «Богоматерь в раю» он счел выполненной помощником Даниила по рисунку мастера (Лазарев 1966:27, 117–126, табл. 39–104). В. А. Плугин, следуя схеме В. Н. Лазарева, уточняет авторство вновь раскрытых композиций: он отдает Рублеву «Крещение», «Преображение» и «Сошествие Святого Духа» (а также считает принадлежащими его кисти нижние фигуры северо-восточной лопатки жертвенника).

    Хотя росписи западной части среднего нефа (под хорами) рассматриваются всеми исследователями как одно из достоверных произведений Рублева, предпринимались попытки разделить их выполнение между двумя мастерами (Чураков 1964:61–65; Гусева 1971; Плугин 2001:61–64). Различия между живописью южного и северного склонов свода западной части среднего нефа — мнимые, во многом они обусловлены состоянием ее сохранности и реставрационными вмешательствами.

    Учитывая современный уровень изучения этого вопроса, следует признать наиболее правомерной точку зрения тех авторов, которые говорят о цельности и единстве общего замысла всего цикла и художественной манеры (Алпатов 1959:15–20; Лебедева 1959:10–13; Демина 1960 и др.).

  2. Троица Ветхозаветная. Ок. 1410–1425 гг. ГТГ. Инв. 13012. 142×114 см. Происходит из местного ряда иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры. Написана для одного из Троицких храмов Сергиевой обители. Пост. в 1929 г. из ЗИХМ. Частично раскрыта по инициативе И. С. Остроухова в 1904–1905 гг. в Троице-Сергиевой лавре В. А. Тюлиным и А. И. Изразцовым под руководством В. П. Гурьянова. В 1918–1919 гг. в отделении ЦГРМ при ЗИХМ расчистка была продолжена Г. О. Чириковым, И. И. Сусловым, В. А. Тюлиным и Е. И. Брягиным. В 1926 г. Е. И. Брягин произвел довыборку записей и реставрационных тонировок.

    В 1987 г. В. А. Плугиным была выдвинута гипотеза о том, что «Троица» Рублева появилась в Троице-Сергиевом монастыре только в XVI в. (2-я пол. 1550-х – 1560-е гг.) как вклад царя Ивана IV Грозного (Плугин 1987). Это мнение основано на прямом прочтении записи вкладной книги Троице-Сергиева монастыря 1638/1639 г., восходящей к более ранним вкладным книгам и, в конечном счете, к отписной ризной книге 1574/1575 г. (Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря / Изд. подг. Е. Н. Клитина, Т. Н. Манушина, Т. В. Николаева. Отв. ред. Б. А. Рыбаков. М., 1987:27). До исследования В. А. Плугина считалось, что Иван Грозный вложил лишь оклад на икону. Появились новые версии происхождения «Троицы», впрочем, малоубедительные (Плугин 1987:77–79; Брюсова 1995:42–45). Однако в 1998 г. Б. М. Клосс обратил внимание на сведения так называемой «Троицкой повести о Казанском взятии», созданной до июня 1553 г. (Насонов А. Н. Новые источники по истории Казанского «взятия» // Археографический ежегодник за 1960 год. М., 1962:10), которые определенно свидетельствуют, что икона не является вкладом Ивана Грозного, а только «украшена» царем (Клосс 1998:83). Таким образом, гипотеза В. А. Плугина оказалась несостоятельной.

    Все исследователи согласны с тем, что «Троица» является несомненным произведением Рублева, своего рода эталоном его творчества. Сведения об авторстве Рублева восходят к постановлению Стоглавого собора 1551 г. (см. раздел «Источники». В-2). После исследования Б. М. Клосса предположение, что на этом соборе речь шла именно об этой «Троице», стало доказанным фактом (Клосс 1998:73–88). «Сказание о святых иконописцах» также непреложно свидетельствует, что в к. XVII – н. XVIII века именно его считали автором троицкой «Троицы» (см. раздел «Источники». В-6). Авторство Рублева подтверждает и бесспорное стилистическое родство иконы и фресок западной части среднего нефа Успенского собора во Владимире 1408 г.

    Вопрос о датировке произведения решался специалистами главным образом в зависимости от его происхождения — написании иконы либо для деревянного собора, созданного Никоном в 1409 г. (ранее считалось — в 1411/1412 г.) после нашествия Едигея, либо для каменного храма, построенного в 1422–1426 гг. после обретения мощей Сергия и расписанного Рублевым и Даниилом. «Троицу» датировали к. XIV – н. XV века (Л. В. Бетин, В. Г. Брюсова), 1408–1425 гг. (И. Э. Грабарь, М. В. Алпатов), ок. 1411 (= 1412) г. (В. Н. Лазарев, Э. С. Смирнова, Л. И. Лифшиц, Г. В. Попов), 1422–1427 гг. (В. И. Антонова, Ю. А. Лебедева, Н. А. Демина, Г. И. Вздорнов, Т. В. Николаева, Э. К. Гусева и др.). Вопрос о датировке «Троицы» может быть решен только после проведения комплексного исследования всех икон, связываемых с творчеством Андрея Рублева.

  3. Фрагменты орнаментальной росписи в Спасском соборе Спасо-Андроникова монастыря. 1425–1427 гг. (?).

    Уцелели лишь два небольших фрагмента с орнаментальной росписью на откосах двух из трех алтарных окон. В северном, левом, окне на правом откосе сохранились пять орнаментированных медальонов; в южном, правом — шесть (четыре круга на левом откосе и два — в своде арки).

    Были обнаружены в период реставрации и частичного восстановления здания собора в феврале 1952 г. при удалении каменной закладки из проемов алтарных окон. Были промыты и укреплены художникоми-реставратороми ЦНРМ В. Е. Брягиным и С. С. Чураковым.

    В «Житии Сергия Радонежского» (глава «Начало Андроникова монастыря»), являющемся единственным источником при определении времени строительства и росписи собора Спаса Нерукотворного образа, говорится, что храм был сооружен и расписан при игумене Александре, т. е. приблизительно в 1415–1430 гг. (см. выше). Эту традиционную датировку в 1969 г. пыталась пересмотреть В. Г. Брюсова (Брюсова 1969). Опираясь на найденный ею список 1-й Пахомиевской редакции «Жития Сергия Радонежского» (РГБ. Ф. 37. № 20. Л. 79–118) 1560-х гг., она датировала основание монастыря и строительство существующего каменного собора 1390–1392 гг., т. е. отнесла роспись собора Андроньевой обители к числу ранних работ Андрея Рублева. Однако предложенное В. Г. Брюсовой обоснование положения о сознательном «удревлении» Пахомием Логофетом дат основания монастыря и строительства его каменного собора совсем не убедительно. Современный исследователь текстов жития Сергия расценивает сведения главы об Андрониковом монастыре списка РГБ Ф. 37. № 20 как противоречащие историческим реалиям (Клосс 1998:163–164).

    Сохранившиеся фрагменты росписи полностью (а тем более в цвете) не воспроизводились и толком не исследованы.

[ ↑ Содержание ]

Приписываемые произведения:

В этот раздел включены произведения, принадлежность которых Андрею Рублеву не может быть подтверждена документально. Среди них есть произведения, относительно которых можно предполагать авторство Рублева с большой долей вероятности, но также и такие, которые современные ведущие специалисты не считают «рублевскими». Поскольку последние продолжают фигурировать в некоторых исследованиях о художнике как его бесспорные работы, то краткая информация о них приводится в настоящем разделе. В него вошли вещи, в отношении которых за авторство Рублева высказывалось не менее двух специалистов в период после 1918 г., что позволило исключить некоторые явно неубедительные по аргументации атрибуции В. Г. Брюсовой, С. С. Чуракова и Ю. А. Лебедевой. Не включены сюда и безнадежно устаревшие атрибуции великому живописцу таких произведений, как икона «Успение» из местного ряда иконостаса Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря и фрески Троицкой замковой капеллы в Люблине 1418 г.

[ ↑ Содержание ]

А. Стенные росписи

  1. Фрески Успенского собора на Городке в Звенигороде. Возможно, 1396–1399 гг.

    Сохранились следующие части росписи.

    В куполе и подкупольной зоне:

    1. Нижняя часть фигуры Евы (световой барабан, 1-й простенок (счет простенков идет по часовой стрелке начиная от восточного окна), верхняя половина);
    2. Нижняя часть фигуры праотца (световой барабан купола, 4-й простенок, верхняя половина);
    3. Нижняя часть фигуры первосвященника (Аарон? Мельхиседек?) (световой барабан купола, 5-й простенок, верхняя половина);
    4. Голова и плечи пророка (световой барабан купола, 4-й простенок, нижняя половина);
    5. Верхняя часть фигуры пророка Даниила (световой барабан купола, 5-й простенок, нижняя половина);
    6. Незначительные фрагменты «Спаса Нерукотворного на убрусе» (переходная зона от светового барабана купола к аркам и сводам, западная щека восточной подпружной арки);
    7. Небольшие фрагменты архитектурного фона и нимба евангелиста Матфея (юго-восточный парус);
    8. Полуфигура евангелиста Иоанна и небольшие фрагменты горок (северо-восточный парус).

    В жертвеннике:

    1. Фрагменты верхней части композиции «Благовестие Захарии» (северный склон свода и северная стена жертвенника, 1-й регистр);
    2. Незначительные остатки архитектурного фона сцены «Рождество Иоанна Предтечи» (южный склон свода жертвенника, 1-й регистр);
    3. Фрагментарно сохранившаяся верхняя часть композиции «Младенец Иоанн Предтеча, ведомый ангелом в пустыню» (жертвенник, северная стена, 3-й регистр);
    4. Медальон «Мученик Мамант» (жертвенник, северная стена, 2-й регистр, 1-й слева);
    5. Остатки медальона с изображением мученика (жертвенник, северная стена, 2-й регистр, 2-й слева);
    6. Остатки медальона с изображением мученика (жертвенник, северная стена, 2-й регистр, 3-й слева);
    7. Плохой сохранности медальон с изображением преподобномученика (жертвенник, северная стена, 2-й регистр, 4-й слева);
    8. Верхняя часть фигуры святителя (Иоанн Златоуст?) (жертвенник, северная стена, 3-й регистр, слева от композиции «Младенец Иоанн Предтеча, ведомый ангелом в пустыню»).

    На северной стене храма:

    1. Остатки правой части композиции «Успение» (часть архитектурного фона, головы плачущих жен, часть одежд святителя, спина апостола, ангел) (северная стена, восточная часть, выше вершины портала);
    2. Фрагменты ног и концов одежд двух фигур святых (северная стена, восточная часть, 4-й регистр).

    На восточных подкупольных столпах:

    1. Остатки медальона с изображением мученика (юго-восточный подкупольный столп, западная грань, 2-й регистр, крайний справа над центральным медальоном);
    2. Медальон «Мученик Лавр» (юго-восточный подкупольный столп, западная грань, 2-й регистр);
    3. Медальон «Мученик Флор» (северо-восточный подкупольный столп, западная грань, 2-й регистр);
    4. Триумфальный крест на Голгофе (юго-восточный подкупольный столп, западная грань, 3-й регистр);
    5. Триумфальный крест на Голгофе (северо-восточный подкупольный столп, западная грань, 3-й регистр);
    6. «Беседа Варлаама с царевичем Иоасафом» (юго-восточный подкупольный столп, западная грань, 4-й регистр);
    7. «Явление ангела Пахомию Великому» (северо-восточный подкупольный столп, западная грань, 4-й регистр).

    Помимо перечисленного сохранились остатки полотенец; лучшей сохранности — на северной стене камеры на хорах.

    До реставрации 1969–1972 гг. ученым были известны только фрески алтарных столпов. Подробнее о сохранившихся фрагментах живописи см. Филатов 1995.

    Часть (две нижние композиции) никогда не записывавшихся фресок алтарных столпов была обнаружена в 1840-х гг. И. М. Снегиревым. В 1918 г. звенигородской экспедицией Всероссийской комиссии по сохранению и раскрытию памятников древней живописи под руководством Н. Д. Протасова при участии Г. О. Чирикова и И. Э. Грабаря (А. А. Алексеев, Е. И. Брягин и А. А. Тюлин) были обнаружены все прочие фрески алтарных столпов и раскрыты фрагменты двух фигур и полотенечного фриза на северной стене храма; также был расчищен фрагмент полотенечного фриза с двумя медальонами на северной стене камеры на хорах; все фрески были промыты и укреплены. В дальнейшем фрески неоднократно промывались и укреплялись: в 1920 г. (Г. О. Чириков), в 1933 и 1941 г. (Е. А. Домбровская), в 1962 г. (Д. Е. Брягин), в 1983 г. (В. В. и С. В. Филатовы). В период фундаментальных реставрационных работ 1969–1972 гг., осуществленных бригадой художников-реставраторов под руководством В. В. Филатова (А. П. Некрасов, В. П. Витошнов, А. А. Егоров, С. В. Филатов, Т. Б. Яковлева), были найдены и раскрыты ранее неизвестные фрагменты древних фресок в барабане, на парусах, на северной стене и в жертвеннике храма. Был вновь расчищен фрагмент с полотенцами в камере на хорах.

    Точная дата постройки храма неизвестна. Большинство исследователей датируют его временем ок. 1400 г., связывая строительство с победоносным походом князя Юрия Дмитриевича против булгар в 1399 г. (на самом деле, по мнению В. А. Кучкина, он состоялся в 1395–1396 гг.). Есть основания утверждать, что собор был создан до 1399 г. (см., например: Дементьев Е. И. О начале каменного строительства в подмосковном Звенигороде // История СССР. 1981. № 4:202–203; Брюсова 1995:21–22, 24; Брюсова В. Г. О времени построения Успенского собора на Городке Звенигорода // Звенигород за шесть столетий: Сб. ст. [к 600-летию Саввино-Сторожевского монастыря] / Под ред. В. А. Кондрашиной, Л. А. Тимошиной. М., 1998:252–256), предположительно в 1394–1398 гг. (датировка В. Г. Брюсовой — 1388–1392/1393 гг. — представляется слишком ранней).

    Дата росписи не может намного отстоять от времени построения храма, поскольку слой грунта под роспись лежит сразу же по кладке. Вероятно, храм был расписан через год после окончания строительства. Возможно, фрески были выполнены не за один, а за два летних сезона, о чем может свидетельствовать, кажется, несколько более позднее по сравнению с другими росписями создание композиций нижнего регистра предалтарных столпов (Филатов 1998:189). Существует мнение об исполнении фресок ок. 1417–1422 гг. (Ильин 1976:87, 90, 117–119; Брюсова 1995:82, 91–92).

    Впервые фрески алтарных столпов были связаны с именем Рублева И. Э. Грабарем, который приписал ему центральные медальоны, а другому художнику (Даниилу) — композиции нижнего регистра (Грабарь 1926:92, 95). Точку зрения И. Э. Грабаря разделяли В. Н. Лазарев и, без уверенности, М. В. Алпатов, связывавшие нижние композиции с творчеством старшего современника Рублева (Лазарев 1966:17; Алпатов 1972:36). Лишь В. Г. Брюсова приписывала Рублеву фигуры Варлаама и Иоасафа (Брюсова 1953:7–9, 13). В дальнейшем она изменила точку зрения, отдав фрески юго-восточного подкупольного столпа Рублеву, а северо-восточного — Даниилу (Брюсова 1995:88–90). Ср. с обратным мнением С. С. Чуракова (Чураков 1964: 65–66). По мнению Г. В. Попова, Рублевым были выполнены фрески барабана, парусов и, возможно, центральные медальоны на восточных столпах, в то время как композиции «Беседа Варлаама с Иоасафом» и «Явление ангела Пахомию Великому» написаны двумя другими художниками (Попов 1992:131). Следует заметить, что в целом плохая сохранность фресок (о манере письма Лавра и Флора можно судить лишь по фотографиям 1918 г., см. сохранившиеся негативы в ГНИМА, I-606, 609, 611, 613, 614, 616, 617, 621, 622, 628, 629, 632, 636, 655) делает их атрибуцию неопределенной.

  2. Фрески алтарной преграды и западных граней восточной пары столпов собора Рождества Богородицы Саввина-Сторожевского монастыря в Звенигороде. Н. XV в. (?).

    Внизу алтарной преграды, слева и справа от царских врат, сохранились фрагменты фигур преподобных, пустынников и постников, в рост: слева — неизвестный отшельник (Марк Афинский (Фраческий)? Онуфрий Великий?), Павел Фивейский, Арсений Великий (?) (Сисой Великий? Савва Освященный?) и Антоний Великий; справа (крайне плохой сохранности) головы неизвестных — преподобного и монаха. Выше, на алтарных столпах, составляющих с преградой единое целое, сохранились фрагменты от симметрично располагавшихся триумфальных крестов на Голгофе, фигур святых в роскошных одеяниях и парных медальонов с полуфигурами святых (последние — только на северо-восточном столпе). В настоящее время фрагменты фрески с преподобными сняты со стены вместе со штукатуркой и смонтированы на другую основу; хранятся в Звенигородском историко-архитектурном и художественном музее. Сведений о реставрации нет. Фрески алтарной преграды промывались и укреплялись в 1960 г.

    Внимание специалистов привлекали, главным образом, изображения преподобных; остальные фрески фактически не воспроизводились (Э[динг] Б. ф[он]. Фрески в Звенигороде // София. 1914. № 3:98; Брюсова 1995:93–94, рис. 7–8 (схемы)).

    У искусствоведов нет единой точки зрения в вопросе о датировке этих произведений; предлагались даты от первых до последних годов XV в. Высказывалось также мнение о создании этих фресок в 1-й пол. XVI в. (Бетин Л. В., Шередега В. И. Алтарная преграда Рождественского собора Саввино-Сторожевского монастыря // Реставрация и исследования памятников культуры. Вып. 2. М., 1982:52–55).

    Фрески с изображением преподобных были приписаны Рублеву В. Н. Лазаревым (Лазарев 1955:122, 124; Лазарев 1966:43). С. С. Чураков связывал их с Даниилом (Чураков 1966:102). В дальнейшем за авторство Рублева или Даниила высказывалась только В. Г. Брюсова (Брюсова 1995:94–95). У большинства специалистов эта атрибуция не нашла поддержки. Наблюдения Г. И. Вздорнова над стилем и техникой этих фресок исключают возможность авторства Рублева (Вздорнов 1963:80–81).

[ ↑ Содержание ]

Б. Иконы

  1. Иконы из деисусного чина (так наз. Звенигородского чина):

    Ок. 1396–1399 гг.

    Обнаружены в 1918 г. Г. О. Чириковым под грудой дров в сарае при Успенском соборе на Городке в Звенигороде (ср. с «мифологическими» сведениями О. И. Подобедовой, см.: Кавельмахер 1998:212–213, примеч. 1; Плугин 2001:168, примеч. 315). После реставрации поступили в ГИМ, откуда в 1930 г. были переданы в ГТГ.

    Раскрыты в 1918–1919 г. в реставрационной мастерской Комиссии И. Э. Грабаря Е. И. Брягиным, А. А. Михайловым, М. И. Тюлиным, П. И. Юкиным, А. В. Тюлиным («Архангел Михаил»), И. И. Сусловым, А. А. Алексеевым, А. А. Тюлиным, И. В. Овчинниковым, А. В. Тюлиным («Апостол Павел») и другими (о «Спасе» сведений нет).

    Согласно документам к. XVII в., тогда иконы были развешаны по стенам собора (Сборник материалов для VIII археологического съезда в Москве. Вып. 4: Московская губерния и ее святыни: История, археология и статистика / Сост. И. Токмаков. М., 1889:14; Брюсова 1995:149). В самом храме сохранилась доска иконы «Иоанн Предтеча» (без следов старой живописи). Во время реставрационных работ 1969–1972, 1983 гг. В. В. Кавельмахером и В. В. Филатовым были обнаружены следы древних брусьев (тябл), на которых крепились иконы деисуса. Некоторые особенности нанесения штукатурного слоя под фрески в местах прилегания тябла к западным граням предалтарных столпов свидетельствуют, что иконостас был установлен одновременно с выполнением росписи храма (Филатов 1995:398–399; Кавельмахер 1998:201; Филатов 1998:185, 189). Все это говорит о том, что деисус был создан вместе с фресками Успенского собора вскоре после завершения его строительства.

    Размеры собора и документы XVII в. показывают, что Звенигородский чин состоял из девяти икон: помимо вышеуказанных в него входили «Богоматерь», «Архангел Гавриил», «Апостол Петр», «Василий Великий» и «Иоанн Златоуст» (?) (см.: Смирнова 1988:277; Кавельмахер 1998:199–200).

    Исходя из предположения В. Г. Брюсовой, что Звенигородский чин из семи икон не мог поместиться в Успенском соборе, так как якобы не мог пересекать фресковых изображений на столпах (Брюсова 1953:9–10), многие исследователи считали эти произведения созданными для других храмов. Сенсационное предположение В. В. Кавельмахера о создании Звенигородского чина вместе с «Троицей» для иконостаса деревянного Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря ок. 1412 г., не подкрепленное ни письменными источниками, ни косвенными данными, не может рассматриваться даже в качестве рабочей гипотезы (Кавельмахер 1998:206–216).

    Звенигородский чин датируется временем с к. XIV века по 1420-е гг., в соответствии с представлениями авторов о поре зрелости рублевского стиля. Поскольку предпочтительная датировка самого собора — 1394–1398 гг., можно предположительно датировать иконы к. XIV в.

    Все исследователи, за исключением молодого М. В. Алпатова, Г. В. Жидкова и И. Л. Бусевой-Давыдовой, единодушны во мнении, что иконы Звенигородского чина созданы Рублевым. С. С. Чураков связывает «Спаса» и «Архангела Михаила» с Даниилом (Чураков 1964:68–69). Напротив, В. И. Антонова и В. Г. Брюсова приписывают ему «Апостола Павла» (Антонова 1963:283, примеч. 2; Брюсова 1995:26). В принадлежности кисти Рублева иконы Павла высказывала сомнения Ю. А. Лебедева, считавшая ее выполненной помощником мастера (Lebedewa 1962:73).

  2. Иконы из иконостаса Благовещенского собора Московского Кремля. ГМЗМК.

    Иконы из деисусного чина:

    • Архангел Михаил (Инв. Ж-1388 / 3235 соб. 210×121 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1918 г. Е. И. Брягиным, А. А. Тюлиным, А. А. Алексеевым, Н. П. Клыковым, И. В. Овчинниковым),
    • Апостол Петр (Инв. Ж-1390 / 3227 соб. 210×107 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1918 г. Е. И. Брягиным, В. Е. Израсцовым, Н. П. Клыковым),
    • Димитрий Солунский (Инв. Ж-1394 / 3241 соб. 210×102 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1918 г.),
    • Мученик Георгий (Инв. Ж-1395 / 3242 соб. 210×102 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1918 г.).
    Михаил и Петр — 1390-е гг. Димитрий и Георгий — 1390-е гг. (?).

    Иконы из праздничного чина:

    • Благовещение (Инв. Ж-1396 / 3243 соб., 80,5×60,5 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1918 г. А. В. Тюлиным, И. Я. Тюлиным, Г. О. Чириковым),
    • Рождество Христово (Инв. Ж-1397 / 3244 соб. 80,5×61,5 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1918 г. Е. И. Брягиным, Г. О. Чириковым),
    • Сретение (Инв. Ж-1408 / 3255 соб. 80,5×61,0 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1918 г. А. В. Тюлиным, Г. О. Чириковым),
    • Крещение (Инв. Ж-1398 / 3245 соб. 81,0×61,5 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1918 г. А. В. Тюлиным, Е. И. Брягиным, Г. О. Чириковым, П. И. Юкиным),
    • Преображение (Инв. Ж-1401 / 3248 соб. 80×60 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1918 г. В. А. Тюлиным, Г. О. Чириковым),
    • Воскрешение Лазаря (Инв. Ж-1399 / 3246 соб. 80,5×61,0 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1918 г. В. А. Тюлиным, А. В. Тюлиным, А. А. Тюлиным),
    • Вход в Иерусалим (Инв. Ж-1400 / 3247 соб. 81×63 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1918 г. А. В. Тюлиным, Е. И. Брягиным).
    1-я пол. XV в.

    До н. 1980-х гг. «благовещенские» праздники рассматривались большинством специалистов как произведения, бесспорно принадлежащие кисти Рублева, исходя из, казалось бы, очевидного факта написания иконостаса Благовещенского собора в 1405 г. — одновременно с росписью здания — Феофаном Греком, Прохором с Городца и Андреем Рублевым, хотя летописное свидетельство ничего не говорит о создании икон (см. раздел «Источники». А-1). Именно так трактовал историю Благовещенского иконостаса вскоре после его раскрытия И. Э. Грабарь, связавший с Рублевым иконы великомучеников из деисуса и левую половину праздничного ряда (шесть икон, исключая «Воскрешение Лазаря», см.: Грабарь 1926:79–85, 108). Точка зрения И. Э. Грабаря стала доминирующей в 1950–1970-е гг., после ее дополнительного обоснования и развития В. Н. Лазаревым (Лазарев 1946:60–64; особенно Лазарев 1955:126–132). В. Н. Лазарев справедливо присоединил к «рублевской» группе праздников икону «Воскрешение Лазаря», что было подтверждено исследованиями 1980-х гг.

    Хотя в научной литературе 1950–1970-х гг. почти не возникало сомнений по поводу того, что сохранившаяся древняя часть иконостаса Благовещенского собора была создана в 1405 г. тремя мастерами (кроме Л. В. Бетина, см.: Бетин 1975), имелись известные колебания в атрибуции семи праздников Рублеву. Так, М. В. Алпатов определенно связывал с художником лишь четыре иконы, отказывая в его авторстве то двум, то трем. М. А. Ильин считал, что композиция и рисунок всех благовещенских праздников принадлежат Феофану Греку, тогда как Рублев был здесь «лишь исполнителем» (Ильин 1960:112–113). Н. А. Демина полагала, что в этих произведениях «характерные черты живописи Рублева не нашли яркого отражения» (Демина 1963:25). Л. В. Бетин рассматривал праздники в так называемой «рублевской» части как коллективную работу, в которой Рублев не принимал участия (Бетин 1975:42; Бетин 1982:37–43).

    Что касается икон деисусного ряда, то Рублеву приписывали: «Архангела Михаила» — Н. Е. Мнева, А. Н. Свирин, О. В. Зонова, Н. А. Никифораки, С. С. Чураков, М. А. Ильин; «Апостола Петра» — Н. А. Никифораки, С. С. Чураков; «Георгия» — И. Э. Грабарь, В. Г. Брюсова, Ю. А. Лебедева, без уверенности М. В. Алпатов, Л. В. Бетин; «Димитрия» — И. Э. Грабарь, Н. Е. Мнева, Ю. А. Лебедева, С. С. Чураков, без уверенности М. В. Алпатов и Н. А. Демина.

    В н. 1980-х гг. трудами Л. А. Щенниковой гипотеза И. Э. Грабаря о написании икон в 1405 г. была отвергнута; было доказано, что все убранство интерьера Благовещенского собора погибло во время пожара Москвы 21 июня 1547 г. (Щенникова 1982, 1983). Ею затем была предложена новая датировка и атрибуция праздничного чина, решительно отвергающая предположение об авторстве Рублева (Щенникова 1983, 1986, 1988, 1990/2:46–47, 51, 54–59).

    Точка зрения Л. А. Щенниковой была поддержана (и в некоторых положениях развита) Г. И. Вздорновым, С. И. Голубевым, Л. М. Евсеевой, И. А. Кочетковым, Ю. Г. Малковым, Г. В. Поповым, О. С. Поповой и Э. С. Смирновой. Авторство Рублева по-прежнему признают Г. К. Вагнер, Л. И. Лифшиц, Е. Я. Осташенко, В. А. Плугин, В. Н. Сергеев и А. И. Яковлева. Совершенно особое мнение было высказано Н. К. Голейзовским, который датирует иконы праздников сер. XVI в. (Голейзовский 1998:111–114).

    В настоящее время преобладает та точка зрения, что Благовещенский иконостас является составным: деисусный чин и праздники были привезены в Кремль после пожара 1547 г. из двух разных храмов. Существуют некоторые аргументы в пользу происхождения деисуса из Успенского собора Коломны. Большинство специалистов склоняется к мнению, что все иконы деисуса написаны выдающимся греческим художником (возможно, Феофаном Греком) и только «Георгий» и «Димитрий» могли быль присоединены к чину несколько позже. Происхождение праздничного ряда неизвестно.

  3. Иконы иконостаса Успенского собора во Владимире (так называемого Васильевского иконостаса). Ок. 1410 г.

    Иконы из деисусного чина:

    • Спас в силах (ГТГ. Инв. 22961. 314×220 см. Раскрыта в ГТГ в 1934–1936 гг. Г. О. Чириковым, И. В. Овчинниковым, Е. А. Домбровской, И. И. Сусловым, И. А. Барановым),
    • Богоматерь (ГТГ. Инв. 22125. 313×106 см. Раскрыта в ЦГРМ и ГТГ в 1932–1935 гг. В. О. Кириковым, И. И. Сусловым, И. В. Овчинниковым),
    • Иоанн Предтеча (ГТГ. Инв. 22960. 313×105 см. Раскрыта в ЦГРМ и ГТГ в 1932–1935 гг. В. О. Кириковым, И. И. Сусловым, И. В. Овчинниковым, Е. А. Домбровской),
    • Архангел Михаил (ГТГ. Инв. 19732. 314×128 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1923–1928 гг. В. О. Кириковым и в ГТГ в 1937 г. И. И. Сусловым и И. А. Барановым),
    • Архангел Гавриил (ГТГ. Инв. 19726. 317×128 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1923–1924 гг. И. И. Сусловым, П. И. Юкиным, В. О. Кириковым и в ГТГ в 1937 г. И. И. Сусловым и И. А. Барановым),
    • Апостол Петр (ГРМ. Инв. ДРЖ-2134. 312×105 см. Раскрыта в ЦГРМ до 1934 г. (частично) и в ГРМ в 1935–1936 гг. И. Я. Челноковым, И. И. Тюлиным, Я. В. Сосиным),
    • Апостол Павел (ГРМ. Инв. ДРЖ-2722. 311×104 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1923–1924 гг. И. И. Сусловым, В. О. Кириковым, Г. О. Чириковым),
    • Иоанн Богослов (ГТГ. Инв. 19730. 312×105 см. Раскрыта в ГТГ в 1948, 1950 г. И. А. Барановым, В. Г. Брюсовой),
    • Апостол Андрей (ГТГ. Инв. 19731. 313×105 см. Раскрыта в ГТГ в 1950 г. И. А. Барановым, В. Г. Брюсовой),
    • Василий Великий (ГРМ. Инв. ДРЖ-2663. 313×105 см; под записью XIX в.),
    • Иоанн Златоуст (ГТГ. Инв. 19727. 313×105 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1920-х гг. и в ГТГ в 1956–1957 гг. И. А. Барановым, В. Юшкевичем),
    • Григорий Богослов (ГТГ. Инв. 19725. 314×106 см. Раскрыта в ГТГ в 1952 г. И. А. Барановым),
    • Николай Чудотворец (ГРМ. Инв. ДРЖ-2662. 313×104 см; под записью XIX в.).

    Иконы из праздничного чина:

    • Благовещение (ГТГ. Инв. 22951. 125×94 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1924 г. П. И. Юкиным, в 1932 г. (?) И. И. Сусловым и в 1933 г. В. О. Кириковым),
    • Сретение (ГРМ. Инв. ДРЖ-2135. 124,5×92 см. Раскрыта в ГРМ в 1938–1940 гг. Н. Е. Давыдовым, Я. В. Сосиным),
    • Крещение (ГРМ. Инв. ДРЖ-2098. 124×93 см. Раскрыта в ГРМ в 1935–1936 гг. Н. Е. Давыдовым, И. Я. Челноковым),
    • Сошествие во ад (ГТГ. Инв. 22953. 124×94 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1923–1924 гг. В. О. Кириковым, П. И. Юкиным),
    • Вознесение (ГТГ. Инв. 14249. 125×92 см. Раскрыта в ЦГРМ в 1919 г. И. А. Барановым, Г. О. Чириковым, А. Т. Михайловым, В. А. Тюлиным).

    Иконы из пророческого чина:

    • Пророк Софония (ГРМ. Инв. ДРЖ-2136. 157×149,5 см. Раскрыта в ГРМ в 1940–1941 гг. Н. Е. Давыдовым, в 1948–1949 гг. И. Я. Челноковым и в 1950-е гг. Ф. А. Каликиным),
    • Пророк Захария (ГРМ. Инв. ДРЖ-1701. 157×151 см; под записью XIX в.).

    Древний иконостас Успенского собора г. Владимира был продан в 1768–1774 гг. крестьянам с. Васильевское Шуйского уезда Владимирской губернии. Сохранившиеся иконы были вывезены из Васильевского экспедициями ЦГРМ в 1918 («Павел», «Вознесение») и 1923 г. В ГТГ и ГРМ иконы поступили из ЦГРМ в 1934 г., за исключением «Павла» (из Антиквариата в 1933 г.), «Сошествия во ад» (из ГРМ в 1934 г.) и «Вознесения» (из ГИМ в 1930 г.).

    Согласно предложенному И. Э. Грабарем истолкованию летописной записи 1408 г. о работе над росписью Успенского собора во Владимире Даниила и Андрея Рублева, «подписание» храма включало в себя и исполнение иконостаса. В таком случае Даниил и Андрей Рублев исполнили иконы одновременно со стенными росписями. Однако в 1920–1940-х гг. мнение И. Э. Грабаря — по крайней мере, в определении авторства — не разделялось другими исследователями (М. В. Алпатов, Г. В. Жидков, А. И. Некрасов). Позже, благодаря работам В. Н. Лазарева, точка зрения И. Э. Грабаря получила общее признание: иконостас стали рассматривать как совместную работу Андрея Рублева и Даниила с художниками их мастерской, выполненную в 1408 г.

    В своих ранних статьях М. В. Алпатов писал о владимирском иконостасе как о «более поздней», по сравнению с фресками 1408 г., работе, исполненной под влиянием Рублева; наиболее «рублевскую» икону его праздничного ряда «Вознесение» он определял как «псевдо-рублевскую» (Алпатов 1926:27; Alpatov 1932:312). Позднее он тоже присоединился к общему мнению (Алпатов 1972:70, 74). Только Ю. А. Лебедева полагала, что иконы васильевского деисуса написаны современниками Андрея Рублева, связывая с самим Рублевым лишь икону апостола Павла (Lebedewa 1962:54, 55).

    В последние десятилетия наметилась тенденция вывести иконы владимирского иконостаса из числа произведений Андрея Рублева. Э. С. Смирнова, изучавшая иконы праздников, на которых живопись сохранилась лучше, пришла к выводу, что этот комплекс имеет «лишь опосредствованное отношение к творчеству Андрея Рублева» (Смирнова 1985:57, 62). В 1986 г. была опубликована новая гипотеза о времени создания иконостаса. Ее автор Н. К. Голейзовский сделал попытку отождествить комплекс иконостаса из Успенского собора во Владимире с созданным в 1481 г. четырьмя художниками (в том числе Дионисием) иконостасом московского Успенского собора, опираясь, главным образом, на совпадение числа входивших в оба памятника икон и сходство их состава, согласно описям XVII–XVIII вв. (Голейзовский, Дергачев 1986). При этом полностью игнорируются художественные признаки самого памятника, который не может быть выведен из круга произведений 1-й трети XV в. Точка зрения Н. К. Голейзовского не нашла поддержки специалистов. Только В. Г. Брюсова, пытаясь совместить полярные точки зрения, выдвинула неаргументированную версию о сборном характере иконостаса, в котором якобы имеются иконы 1481 г., написанные артелью Дионисия для Успенского собора Московского Кремля, и иконы владимирского Успенского собора Андрея Рублева и Даниила (Брюсова 1995:69–74).

    Большинство специалистов сходится на том, что иконы иконостаса Успенского собора во Владимире написаны московскими мастерами около 1410 г., вопрос об авторах его продолжает оставаться дискуссионным.

  4. Иконы иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря. Ок. 1425 г. СПИХМЗ.

    Царские врата с изображениями Благовещения и четырех евангелистов (Инв. 2772. 173×41,5 см каждая створка. Раскрыты в 1959–1960 гг. Н. А. Барановым и в 1963–1969 гг. А. Н. Барановой).

    Иконы из деисусного чина:

    • Спас в силах (Инв. 3034. 188,2×136,2 см. Раскрыта в 1919 г. (сведений о мастерах нет) и в 1925 г. Н. А. Барановым),
    • Богоматерь (Инв. 3042. 188,5×83 см. Раскрыта в 1919 г.),
    • Иоанн Предтеча (Инв. 3035. 189×82,5 см. Раскрыта в 1925 г. Н. А. Барановым),
    • Архангел Михаил (Инв. 3043. 190,5×92 см. Раскрыта в 1919 г. (сведений о мастерах нет) и в 1924–1925 гг. Н. А. Барановым),
    • Архангел Гавриил (Инв. 3036. 189,5×89,5 см. Раскрыта в 1926 г. Н. А. Барановым),
    • Апостол Петр (Инв. 3044. 189×82 см. Раскрыта в 1918–1919 гг. А. А. Тюлиным, В. О. Кириковым, Г. О. Чириковым, В. К. Тарыгиным),
    • Апостол Павел (Инв. 3037. 189×83 см. Раскрыта в 1928 г. Н. А. Барановым. В 1929–1944 гг. находилась на постоянном хранении в ГТГ),
    • Иоанн Богослов (Инв. 3045. 189×75 см. Раскрыта в 1925–1926 гг. Н. А. Барановым),
    • Апостол Андрей (Инв. 3038. 190×75 см. Раскрыта в 1928–1929 гг. Н. А. Барановым),
    • Василий Великий (Инв. 3046. 189×79 см. Раскрыта в 1925–1926 гг. Н. А. Барановым),
    • Иоанн Златоуст (Инв. 3039. 188×82,5 см. Раскрыта в 1929–1930 гг. Н. А. Барановым),
    • Григорий Богослов (Инв. 3047. 189,5×74 см. Раскрыта в 1926–1929 гг. Н. А. Барановым),
    • Николай Чудотворец (Инв. 3040. 189×73,8 см. Раскрыта в 1927–1928 гг. Н. А. Барановым),
    • Димитрий Солунский (Инв. 3048. 189×80 см. Раскрыта в 1926 г. Н. А. Барановым),
    • Мученик Георгий (Инв. 3041. 188×80,3 см. Раскрыта в 1927, 1944 гг. Н. А. Барановым).

    Иконы из праздничного чина:

    • Благовещение (Инв. 3067. 88×63 см. Раскрыта в 1930 г. Н. А. Барановым),
    • Рождество Христово (Инв. 3066. 87×62,2 см. Раскрыта в 1930–1931, 1941 гг. Н. А. Барановым),
    • Сретение (Инв. 3065. 87,5×66 см. Раскрыта в 1944 г. Н. А. Барановым),
    • Крещение (Инв. 3064. 87,2×62 см. Раскрыта в 1918 г. Г. О. Чириковым, В. А. Тюлиным, И. И. Сусловым, В. Е. Гороховым, И. П. Догадиным),
    • Преображение (Инв. 3063. 87×66 см. Раскрыта в 1918–1919 гг. В. Е. Гороховым, Е. И. Брягиным, И. П. Догадиным),
    • Воскрешение Лазаря (Инв. 3062. 89×66 см. Раскрыта в 1919 г. (сведений о мастерах нет) и в 1924–1925, 1944 гг. Н. А. Барановым),
    • Вход в Иерусалим (Инв. 3061. 88×66,5 см. Раскрыта в 1919 г. (сведений о мастерах нет) и в 1924–1925 гг. Н. А. Барановым),
    • Тайная вечеря (Инв. 3049. 88×67,5 см. Раскрыта в 1940 г. И. И. Сусловым, Н. А. Барановым, И. А. Барановым),
    • Евхаристия (Преподание хлеба) (Инв. 3060. 87,5×68 см. Раскрыта в 1940–1941 гг. Н. А. и И. А. Барановыми, И. И. Сусловым),
    • Евхаристия (Преподание вина) (Инв. 3050. 87,5×67 см. Раскрыта в 1940–1941 гг. Н. А. Барановым, И. И. Сусловым),
    • Омовение ног (Инв. 3059. 88×68 см. Раскрыта в 1940 г. И. И. Сусловым),
    • Распятие (Инв. 3051. 88×64,5 см. Раскрыта в 1940–1941 гг. Н. А. Барановым и И. И. Сусловым (?)),
    • Снятие с креста (Инв. 3052. 88×66 см. Раскрыта в 1946–1948 гг. Н. А. Барановым),
    • Оплакивание (Инв. 3053. 88,5×68 см. Раскрыта в 1941 г. (сведений о мастерах нет) и в 1945 г. Н. А. Барановым, В. Г. Брюсовой),
    • Сошествие во ад (Инв. 3054. 88×66 см. Раскрыта в 1941 г. И. И. Сусловым),
    • Жены мироносицы (Инв. 3055. 88,2×66 см. Раскрыта в 1941 г. И. И. Сусловым),
    • Вознесение (Инв. 3056. 87,5×65 см. Раскрыта в 1941 г. (сведений о мастерах нет) и в 1945 г. Н. А. Барановым),
    • Сошествие Святого Духа (Инв. 3057. 88,5×66 см. Раскрыта в 1946–1947 гг. Н. А. Барановым),
    • Успение (Инв. 3058. 88×66 см. Раскрыта в 1946–1947 гг. Н. А. Барановым).

    Иконы из пророческого чина:

    • Моисей (?) и царь Давид (Инв. 3072. 99×172 см. Раскрыта в 1946 г. Н. А. Барановым),
    • Царь Соломон и Исайя (Инв. 3069. 98×180,5 см. Раскрыта в 1945 г. Н. А. Барановым),
    • Иоиль (?) и Иона (?) (Инв. 3073. 98×178 см. Раскрыта в 1946 г. Н. А. Барановым),
    • Иеремия (?) и Гедеон (?) (Инв. 3070. 97×181,5 см. Раскрыта в 1945–1946 гг. Н. А. Барановым),
    • Иаков (?) и Даниил (Инв. 3074. 98×176 см. Раскрыта в 1918–1919 гг. В. А. Тюлиным, И. И. Сусловым, В. О. Кириковым и в 1944 г. Н. А. Барановым),
    • Иезекииль (?) и Аввакум (Инв. 3071. 96,5×177,5 см. Раскрыта в 1945–1946 гг. Н. А. Барановым).

    Жития Никона и Сергия Радонежских сообщают о «подписании» Троицкого собора Андреем Рублевым и Даниилом и о том, что работа была завершена до смерти Никона, т. е. до ноября 1428 г., но ничего не говорят о написании иконостаса (см. раздел «Источники». Б-2). Тем не менее все исследователи единодушны в том, что, по меньшей мере, Рублеву и Даниилу принадлежат замысел, общее руководство созданием иконостаса и иконографические схемы икон. В. Г. Брюсова сомневается в изначальности пророческого чина (Брюсова 1995:104–105).

    Несмотря на свою исключительную ценность — это единственный из первых высоких иконостасов раннего XV в., сохранившийся практически полностью (утрачены лишь «Богоматерь Знамение» в центре пророческого чина и, возможно, один праздник) и находящийся в том самом храме (за исключением царских врат), для которого он был создан, притом так или иначе связанный с именем Рублева, — этот памятник до сих пор монографически не исследован. Разграничением рук мастеров и выявлением художественных особенностей икон иконостаса занимались Н. А. Демина (Демина 1956:320–324; Демина 1972:82–165), В. Н. Лазарев (Лазарев 1966:43–51, 138–146, табл. 142–183) и Ю. А. Лебедева (Лебедева 1959:20–26; Лебедева 1960:64–70; Lebedewa 1962:86–95, 102–122; Лебедева 1968:80–93), но при этом в литературе даже кратко были рассмотрены далеко не все иконы. Лишь недавно впервые были опубликованы все иконы иконостаса (правда, не в лучшем цветном воспроизведении): Балдин, Манушина 1996. Ил. 19, 22–62, 208–210.

    Вопрос об авторстве тех или иных икон иконостаса в настоящее время следует считать открытым. Если И. Э. Грабарь распределял раскрываемые иконы всего между двумя мастерами — Рублевым и Даниилом (из 14 раскрытых к 1926 г. икон 11 он отдавал кисти Рублева, см.: Грабарь 1926:85–89, 109–110), то в дальнейшем возобладало мнение, что иконостас был выполнен большой артелью иконописцев во главе с Даниилом и Андреем. По мнению Ю. А. Лебедевой, над иконостасом работало не менее 15–18 мастеров, а согласно наблюдениям Н. А. Деминой и В. Н. Лазарева, над ним «трудилось от двадцати до двадцати пяти художников» (Лазарев 1946:64); точнее — как минимум 25! С самим Рублевым эти авторы связывали лишь несколько икон; В. Н. Лазарев писал о несомненной принадлежности его кисти «Архангела Гавриила», «Апостола Павла» и «Крещения». Э. С. Смирнова вообще оставляет за Рублевым и Даниилом лишь общее руководство работой, отрицая их личное участие в написании икон (Смирнова 1988:30).

    Следует подчеркнуть, что подлинная живопись этих произведений сохранилась плохо: зачастую к первоначальным относятся лишь рисунок и основные подкладочные цвета. Правильное восприятие живописи искажают очень сильные загрязнения, старые записи, реставрационные тонировки. К тому же невозможно разделить мнение Т. В. Николаевой о «ювелирном мастерстве» основного реставратора этого комплекса (Николаева 1977:19). Иконостас нуждается в новой научной реставрации и всестороннем комплексном исследовании. Эта работа позволит увидеть подлинную живопись памятника и решить вопрос об атрибуции составляющих его икон. Но уже сейчас можно говорить об ошибочности мнения о большом количестве работавших над иконостасом мастеров: вероятно, иконостас был создан всего двумя художниками (Рублевым и Даниилом), которым помогало несколько человек.

  5. Спас в силах. 1-я четв. XV в. (?). ГТГ. Инв. 22124. 18×16 см. Пост. из ЦГРМ в 1932 г. Находилась в собр. К. Т. Солдатенкова. В. И. Антонова считала, что известие об этом является ошибочным и на самом деле икона происходит из собр. П. И. Севастьянова (Антонова, Мнева 1963. Т. 1:278–279). Однако точка зрения В. И. Антоновой не получила подтверждения.

    Икона была предположительно приписана Рублеву В. И. Антоновой. Эта атрибуция была принята В. Н. Лазаревым и С. С. Чураковым. Против авторства Андрея Рублева решительно возражал М. В. Алпатов, аргументация которого сохраняет свое значение и поныне (Алпатов 1972:155–156, 159). В качестве работы Андрея Рублева она продолжает расматриваться В. Г. Брюсовой (1995) и Ю. А. Пятницким (1998). По мнению Г. И. Вздорнова и Э. С. Смирновой, икону можно датировать началом XV в., не связывая ее с Рублевым (устно, 1998).

  6. Богоматерь Владимирская. 1395 – сер. 1410-х гг. ВСИХМЗ. Инв. В-2971. 101×69 см. На обороте — изображение Голгофского креста — живопись XIX в. Происходит из Успенского собора во Владимире, откуда в 1921 или в 1923 г. была передана во Владимирский музей. Раскрыта в 1918 г. владимирской экспедицией Всероссийской комиссии по сохранению и раскрытию памятников древней живописи И. Э. Грабаря (Г. О. Чириков, Ф. А. Модоров, И. А. Баранов).

    Одна из самых древних копий считавшейся чудотворной византийской иконы «Богоматерь Владимирская» н. XII в., сделанная в размер оригинала.

    Рублеву икону приписывают И. Э. Грабарь, А. И. Анисимов, В. Н. Лазарев, Г. И. Вздорнов, В. Н. Сергеев, Э. К. Гусева, В. Г. Брюсова, В. А. Плугин, в то время как М. В. Алпатов и Э. С. Смирнова решительно отвергают его авторство.

    Икону часто датируют 1408 г., исходя из факта работы Рублева и Даниила во Владимире. (В. Г. Брюсова датирует ее 1409–1411 гг.) Однако в написании иконы в 1408 г. не было необходимости, так как древний образ, кажется, находился тогда во Владимире. Во всяком случае, он был там в 1410 г., см.: ПСРЛ. Т. 6. СПб., 1897:216. Можно предположить, что произведение исполнено в Москве в связи с событиями 1395 г., когда сюда временно привезли древнюю «Богоматерь Владимирскую».

  7. Богоматерь Владимирская. 1395 – сер. 1410-х гг. ГМЗМК, Успенский собор. Инв. Ж-310 / 3229 соб. 102×68 см. Происходит из Успенского собора Московского Кремля, впервые упоминается в описи начала XVII в., древнейшей из сохранившихся. Раскрыта в ЦГРМ в 1920 г. (Е. И. Брягин, И. И. Клыков).

    Одна из самых древних копий считавшейся чудотворной византийской иконы «Богоматерь Владимирская» н. XII в., сделанная в размер оригинала.

    Памятник был приписан Андрею Рублеву, с датировкой около 1395 г., В. И. Антоновой (Антонова 1966); эти атрибуция и датировка разделяются Г. К. Вагнером и И. А. Кочетковым. Произведением Рублева — с датировкой 1380-ми гг. — считает ее и В. Г. Брюсова. Чаще икону датируют началом или 1-й четв. XV в. (См., например: Толстая Т. В. Успенский собор Московского Кремля. М., 1979. Ил. 86).

    Икона является произведением не особенно высокого качества; на этом основании большинство специалистов считают Андрея Рублева непричастным к ее созданию.

  8. Богоматерь Владимирская. 1-я треть XV в. ГРМ. Инв. ДРЖ-275. 29×17,5 см. Из собр. В. А. Прохорова (1898). Раскрыта до поступления в музей; сведений об этой реставрации нет. Дополнительно реставрировалась в ГРМ в 1930-е гг. (Н. Е. Давыдов), в 1960 г. (Н. В. Перцев), в 1987–1996 гг. (С. И. Голубев).

    В литературе к. XIX – 1-й трети XX в., начиная с первой публикации иконы (Опись русских древностей, составляющих собрание В. А. Прохорова. СПб., 1896:36, № 744), она фигурировала как приписываемое Андрею Рублеву произведение (см., напр.: Кондаков 1911:179). С именем Рублева икону впервые определенно связал Д. В. Айналов (Ainalov 1933:98–99). Позже на авторстве Рублева, с датировкой памятника к. XIV в., настаивала Ю. А. Лебедева (Лебедева 1957:68–69; Lebedewa 1962:34–37). Мнение Д. В. Айналова и Ю. А. Лебедевой было поддержано В. И. Антоновой (ок. 1411 г.), М. В. Алпатовым, В. Г. Брюсовой, Ю. А. Пятницким. В настоящее время большинство исследователей разделяют позицию И. Э. Грабаря, считавшего икону «произведением эпохи, а не мастерской Рублева» (Грабарь 1926:104; ср.: Лазарев 1966:58, примеч. 29; Вздорнов 1970:329, 330; Попов 1975:20; Смирнова 1988:26, 278, репр. 95, 97). Св. Радойчич и Г. В. Попов не исключают возможность нерусского происхождения памятника (Попов 1975:125, примеч. 22; ср.: Смирнова 1988:278).

  9. Иоанн Предтеча. Сер. (?) XV в. ЦМиАР. Инв. КП-161. 105×83,5 см. Происходит из Никольского Песношского монастыря около города Дмитрова. Раскрыта в ЦМиАР в 1960–1961 гг. В. О. Кириковым. Принадлежала деисусному полуфигурному чину типа Звенигородского (высказывавшееся мнение о том, что икона была полнофигурной (Ильин 1964; Лазарев 1966:146, табл. 184–185), ошибочно (Попов 1973:18, примеч. 35).

    Эта необычайно высокого качества икона была связана Н. А. Деминой (устно) с творчеством Андрея Рублева уже во время ее раскрытия в 1960–1961 гг. (см. также: Демина 1972:38–39). В качестве произведения Андрея Рублева рассматривалась также М. А. Ильиным (Ильин 1976:97, 101) и, с оговорками, М. В. Алпатовым (Алпатов 1972:127–128).

  10. Архангел Михаил, с деяниями. Ок. 1399 г. ГМЗМК, Архангельский собор. Инв. Ж-469 / 22 соб. 235×182 см. Раскрыта в музее в 1930-х гг. И. А. Барановым.

    Храмовая икона Архангельского собора в Московском Кремле, выполненная ок. 1399 г., когда Феофан Грек с учениками расписывали собор. Долгое время памятник неверно связывался с преданием о княгине Евдокии, вдове Дмитрия Донского, которая незадолго до своей кончины в 1407 г. заказала какую-то икону архангела Михаила; это затрудняло его правильную датировку. Определенно икона была связана с 1399 г. Э. С. Смирновой (Смирнова 1988:273, репр. 68–76).

    Произведение было приписано Андрею Рублеву его первыми публикаторами (Гордеев, Мнева 1947:88; клейма рассматривались как совместная работа Андрея Рублева и других художников). В дальнейшем икону работой Рублева считали В. Г. Брюсова (Брюсова 1951 (только клейма); Брюсова 1995:29–31 (совместная работа Андрея и Даниила)), В. А. Плугин (Плугин 2001:9, 354–355, примеч. 46) и А. И. Яковлева (устно).

  11. Иконы из праздничного ряда неизвестного храма: Рождество Христово (ГТГ. Инв. 2952. 71×53 см) и Вознесение (ГТГ. Инв. 12766. 71×59 см). 2-я пол. XV в. (?).

    «Рождество Христово» поступило из ЦГРМ в 1933–1934 гг., «Вознесение» — из ГИМ в 1930 г. (ранее в собр. С. П. Рябушинского). «Вознесение» реставрировалось (или было написано вместе со второй иконой на старых досках?) в к. XIX – н. XX в. А. В. Тюлиным. «Рождество Христово» после пробной расчистки 1923 г. (М. И. Тюлин) было раскрыто от потемневшей олифы и укреплено 15 апреля (sic!) 1924 г. П. И. Юкиным.

    Длительное время эти иконы не рассматривались вместе и считались написанными в разное время (от начала до 3-й четв. XV в.), пока, наконец, не было установлено, что они просходят из одного праздничного ряда (в предположительной форме — Алпатов 1967:171; Демина 1972:93; определенно — Вздорнов 1970:349–350).

    Поскольку «Рождество Христово» было вывезено в 1922 г. из Рождественской церкви Рождественской слободы в Звенигороде, иконы до сих пор рассматриваются как написанные для одного из звенигородских соборов. Однако это мнение другими источниками не подтверждается.

    Датируя иконы 1410–1420-ми гг., на возможность авторства Рублева или Даниила указывал Г. И. Вздорнов (Вздорнов 1970:350). «Рождество Христово» приписывали Рублеву Д. В. Айналов (Ainalov 1933:98), В. Г. Брюсова (Брюсова 1953) и М. А. Ильин (Ильин 1976:83–84). В дальнейшем В. Г. Брюсова связала икону с Даниилом (Брюсова 1995:63, 108).

    Несомненно, оба произведения вторичны по отношению к одноименным иконам из троицкого иконостаса, т. е. не могут быть выполнены ранее 2-й трети XV в.

[ ↑ Содержание ]

В. Миниатюры

  1. Миниатюры Евангелия Хитрово. РГБ. Ф. 304. III. № 3 / М. 8657). Пергамен, 1° (32,2×24,8), 299 л. Ок. 1400–1405 гг. (?).

    Миниатюры: л. 1 об — символ евангелиста Иоанна (орел), л. 2 об — евангелист Иоанн с Прохором, л. 43 об — символ евангелиста Матфея (ангел), л. 44 об — евангелист Матфей, л. 80 об — символ евангелиста Марка (лев), л. 81 об — евангелист Марк, л. 101 об — символ евангелиста Луки (телец), л. 102 об — евангелист Лука. На л. 3, 45, 82 и 103 большие заставки неовизантийского стиля, на л. 228 большая заставка балканского стиля. 431 инициал неовизантийского стиля (по подсчету Г. В. Попова), часть из них в виде животных (последние описаны: Олсуфьев 1921:20–23).

    В ГБЛ поступило из ризницы Троице-Сергиевой лавры, в монастырь было вложено в 1677 г. боярином Богданом Матвеевичем Хитрово, получившим рукопись в дар от царя Федора Алексеевича. В 1985–1989 гг. реставраторами ВНИИР (Г. З. Быкова, М. А. Волчкова, Н. Л. Петрова, Н. Ф. Пономарь, Т. Б. Рогозина (переплет), В. В. Игошев (металл) под руководством Г. З. Быковой была проведена комплексная реставрация Евангелия, находившегося в аварийном состоянии.

    Неизвестно, для какого храма было создано Евангелие, но факт, что до передачи Б. М. Хитрово оно хранилось в царской казне, позволяет предположить, что рукопись была изготовлена для одного из великокняжеских храмов, возможно, для одного из кремлевских соборов (Архангельского? См.: Попов 1992:129; Попов 1995:49).

    Время изготовления рукописи неизвестно. Она датируется временем ок. 1392 г. (Т. Б. Ухова), 1390-ми гг. (Ю. А. Олсуфьев, Д. В. Айналов, М. В. Алпатов, В. Н. Лазарев), к. XIV – н. XV в. или ок. 1400 г. (О. С. Попова, Э. С. Смирнова, Г. В. Попов, Л. А. Щенникова, В. Г. Брюсова), н. XV в. (И. Э. Грабарь, М. В. Алпатов), между 1405–1408 гг. (Н. А. Демина), ок. 1408 г. (Ю. А. Лебедева, Г. И. Вздорнов), сер. XV в. (А. И. Некрасов) и даже XVI в. (Г. П. Георгиевский).

    И. Э. Грабарь первым опознал руку Андрея Рублева в миниатюрах Евангелия Хитрово (Грабарь 1926:104). Такого же мнения придерживались М. В. Алпатов, Н. А. Демина, С. С. Чураков, Т. Б. Ухова. Ю. А. Лебедева приписывала ему лишь миниатюру с ангелом. Некоторые исследователи связывают с Рублевым все миниатюры Евангелия, за исключением «Иоанна Богослова с Прохором» (В. А. Плугин, В. Г. Брюсова). Авторства Даниила не исключал Г. И. Вздорнов. Ю. А. Олсуфьев сначала связывал миниатюры с Феофаном Греком или с его мастерской, но в дальнейшем согласился с И. Э. Грабарем. К первоначальной точке зрения Ю. А. Олсуфьева присоединился В. Н. Лазарев, чья позиция была поддержана и конкретизирована О. С. Поповой, полагавшей, что две миниатюры (Иоанн с Прохором и ангел) создал греческий художник, возможно, Феофан, а все остальные — русский мастер, возможно, Рублев. В дальнейшем О. С. Попова отказалась от своего первоначального мнения, согласившись с И. Э. Грабарем. Д. В. Айналов считал, что миниатюры Евангелия Хитрово были написаны в Новгороде.

    Наблюдения Г. В. Попова и Л. А. Щенниковой, которые были сделаны в период реставрации рукописи в 1985–1989 гг., позволяют предположить, что миниатюры Евангелия созданы, возможно, двумя художниками. По незначительным различиям в манере письма (главным образом, личного) их можно разделить на две группы: одна — Иоанн с Прохором, Матфей; другая —ангел, Марк (?), Лука, орел, лев, телец (?). По мнению Г. В. Попова, миниатюры первой из этих групп созданы Рублевым (Попов 1995:51), хотя возможен противоположный вариант.

  2. Миниатюры Морозовского Евангелия, или Евангелия Успенского собора Московского Кремля (ГМЗМК. ГОП. Инв. 11056). Пергамен, 1° (35,7×29), 315 л. Заставки и инициалы — ок. 1405–1406 (?) гг. Лицевые миниатюры — ок. 1415 г.

    Восемь лицевых миниатюр: четыре с символами евангелистов и четыре с изображениями самих евангелистов. Семь (четыре больших и три малых) заставок неовизантийского стиля. 439 инициалов (по подсчету Н. Л. Петровой). Более подробное описание: Вздорнов 1980. Описание. № 59.

    Рукопись представляет собой напрестольное Евангелие Успенского собора в Московском Кремле. Ее миниатюры являются копией миниатюр Евангелия Хитрово, значительно уступая последним в художественном качестве.

    Хотя Морозовское Евангелие типологически примыкает к Евангелию Хитрово, большинство ученых считает непричастным к его украшению Андрея Рублева и Даниила. Приписывают эту работу Даниилу С. С. Чураков (Чураков 1966:93–94) и В. А. Плугин (Плугин 2001:102–104), а В. Г. Брюсова (Брюсова 1995:15–18) считает ее совместной работой Даниила и Андрея, главным образом, первого.

    В настоящее время в отношении даты создания рукописи и ее миниатюр наиболее убедительной представляется хорошо аргументированная точка зрения Г. В. Попова (Попов 1995:46–47, 66–67, примеч. 37). По его мнению, Евангелие Хитрово и Морозовское Евангелие были написаны в одной мастерской, притом одновременно (ок. 1400 г.), но, в отличие от первого, работа над вторым не была завершена. Хотя были написаны его заставки и инициалы, в исполнении которых участвовал один из иллюминаторов Евангелия Хитрово (не Рублев), украшение Евангелия не было закончено: рукопись оставалась в виде заготовки. Этот блок был использован позже — при митрополите Фотии, который с особым вниманием относился к Успенскому кафедральному собору. По желанию Фотия работа над Евангелием была завершена: на вставных листах были написаны его миниатюры, оно получило драгоценный золотой оклад. Произошло это между 1415 и 1431 г. Вероятно, следует несколько скорректировать мнение Г. В. Попова в части определения времени первого этапа работы над Евангелием; поскольку работа была приостановлена скорее всего со смертью митрополита Киприана (ум. 16 сентября 1406 г.), то, стало быть, оно писалось и иллюминировалось в 1405–1406 гг.

  3. Миниатюры Андроникова Евангелия, или Евангелия из Спасо-Андроникова монастыря (Евангельские чтения) (ГИМ. Епарх. 436). Пергамен, 1° (28,2×21,3), I–III + 291 л. 1420-е гг. (?).

    Одна выходная миниатюра «Спас в славе». (Мнение о происхождении этого листа из другой, более ранней рукописи ошибочно.) Три заставки: две — одна большая, другая малая — в красках; одна линейная, золотом. 373 инициала (по подсчету А. Л. Саминского). Более подробное описание см.: Вздорнов 1980. Описание. № 61.

    Рукопись происходит из Спасо-Андроникова монастыря, хотя была написана, вероятно, в другом месте. Являлась напрестольным Евангелием Спасского собора. Часть виртуозно выполненных инициалов Андроникова Евангелия близка к инициалам Евангелия Хитрово, значительно уступая последним в качестве.

    Впервые украшения Андроникова Евангелия были приписаны Андрею Рублеву А. И. Успенским (Успенский 1910:321). Выходную миниатюру со Спасом Еммануилом произведением Рублева считают В. И. Антонова, художник П. Д. Корин и И. А. Кочетков, произведением Даниила — С. С. Чураков. Весь декор Евангелия связывает с Рублевым В. Г. Брюсова.

[ ↑ Содержание ]

Источники:

А. Летописные известия

Троицкая летопись 1412–1418 гг. под 1405 и 1408 гг.: Карамзин 5, примеч. 254; Приселков 1950:459, 466. Сведения под 1408 г. Троицкой летописи в различных редакциях повторяются во многих летописях. См. Дудочкин 2000:61–63.

Б. Житийные известия

Службы и Жития, и о чюдесех списания преподобных отец наших Сергия Радонежьскаго чюдотворца и ученика его, преподобнаго отца и чюдотворца Никона. [Творение Симона Азарьина.] М., 1646. Л. 82 об–83, 99 об–100; 187–187 об; От жития Никонова, ученика Сергиева // ПСРЛ. Т. 6 (Софийские летописи). СПб., 1853:138–139; Великие Минеи Четии, собранные Всероссийским митрополитом Макарием. Сентябрь, дни 25–30. СПб., 1883. Под 25 сентября. Стлб. 1434, 1451, 1546–1547; Ноябрь, дни 16–22. М., 1914. Под 17 ноября. Стлб. 2905–2906; Древние жития преподобного Сергия Радонежского. Собраны и изданы… Николаем Тихонравовым. М., 1892. (Книга вышла в свет в 1916 г.) Отд. II:65, 82; Яблонский В. Пахомий Серб и его агиографические писания: Биографический и библиографически-литературный очерк. СПб., 1908. Прил.: LXXV–LXXVI; Житие Сергия Радонежского / Подг. текста и комм. Д. М. Буланина, пер. М. Ф. Антоновой и Д. М. Буланина // Памятники литературы Древней Руси: [Вып. 4:] XIV – середина XV века / Сост. и общ. ред. Л. А. Дмитриева и Д. С. Лихачева. М., 1981:380–381; Клосс 1998:88. Тексты:401–402.

В. Припоминания о Рублеве

  1. Сведения об Андрее Рублеве и Данииле в «Духовной грамоте» Иосифа Волоцкого 1507 г. (слово 10 «Отвещание любозазорным и сказание вкратце о святых отцах, бывших в монастырях, иже в Рустей земли сущих»): Летопись занятий Археографической комиссии. 1862–1863. Вып. 2. СПб., раздел II (Материалы):88; Великие Минеи Четии, собранные Всероссийским митрополитом Макарием. Сентябрь, дни 1–13. СПб., 1868. Под 9 сентября. Стлб. 557–558.

  2. Постановление Стоглавого собора 1551 г. с указанием писать иконы Троицы, «как греческые живописцы писали и как писал Андрей Рублев и прочии преславущии живописцы, и подписывати „Святая Троица“, а от своего замышления ничто же предтворяти» (Глава 41. Вопрос 1): Стоглав. [Изд. И. М. Добротворского.] Казань, 1862:165 (= Изд. 2-е. Казань, 1887:79; Изд. 3-е. Казань, 1911:79); Архив исторических и практических сведений, относящихся до России, издаваемый Николаем Калачовым. Кн. 5. 1860–1861. СПб., 1863. 5-я пагинация: 31–32; Российское законодательство X–XX веков: В 9 т. / Под общ. ред. О. И. Чистякова. Т. 2: Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства / Отв. ред. А. Д. Горский. М., 1985:303; Емченко Е. Б. Стоглав. Исследование и текст. М., 2000:304.

  3. Наименование Даниила и Андрея Рублева «богодухновенными» живописцами в сообщении Степенной книги 1560-х гг. о росписи Успенского собора во Владимире: Книга степенная царского родословия. Ч. 2 // ПСРЛ. Т. 21. Ч. 2. СПб., 1913:422.

  4. Сравнение некоего безвестного иконописца Гурия, работавшего в 1530-х гг. в Николаевском монастыре на берегу Комельского озера по заказу его основателя, с Андреем Рублевым в «Житии Стефана Комельского» к. XVI в. (?): Житие преподобного Стефана Комельского. Сообщ. Х. Лопарева. СПб., 1892 (= ПДП. Т. 85):16. Источник вторичный.

  5. Упоминание «преподобнии иконописцев» «инока Данилы, инока Андрея» в «Перечне памятей святых — учеников Сергия Радонежского» в святцах Троице-Сергиева монастыря, составленных в сер. XVII в. (ок. 1652 г.) на основе черновых записей Симона Азарьина: Леонид, архим. [Кавелин]. Сведение о славянских пергаменных рукописях, поступивших из книгохранилища Св. Троицкой Сергиевой лавры в библиотеку Троицкой духовной семинарии в 1747 году // ЧОИДР. 1883. Кн. 2. М., 1883. Раздел II. Рукопись № 29 (202):149. Отд. изд.: М., 1884 (= 1887) (с той же пагинацией).

  6. Сведения об Андрее Рублеве и Данииле в «Сказании о святых иконописцах» к. XVII – н. XVIII в. (ок. 1715 г. (?)): Сахаров 1849. Кн. 2. Прил. V:14; Буслаев 1861. Т. 2: Древнерусская народная литература и искусство. СПб., 1861:379–380 (= Сочинения Ф. И. Буслаева. Т. 2: Сочинения по археологии и истории искусства: Исторические очерки русской народной словесности и искусства. СПб., 1910:397); Мастера искусства об искусстве: Избранные отрывки из писем, дневников, речей и трактатов: В 7 т. / Под общ. ред. А. А. Губера, А. А. Федорова-Давыдова, И. Л. Маца, В. Н. Гращенкова. Т. 6:15; Кузьмина 1971:120–121. Источник компилятивный. Статьи о Рублеве и Данииле существуют в нескольких редакциях, из которых опубликованы две (по разным спискам). Третья, с более правильным пониманием используемых источников, пока известна в двух списках, один из которых упоминается: Плугин 2001:234.

  7. Сведения об Андрее Рублеве и Данииле в «Книге глаголемой описание о российских святых» н. (?) XVIII в.: Книга глаголемая описание о российских святых, где и в котором граде или области или монастыре и пустыни поживе и чудеса сотвори, всякого чина святых. Дополнил биографическими сведениями… М. В. Толстой // ЧОИДР. 1887. Кн. 4. М., 1888. (Отд. издание, с той же пагинацией: М., 1887 (репринт: М., 1995). Раздел II. Царствующего града Москвы святые:71, № 185; Кузьмина 1971:122; Брюсова 1995:128. Источник вторичный.

  8. Сведения о месте погребения Андрея Рублева и Даниила в Спасо-Андрониковом монастыре «под старою колокольнею, которая в недавнем времени разорена», в составе статьи о преп. Андронике в «Алфавите российских чудотворцев» инока Керженского монастыря Ионы начала XIX века (ЯИАМЗ. Инв. 15544. Л. 256–257). Полностью не опубликованы; Брюсова 1995:129.

  9. Надпись (поздняя) на вкладном (?) распятии, принадлежавшем графу А. И. Мусину-Пушкину: Калайдович 1824:21; Плугин 2001:407. Несомненная фальсификация.

  10. Надпись на несохранившейся надгробной плите из Спасо-Андроникова монастыря с датой смерти художника. Список с плиты, якобы выполненный Г. Ф. Миллером и оказавшийся позже в распоряжении П. Д. Барановского: Барановский 1982; Барановский 1996:21, ил. б/п, по счету ил. 54–55 (список и реконструкция) во 2-м блоке ил. между с. 192–193. Несомненная фальсификация, осуществленная П. Д. Барановским в к. 1946 – н. 1947 г.

Г. Припоминания о произведениях Рублева

  1. Запись о трех иконах «Рублева письма Андреева», принадлежавших Иосифу Волоцкому и принесенных в основанный им монастырь Успения Богородицы (Иосифо-Волоколамский) в 1479 г., в «Послании волоколамских иноков старцу Ионе Голове» 1515–1522 гг.: Жмакин В. Митрополит Даниил и его сочинения // ЧОИДР. 1881. Кн. 2. Апрель–июнь. (Отд. изд.: М., 1881). Отдел приложений. XIX:57; Казакова 1958:310.

  2. Запись о вкладе «Феодосиа иконика Деонисиева сына» в Иосифо-Волоколамский монастырь на «повседневное поминание» 1503–1504 г. в Синодике монастыря 1479–1514/1515 гг., с упоминанием «икон Андреева писма Рублева, а цена им дватцать рублев»: Казакова 1958:311. Запись полностью не опубликована; воспроизводилась, с неверным прочтением, лишь ее часть (как вклад неизвестной знатной женщины). Вкладную запись впервые правильно прочитал А. А. Зимин, передавший ее в своем изложении (см.: Зимин А. А. Крупная феодальная вотчина и социально-политическая борьба в России (конец XV–XVI в.). М., 1977:111, примеч. 48).

  3. Свидетельство Иосифа Волоцкого о судьбе вкладных икон «письма Рублева» (см. раздел «Источники». Г-2) в его послании к Борису Васильевичу Кутузову в начале 1511 г.: Послания Иосифа Волоцкого / Подг. текста А. А. Зимина и Я. С. Лурье. М.; Л., 1959. Тексты:212.

  4. Сведения о судьбе вкладных икон «письма Рублева» (см. раздел «Источники». Г-2) в «Житии Иосифа Волоцкого», составленном Саввой Черным в 1546 г.: Чтения в Московском обществе любителей духовного просвещения. 1865. Кн. 2 (отд. изд.: М., 1865). Прил.:40; Великие Минеи Четии, собранные Всероссийским митрополитом Макарием. Сентябрь, дни 1–13. СПб., 1868. Под 9 сентября. Стлб. 476.

  5. Упоминание четырех икон Андрея Рублева в утраченной ныне описи церквей Иосифо-Волоколамского монастыря, составленной Зосимой и Паисием в 1545 г.: Опись [имущества] Иосифова Волоколамского монастыря 1545 г. [Составлена старцем Зосимой и книгохранителем Паисием.] // Георгиевский 1911. Прил.:2–5.

  6. Запись о вкладе архимандрита московского Симонова монастыря Алексея Ступишина в Иосифо-Волоколамский монастырь «по своей братии» в 1561 г. во вкладной книге монастыря XVI в. с упоминанием «складней путных, обложены серебром, Рублева писма: на одной половине образ Пречистыя со младенцем, да Иоанн Богослов, а на другой половине мученик Христов Никита, да Никола чюдотворец, да Первомученик Стефан»: Вкладные и записные книги Иосифова Волоколамского монастыря XVI в. и упраздненные монастыри и пустыни в Ярославской епархии // Титов А. А. Рукописи славянские и русские, принадлежащие действительному члену императорского Русского археологического общества И. А. Вахромееву. Вып. 5. М., 1906. [Прил.], 2-я пагинация:56, глава 244.

  7. Свидетельство «Повести о пожаре 1547 г.» в составе «Летописца начала царства» сер. XVI в. о гибели в Благовещенском соборе Московского Кремля «деисуса Ондреева писма Рублева златом обложен»: Летописец начала царства царя и великого князя Ивана Васильевича // ПСРЛ. Т. 29. М., 1965:51–52. Те же сведения повторяются в других летописях (см.: Дудочкин 2000:74–75).

  8. Упоминание двух икон («образ Спасов вседръжителев да образ Пречистые Умиленье») «Ондреева письма Рублева» в духовной грамоте князя Юрия Андреевича Оболенского 1547–1565 гг.: Духовная [грамота] кн[язя] Юрия Андреевича Оболенского. (1547–1565 гг.) // Акты феодального землевладения и хозяйства. Ч. 2 / Подг. к печати А. А. Зимин. М., 1956. № 207:212.

  9. Упоминание двух пядничных икон «Воскресение Христово» и «Троица» Андрея Рублева в книгах отписных и отводных Соловецкого монастыря, составленных при передаче монастыря игумену Иакову в 1582 г. Запись обнаружена А. Г. Мельником: Плугин 2001:355, примеч. 55.

  10. Запись об иконе «Успения Пречистые Богородицы от Рублевого писма», датируемая между 27 сентября 1613 и 27 февраля 1614 г., в приходно-расходной тетради Кирилло-Белозерского монастыря «Что пошло на оклад пречистой Богородице и чудотворцу Кириллу» 1611–1614 гг.: Книги приход и росход, что пошло на оклад Пречистой Богородице и чюдотворцу Кирилу // Никольский Н. Кирилло-Белозерский монастырь и его устройство до второй четверти XVII века (1397–1625). Т. 1. Вып. 1: Об основании и строениях монастыря. СПб., 1897. Прил. 9:CVII. В отношении авторства Рублева — несомненная фальсификация.

  11. Упоминание иконы «Успение» письма Рублева в описях Кирилло-Белозерского монастыря 1621, 1635 и 1668 г.: [Описные книги Кирилло-Белоезерского монастыря «лета 7176-го Февраля въ 10 день».] // Савваитов П. И. Оружейная палата Кирилло-Белоезерского монастыря, по описным книгам 1668 года. СПб., 1851:2; Варлаам, архим. [Денисов В. П.]. Описание историко-археологическое древностей и редких вещей, находящихся в Кирилло-Белозерском монастыре // Чтения в имп. Обществе истории и древностей российских при Московском университете. 1859. Кн. 3. Июль–сентябрь. М., 1859 (отд. изд. с той же пагинацией: М., 1859). Раздел I:88, примеч. 36. В отношении авторства Рублева — несомненная фальсификация.

  12. Упоминание в записи под 25 августа описи «верхнего относу» 1617 г. «застенка» (настенной пелены) к иконе «Пречистые Рублева писма»: Записки верховому взносу. 24. 7125 г. Верхней относ // Забелин И. Домашний быт русского народа в XVI и XVII ст. Т. 2: Домашний быт русских цариц в XVI и XVII ст. М., 1869. Материалы:66–67. То же переиздано: Изд. 2-е, с доп. М., 1872. Материалы:60; Изд. 3-е, с доп. М., 1901. Материалы, V. 3:636. (В. И. Антонова видела в этом «застенке» чехол, закрывавший тыльную сторону иконы, см.: Антонова 1966:25, примеч. 5.)

  13. Упоминание того же «застенка» к иконе «Богоматерь Умиление» письма Рублева в описи Образной палаты Московского дворца, составленной дьяком мастерской палаты Иваном Чаплыгиным ок. 1669 г.: Успенский А. И. Церковно-археологическое хранилище при Московском дворце в XVII веке. М., 1902:68.

  14. Надпись об авторстве Рублева, выполненная не позднее 1602 г. писцом описи сольвычегодского Благовещенского собора (атрибуция почерка и даты А. А. Турилова), на обороте иконы «Богоматерь Умиление» 2-й пол. XVI в., находившейся в XIX в. в собр. Ерофея Афанасьева и К. Т. Солдатенкова (в настоящее время, возможно, принадлежит одному из государственных собраний Чехии): Ровинский 1903:40, 26 (не полностью); Беляев Н. М. Икона Божией Матери Умиления из собрания Солдатенковых. (= ΖΩΓΡΑΘΙΚΑ. Памятники иконописи. 2). Praha, 1932:7, табл. II. 2 (фотография)). В отношении авторства Рублева — несомненная фальсификация.

Д. Изображения Андрея Рублева

  1. Миниатюра, изображающая Андрея Рублева и Даниила за работой в Успенском соборе во Владимире, в одном из томов «Древнего летописца» (Остермановских томов) в составе «Лицевого летописного свода» 1570-х – сер. 1580-х гг. (БАН. 31.7.30. Т. 2. Л. 1442): Успенские 1901/1:80–81, табл. IV (прорись); Грабарь 1926:73 (прорись); Андрей Рублев 1971. Ил. 8 (прорись); Маркелов 1998. Т. 2. Прил.: № 51 (прорись).

  2. Пять миниатюр с изображением Андрея Рублева и Даниила в лицевом списке пространной редакции «Жития Сергия Радонежского», изготовленном в царской книгописной мастерской в 1580-х – н. 1590-х гг. (РГБ. Ф. 304 / III. № 21 / М. 8663. Л. 229 об–230 об, 292 об–293) (подробнее см.: Дудочкин 2000:80–82): Собко 1893. Стлб. 169–170, ил. 37–39 (прориси); Успенские 1901:79, рис. 4 (прорись), 81, рис. 5 (прорись), 83, рис. 6 (прорись), 85, рис. 7 (прорись), 87, рис. 8 (прорись); Владимиров М. [= Алпатов М. В.], Георгиевский Г. П. Древнерусская миниатюра: 100 листов миниатюр с описанием и статьями М. Владимирова и Г. П. Георгиевского. М., 1933. Л. 9 (в цвете); Житие преподобного Сергия, радонежского чудотворца: 100 миниатюр из лицевого жития конца XVI века собрания ризницы Троице-Сергиевой лавры: Альбом / Авт.-сост. Г. Аксенова. М., 1997. Раздел: Альбом. № 44 (в цвете); Маркелов 1998. Т. 2. Прил.: № 52–54 (прориси).

  3. Две (?) миниатюры с изображением Андрея Рублева в лицевом списке пространной редакции «Жития Сергия Радонежского» к. XVII в. (БАН. 34.3.4. Л. 269 об–270) — копии с Троицк. / III. № 21: Успенские 1901:80–81, табл. V, VI (прориси); Андрей Рублев 1971. Ил. 6–7 (прориси).

[ ↑ Содержание ]

Библиография:

Полной библиографии работ о Рублеве и его произведениях пока не существует. Наиболее подробный на сегодняшний день список см.: Дудочкин 2000:83–133. В настоящую библиографию включена лишь основная литература о художнике, из переизданий указаны лишь главные:

[до 1901] Калайдович К. Биографические сведения о жизни, ученых трудах и собрании российских древностей графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина // Записки и труды Общества истории и древностей российских, учрежденного при Имп. Московском университете. Ч. 2. М., 1824. Раздел II (Труды…):21, примеч.; Иванчин-Писарев Н. Спасо-Андроников. М., 1842:14, 19, 21, 42–46, 84, примеч. 29, 85, примеч. 31, 103, примеч. 47; Сахаров 1849. Кн. 1:3, Кн. 2:13, 14; [Сергий, архим.] Историческое описание московского Спасо-Андроникова монастыря. М., 1865:16–21; Прил.:8–12; Леонид, архим. Звенигород и его соборный храм с фресками // Сборник на 1873 год, изданный Обществом древнерусского искусства при Московском публичном музее [= Сборник Общества древнерусского искусства на 1873 год.] / Под ред. Г. Филимонова. М., 1873:115–116; Барсуков Н. Источники русской агиографии. СПб., 1882. Стлб. 38–39 (статья: «Андрей Рублев»), 148–149 (статья: «Даниил Черный»); Мансветов И. По поводу недавно открытой стенописи в Московском и Владимирском Успенских соборах // Прибавления к творениям святых отцов в русском переводе за 1883 год. Ч. 31. 1883. Кн. 2. М., 1883:522–523, 533, 536–537, 538–540, 542–543, 545–553, 554, 555–558, 562, 563; Виноградов А. История кафедрального Успенского собора в губ. гор. Владимире. [Изд. 2-е, доп.] Владимир, 1891:56–57, 77, 92, 94–96, 100–102, 103, 145, 147 (переиздано: Изд. 3-е, с ил. Владимир, 1905:48–49, 64–65, 85, 87–89, 93–95; Прил. Ж:28, 30); Собко 1893. Стлб. 168–173;

[1901–10] Успенские М. и В. Заметки о древнерусском иконописании: Известные иконописцы и их произведения. I: Св. Алимпий. II: Андрей Рублев // Вестник археологии и истории, издаваемый С.-Петербургским археологическим институтом. Вып. 14. СПб., 1901:76–116 (отд. изд.: СПб., 1901:35–76); Успенский 1902/2:21–25, № 9–11; Ровинский 1903: 4, 6, 11, 26, 27, 39, 40–42, 60, 74, 75, 130, 159–160, 170, 174; Гурьянов В. П. Две местные иконы св. Троицы в Троицком соборе Свято-Троицко-Сергиевой лавры и их реставрация // Московская церковная старина. Труды Комиссии по осмотру и изучению памятников церковной старины г. Москвы и Московской епархии, издаваемые под ред. А. И. Успенского. Т. 3. Вып. 2. М., 1906:37–45 (отд. изд.: М., 1906:1–9); Лихачев Н. П. Манера письма Андрея Рублева: Реферат, читанный 17-го марта 1906 года. [СПб.,] 1907 (= ПДП. 126); Воронцова Л. Д. О реставрации церквей Троице-Сергиевой лавры по архивным документам // Древности. Труды Комиссии по сохранению древних памятников Имп. Московского археологического общества. Посвящаются памяти ее основателя графа А. С. Уварова / Изд. под ред. И. П. Машкова. Т. 3. М., 1909:323–334; Письмо художника Н. И. Подключникова к Андрею Николаевичу Муравьеву из села Васильевского близ Шуи. Сообщил Андрей Владимирович Муравьев. [Публ. и прим. В. Георгиевского] // Иконописный сборник. Издание высочайше учрежденного Комитета попечительства о русской иконописи. Вып. 3. СПб., 1909:41–49 (одновременно переиздано: Старый иконостас Владимирского Успенского собора. Письмо художника Н. И. Подключникова к Андрею Николаевичу Муравьеву из села Васильевского близ Шуи / [Публ. и примеч. В. Т. Георгиевского] // Труды Владимирской ученой архивной комиссии. Кн. 11. Владимир, 1909. Смесь:3–8); Успенский А. И. Очерки по истории русского искусства: Из лекций, читанных в Московском археологическом институте в 1908/1909 академическом году. Т. 1: Русская живопись до XV века включительно. М., 1910:16, 17–29, 152–159, 160, 164–166, 273–275, 320–321, V–VIII, примеч. 39;

[1911–20] Георгиевский 1911:10, 26–27, 28, 32, 64, 71, 75; Кондаков Н. П. Иконография Богоматери: Связи греческой и русской иконописи с итальянской живописью раннего Возрождения. СПб., 1911:179; Щепкин В. Н. Московская иконопись // Москва в ее прошлом и настоящем. Т. 5. Ч. 2. М., 1911:228–230; Айналов Д. В. История русской живописи от XVI по XIX столетие. Вып. 1. СПб., 1913:9–19; Муратов П. Русская живопись до середины XVII века // История русского искусства. [В 6 т.] / Под ред. И. Э. Грабаря. Т. 6: История живописи: Допетровская эпоха. М., [1914]:209, 224–234, 237; Глазунов А. Древнейшие фрески Богородице-Рождественского собора звенигородского Саввино-Сторожевского монастыря // Светильник. 1915. № 2:30–32; Протасов Н. Д. Фрески на алтарных столпах Успенского собора в Звенигороде // Светильник. 1915. № 9–12:26–48; Пунин Н. Андрей Рублев // Аполлон. 1915. № 2:1–23 (отд. изд. с той же пагинацией: Пг., 1916. Работа переиздана: Пунин Н. Н. Андрей Рублев / [С комм. В. Н. Сергеева.] // Пунин Н. Н. Русское и советское искусство: Избранные труды о русском и советском изобразительном искусстве: Мастера русского искусства XIV – начала XX века. Советские художники. М., 1976:33–55); Сычев Н. Икона св. Троицы в Троице-Сергиевой лавре // Записки Отделения русской и славянской археологии Имп. Русского археологического общества. Т. 10. Пг., 1915:58–76 (статья переиздана в: Сычев Н. П. Избранные труды / Сост. С. Ямщиков. М., 1977:81–114); Грищенко А. Вопросы живописи. Вып. 3: Русская икона как искусство живописи. М., 1917:5, 42, 87–92 (глава: «Андрей Рублев и Дионисий Глушицкий»), 97, 146–148, 150, 197, 206–207, 249; Олсуфьев 1920:3–7, 9–16, 22–25, 28–32, 37–41, 47, 213, 238–240;

[1921–30] Олсуфьев Ю. Опись лицевых изображений и орнамента книг ризницы Троице-Сергиевой лавры. Сергиев Посад, 1921:IV, 16–24; Алпатов М. Икона Вознесенья быв. собр. С. П. Рябушинского, ныне Исторического музея // Труды Этнографо-археологического музея 1 МГУ / Под ред. А. И. Некрасова. М., 1926:23–27; Грабарь И. Андрей Рублев: Очерк творчества художника по данным реставрационных работ 1918–1925 гг. // Вопросы реставрации: Сб. ЦГРМ. 1 / Под ред. И. Э. Грабаря. М., 1926:7–112 (работа переиздана в: Грабарь И. О древнерусском искусстве: [Сб. ст.] / Сост. О. И. Подобедова. М., 1966:112–208); Олсуфьев Ю. А. Иконописные формы как формулы синтеза: Доклад в связи с изучением памятников иконописи б. Троице-Сергиевой лавры. Сергиев, 1926:8–5, 18–21; Жидков Г. В. [Рец. на: Грабарь 1926] // Известия на Българския археологически институт / Bulletin de l’Institut archéologique Bulgare. IV. 1926/1927. София / Sofia, 1927:351–357; Олсуфьев Ю. А. О линейных деформациях в иконе Троицы Андрея Рублева: Иконологический опыт // Олсуфьев Ю. А. Три доклада по изучению памятников искусства б. Троице-Сергиевой лавры. Сергиев, 1927:5–32; Alpatov M. La «Trinité» dans l’art byzantin et l’icone de Roublev. Études comparatives // Echos d’Orient. Revue d’histoire, de géographie et de liturgie orientales. 1927. № 146. T. 26. Avril-juin 1927:150–186; Щербаков Н. А., Свирин А. Н. К вопросу о творчестве Андрея Рублева. Сергиев, 1928;

[1931–40] Ajnalov D. Trois manuscrits du XIVe siècle а l’exposition de l’ancienne Laure de la Trinité а Sergiev // L’art Byzantin chez les Slaves, l’ancienne Russie, les Slaves catholiques. Deuxième recueil: Dédié а la mémoire de Théodore Uspenskij. Paris, 1932:244–249; Alpatov M. Geschichte der altrussischen Malerei und Plastik // Alpatov M., Brunov N. Geschichte der altrussischen Kunst: Texband. Augsburg, 1932 (репринт: N. Y.; L., 1969): 305, 306–307, 307–312 (раздел: «Andrej Rublev»), 319, 321, 322, 386, 395, 397, 400, 408; Ainalov D. [Geschichte der russischen Kunst. Bd. 2.]: Geschichte der russischen Monumentalkunst zur Zeit des Grossfürstentums Moskau. Berlin; Leipzig, 1933:47, 48, 49, 93–101 (раздел: «Andrej Rubljov»), 103, 104, 106, 122; Некрасов А. И. Древнерусское изобразительное искусство. [М.,] 1937:6, 16, 230–238, 240;

[1941–50] Михайловский Б. В., Пуришев Б. И. Очерки истории древнерусской монументальной живописи со второй половины XIV в. до начала XVIII в. М.; Л., 1941:16–20 (глава «Андрей Рублев и общие вопросы развития древнерусского искусства XIV–XVII веков»), 21, 24, 28, 29, 33, 34, 35, 39–40, 41, 43, 45, 50–52; Острецов И. Реставрация нового произведения А. Рублева: [Икона «Сретение» из праздничного ряда иконостаса 1408 года Успенского собора во Владимире] // Сообщения ГРМ. Вып. 1. Л., 1941:15–17; Лазарев В. Н. О методе работы в рублевской мастерской // МГУ: Доклады и сообщения филологического факультета. Вып. 1. М., 1946: 60–64 (переиздано: Лазарев В. Н. Византийское и древнерусское искусство: Статьи и материалы / Ред.-сост. Э. С. Смирнова. М., 1978:205–210); Гордеев Н., Мнева Н. Памятник русской живописи XV века: [Икона «Архангел Михаил, с деяниями» из Архангельского собора Московского Кремля] // Искусство. 1947. № 3:86–88; Приселков М. Д. Троицкая летопись: Реконструкция текста. М.; Л., 1950: 459, 466;

[1951–60] Брюсова В. Г. Фрески Успенского собора на Городке гор. Звенигорода. Автореф. дис. … канд. иск. М., 1953; Алпатов М. В. Всеобщая история искусств: Т. 3: Русское искусство с древнейших времен до начала XVIII века. М., 1955:163, 171, 180, 181–182, 183–184, 185–197, 199, 210, 219, 238, 240, 242, 243, 244, 245, 249, 255; Лазарев В. Н. Андрей Рублев и его школа // ИРИ. Т. 3. М., 1955:102–186; Антонова В. О первоначальном месте «Троицы» Андрея Рублева // ГТГ: Материалы и исследования. Вып. 1. М., 1956:21–43; Демина Н. А. Черты героической действительности XIV–XV веков в образах людей Андрея Рублева и художников его круга // ТОДРЛ. Т. 12. М.; Л., 1956:311–324; Лебедева Ю. К вопросу о раннем творчестве Андрея Рублева // Искусство. 1957. № 4:66–69; Алпатов М. В. Икона «Сретения» из иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры: К изучению художественного образа в древнерусской живописи // ТОДРЛ. Т. 14. М.; Л., 1958:557–564 (с изменениями статья переиздана в: Алпатов М. В. Этюды по истории русского искусства: Т. 1. М., 1967:138–145, 207–208); Воронин Н. Н. Лицевое житие Сергия как источник для оценки строительной деятельности Ермолиных // ТОДРЛ. Т. 14. М.; Л., 1958:573–575; Казакова Н. А. Сведения об иконах Андрея Рублева, находившихся в волоколамском монастыре в XVI в. // ТОДРЛ. Т. 14. М.; Л., 1958:310–311; Николаева Т. В. Оклад с иконы «Троица» письма Андрея Рублева // Сообщения ЗИХМ. Вып. 2. Загорск, 1958:31–38; Алпатов М. В. Андрей Рублев. М., 1959; Лебедева Ю. А. Андрей Рублев. Л., 1959; Антонова В. Андрей Рублев и его произведения // ГТГ: Выставка, посвященная шестисотлетнему юбилею Андрея Рублева / Сост. Е. Ф. Каменская, М. А. Реформатская и Н. Б. Салько. Под ред. В. И. Антоновой. Вступ. статья В. И. Антоновой. М., 1960:6–22; ГТГ: Выставка, посвященная шестисотлетнему юбилею Андрея Рублева / Сост. Е. Ф. Каменская, М. А. Реформатская и Н. Б. Салько. Под ред. В. И. Антоновой. Вступ. статья В. И. Антоновой. М., 1960; Демина Н. А. Фрески Андрея Рублева во Владимире // Декоративное искусство СССР. 1960. № 8(33):5–9; Ильин М. А. Изображение Иерусалимского храма на иконе «Вход в Иерусалим» Благовещенского собора: К вопросу о художественных взаимоотношениях Феофана Грека и Андрея Рублева // ВВ. Т. 17. М.; Л., 1960:105–113; Лазарев В. Н. Андрей Рублев. М., 1960; Лебедева Ю. Андрей Рублев и живопись Москвы первой половины XV века // Искусство. 1960. № 9:64–71; Маясова Н. А. О датировке древней копии «Троицы» Андрея Рублева из иконостаса Троицкого собора // Сообщения ЗИХМ. Вып. 3. Загорск, 1960:170–174;

[1961–70] Тихомиров М. Н. Андрей Рублев и его эпоха // ВИ. 1961. № 1:3–17 (статья переиздана в: Тихомиров М. Н. Русская культура X–XVIII вв.: [Сб. ст.] М., 1968:206–225, 424–425); Лихачев Д. С. Культура Руси времени Андрея Рублева и Епифания Премудрого (к. XIV – н. XV в.). М.; Л., 1962:80–83, 125–132, 138, 164; Lebedewa J. A. Andrei Rubljow und seine Zeitgenossen. Dresden, 1962; Антонова В. И. Московская школа XIV – начала XVIII вв. // Антонова, Мнева 1963. Т. 1:264–267, 305, 345, кат. 223–245, 283; Вздорнов Г. И. Фресковая роспись алтарной преграды Рождественского собора Саввино-Сторожевского монастыря в Звенигороде // Древнерусское искусство XV – н. XVI веков. М., 1963:75–82; Демина Н. «Троица» Андрея Рублева. М., 1963 (работа переиздана в: Демина Н. А. Андрей Рублев и художники его круга: [Сб. ст.] М., 1972:45–81); Ильин М. А. К датировке «звенигородского чина» // Древнерусское искусство XV – н. XVI веков. М., 1963:83–93; Постникова-Лосева М. М., Протасьева Т. Н. Лицевое евангелие Успенского собора как памятник древнерусского искусства первой трети XV века // Древнерусское искусство XV – н. XVI веков. М., 1963:133–172; Ильин М. А. К изучению иконы Иоанна Предтечи из Николо-Пешношского монастыря // СА. 1964. № 3:315–321; Чураков С. Андрей Рублев и Даниил Черный // Искусство. 1964. № 9:61–69; Антонова В. И. Раннее произведение Андрея Рублева в Московском Кремле // Культура Древней Руси: [Сб. ст.] Посвящается 40-летию научной деятельности Н. Н. Воронина. М., 1966:21–25; Лазарев В. Н. Андрей Рублев и его школа. М., 1966 (одновременно вышла в пер. на итал. яз: Lazarev V. N. Andrej Rublev / [Traduzione di Ettore Lo Gatto.] Milano, 1966); Никифораки Н. А. Опыт атрибуции иконостаса Благовещенского собора при помощи физических методов исследования // Культура Древней Руси: [Сб. ст.]: Посвящается 40-летию научной деятельности Николая Николаевича Воронина. М., 1966:173–176; Чураков С. С. Андрей Рублев и Даниил Черный // СА. 1966. № 1:92–107; Алпатов М. В. Икона «Вознесение» в Третьяковской галерее // Алпатов М. В. Этюды по истории русского искусства: Т. 1. М., 1967:170–174, 212; Лебедева Ю. А. Андрей Рублев и живопись XV века // Троице-Сергиева лавра: Художественные памятники / Под общ. ред. Н. Н. Воронина и В. В. Косточкина. М., 1968: 77–93; Брюсова В. Г. Спорные вопросы биографии Андрея Рублева // ВИ. 1969. № 1:35–48; Ильин М. Новое об иконостасе [1408 года Успенского] собора во Владимире // Художник. 1969. № 5:38–39; Вздорнов Г. И. Живопись [второй половины XIII–XV веков] // Очерки русской культуры XIII–XV веков. Ч. 2: Духовная культура. М., 1970:329–352 (с некоторыми изменениями переиздано: Вздорнов Г. И. Русская культура: Середина XIII – XV век // Лихачев Д. С., Вагнер Г. К., Вздорнов Г. И., Скрынников Р. Г. Великая Русь: История и художественная культура X–XVII века. Милан; М., 1994:294–301); Вздорнов Г. И. Новооткрытая икона «Троицы» из Троице-Сергиевой лавры и «Троица» Андрея Рублева // Древнерусское искусство: [Сб. ст. Т. 5:] Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств XIV–XVI вв. М., 1970:115–154; Ильин М. А. Иконостас Успенского собора во Владимире Андрея Рублева // Древнерусское искусство: [Сб. ст. Т. 5:] Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств XIV–XVI вв. М., 1970:29–40; Плугин В. А. Некоторые проблемы изучения биографии и творчества Андрея Рублева // Древнерусское искусство: [Сб. ст. Т. 5:] Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств XIV–XVI вв. М., 1970:73–86; Реформатская М. А. Надвратная сень из села Благовещенье // Древнерусское искусство: [Сб. ст. Т. 5:] Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств XIV–XVI вв. М., 1970:478–487;

[1971–80] Андрей Рублев и его эпоха: Сб. ст. / Под ред. М. В. Алпатова. М., 1971; Гусева Э. Иконы «Васильевского» чина и фрески 1408 года Успенского собора во Владимире: К вопросу о манере письма Андрея Рублева // ГТГ: Вопросы русского и советского искусства: Материалы научных конференций (январь–март 1971 года). Вып. 1. М., 1971:25–32; Данилова И. Е. Андрей Рублев в русской и зарубежной искусствоведческой литературе // Андрей Рублев и его эпоха: Сб. ст. / Под ред. М. В. Алпатова. М., 1971:17–61; Кузьмина В. Д. Древнерусские письменные источники об Андрее Рублеве // Андрей Рублев и его эпоха: Сб. ст. / Под ред. М. В. Алпатова. М., 1971:103–124; Матвеева А. Б. Фрески Андрея Рублева и стенопись XII века во Владимире // Андрей Рублев и его эпоха: Сб. ст. / Под ред. М. В. Алпатова. М., 1971:142–170; Чураков С. С. Отражение рублевского плана росписи в стенописи XVII в. Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры // Андрей Рублев и его эпоха: Сб. ст. / Под ред. М. В. Алпатова. М., 1971:194–212; Алпатов М. Андрей Рублев. Около 1370–1430. М., 1972; Демина Н. А. Андрей Рублев и художники его круга: [Сб. ст.] М., 1972; Antonova V. La «Trinité» de Roublev étudiée а la Galerie Tretiakov: patine et peinture originelle // Actes du XXIIe Congrès International d’histoire de l’art (Budapest, 1969). I: Texte. Budapest, 1972:249–252; III: Tables. Budapest, 1972:89–90 (= Fig. 70–72, 1–6); Плугин В. А. Мировоззрение Андрея Рублева: Некоторые проблемы: Древнерусская живопись как исторический источник. М., 1974; Бетин Л. В. О происхождении иконостаса Благовещенского собора Московского Кремля // Реставрация и исследования памятников культуры. Вып. 1. М., 1975:37–44; Попов Г. В. Живопись и миниатюра Москвы середины XV – начала XVI века. М., 1975:9, 10, 14, 15, 20, 21–22, 23–29, 32, 33–34, 63, 80–81, 87, 89, 96, 98, 99, 105, 106, 111, 114, 123, примеч. 8, 125, примеч. 22, 25, 132, примеч. 138; Ильин М. А. Искусство московской Руси эпохи Феофана Грека и Андрея Рублева: Проблемы. Гипотезы. Исследования. М., 1976:23, 42, 58–68, 69–101 (глава V «Андрей Рублев»), 119, 126, 153, 156, 158, 163–165; Никифораки Н. «Троица» Андрея Рублева в свете новейших исследований // Искусство. 1976. № 3:57–61; Плугин В. А. Фрески пилястра в жертвеннике Успенского собора во Владимире // ПКНО. 1975. М., 1976:186–191; Некрасов А. П., Балыгина Л. П. Технико-реставрационное исследование живописи Андрея Рублева 1408 г. в Успенском соборе г. Владимира // [Сообщения ВЦНИЛКР.] Художественное наследие: Хранение, исследование, реставрация. 3 (33). М., 1977:145–149; Николаева 1977:17–22, 25–26, 27, 30, 31, 32–34, 35, 39. Каталог: 43–59, кат. 1–41, 63, кат. 65, 66, кат. 72, 143, кат. 245; Балыгина Л. П., Некрасов А. П., Скворцов А. И. Вновь открытые и малоизвестные фрагменты живописи XII в. в Успенском соборе во Владимире // Древнерусское искусство: [Сб. ст. Т. 11:] Монументальная живопись XI–XVII вв. М., 1980:61–65, 71–76; Вздорнов Г. И. Искусство книги в Древней Руси: Рукописная книга Северо-Восточной Руси XII – начала XV веков. М., 1980:78, 86, 93, 100–101, 105–112, 121, 122, 123. Описание рукописей: № 58, 59, 61;

[1981–90] Сергеев В. Н. Рублев. М., 1981 (= 1986, 1990, 1998); Троица Андрея Рублева: Антология / Сост. Г. И. Вздорнов. М., 1981 (Изд. 2-е, испр. и доп.: М., 1989); Барановский П. Д. Обитель Андрея Рублева. [Сокращенная стенограмма доклада, прочитанного П. Д. Барановским в Институте истории искусств АН СССР 11 февраля 1947] // Неделя. 1982. № 6. 8–14 февраля; Бетин Л. В. Иконостас Благовещенского собора и московская иконопись начала XV в. // Реставрация и исследования памятников культуры. Вып. 2. М., 1982:31–44; Щенникова Л. А. О происхождении древнего иконостаса Благовещенского собора Московского Кремля // Советское искусствознание. 1981. Вып. 2 (15). М., 1982:81–129; Анисимов А. И. Научная реставрация и рублевский вопрос: Речь при вступлении в должность профессора Ярославского университета в 1919 году // Анисимов А. И. О древнерусском искусстве: Сб. ст. / Сост. Г. И. Вздорнов. М., 1983:105–134. Комментарии [Г. И. Вздорнова]: 408–409, 409–416, № 1–51; Маркина Н. Д. Две иконы «Богоматерь Владимирская» начала XV в.: К вопросу об изменении иконографии древнего оригинала // Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины: Материалы юбилейной научной конференции [8–10 сентября 1980 г. в Москве]) / Под ред. Б. А. Рыбакова. М., 1983:169–177; Щенникова Л. А. К вопросу о происхождении древнего иконостаса Благовещенского собора Московского Кремля // Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины: Материалы юбилейной научной конференции [8–10 сентября 1980 г. в Москве]) / Под ред. Б. А. Рыбакова. М., 1983:183–194; Балыгина Л. П., Некрасов А. П., Филатов В. В. Исследование стенной живописи в Успенском соборе г. Владимира // [Сообщения ВНИИР.] Художественное наследие: Хранение, исследование, реставрация. 9 (39). М., 1984: 34–41; Гусева Э. К. Иконы «Донская» и «Владимирская» в копиях конца XIV – начала XV в. // [Древнерусское искусство: Сб. ст. Т. 13:] Древнерусское искусство XIV–XV вв. М., 1984:50–58; Осташенко Е. Я. Пространственные решения в некоторых памятниках московской живописи как отражение развития стиля в конце XIV – первой трети XV в. // [Древнерусское искусство: Сб. ст. Т. 13:] Древнерусское искусство XIV–XV вв. М., 1984:59–76; Салтыков А. А. Иконография «Троицы» Андрея Рублева // [Древнерусское искусство: Сб. ст. Т. 13:] Древнерусское искусство XIV–XV вв. М., 1984:77–85; Смирнова Э. Иконы праздничного ряда из иконостаса Успенского собора во Владимире // Зограф. 1985. № 16:55–65; Вздорнов Г. И. История открытия и изучения русской средневековой живописи: XIX век. М., 1986:17, 41, 50–51, 53–54, 64–65, 76, 77, 146–149, 199, 201–202, 284, примеч. 50–51, 286, примеч. 7, 317–318, примеч. 114–125; Голейзовский Н. К., Дергачев В. В. Новые данные об иконостасе 1481 года из Успенского собора Московского Кремля // Советское искусствознание. Вып. 20. М., 1986:445–470; Щенникова Л. А. К вопросу об атрибуции праздников из иконостаса Благовещенского собора в Московском Кремле // Советское искусствознание. Вып. 21. М., 1986:64–97; Комеч А. И., Попов Г. В. Задачи научной реставрации и итоги реставрации росписи Андрея Рублева во Владимире // Проблемы реставрации памятников монументальной живописи: Сб. научных трудов. М., 1987:19–30; Лелекова О. В., Наумова М. М. Состояние и проблема реставрации росписей 1408 г. в Успенском соборе Владимира // Проблемы реставрации памятников монументальной живописи: Сб. научных трудов. М., 1987:65–86; Малков Ю. Г. К изучению «Троицы» Андрея Рублева // Музей 8. М., 1987:238–258; Плугин В. А. О происхождении «Троицы» Рублева // История СССР. 1987. № 2:64–79; Смирнова Э. С. Московская икона XIV–XVII веков. Л., 1988:13–14, 17, 19–27, 29–30, 33. Аннотации к репродукциям: 262–263, репр. 12–27, 271, репр. 62, 63, 271–272, репр. 64, 65, 274–276, репр. 78–84, 276–282, репр. 87–110, 283–284, репр. 116, 118, 286–287, репр. 130; Щенникова Л. Иконостас Благовещенского собора Московского Кремля и творчество Андрея Рублева // Зограф. 1988. № 19:63–72; Щенникова Л. А. Иконографические особенности праздничного ряда из Благовещенского собора Московского Кремля // [Сообщения ВНИИР.] Художественное наследие: Хранение, исследование, реставрация. 13. М., 1990:57–126; Щенникова Л. А. Станковая живопись // Качалова И. Я., Маясова Н. А., Щенникова Л. А. Благовещенский собор Московского Кремля: К 500-летию уникального памятника русской культуры. М., 1990:45–47, 48, 50–51, 56–59, 77, примеч. 96–112;

[1991–2000] Византия. Балканы. Русь: Иконы конца XIII – первой половины XV века: Каталог выставки [к XVIII Международному конгрессу византинистов в Москве 8–15 августа 1991 г.]. ГТГ. Август–сентябрь 1991 г. М., 1991:247–251, 258, 264; Плугин В. О тайнах древних икон: Иконостас Благовещенского собора Московского Кремля // Наука и религия. 1991. № 8:3–35; Плугин В. «Чудо в Галиче» и Андрей Рублев // Наука и религия. 1991. № 1:32–35; Попов Г. В. Андрей Рублев: Явление мастера: О творчестве художника около 1400 г. // Человек. 1992. № 2:119–132; Плугин В. А. Андрей Рублев и Ростовский край // Проблемы истории и культуры. [Сб. ст. памяти Ф. И. Буслаева.] Ростов, 1993:157–166; Кочетков И. А. «Спас в силах»: развитие иконографии и смысл // Искусство Древней Руси: Проблемы иконографии. [Сб. ст.] / Ред.-сост. А. В. Рындина, А. Л. Баталов. М., 1994:47–48, 57–61, 63–68; Брюсова В. Г. Андрей Рублев. М., 1995; Попов Г. В. Инициалы Евангелия Хитрово и их место в московском искусстве рубежа XIV–XV веков // История и теория мировой художественной культуры. Вып. 2: Образ человека в литературе и искусстве. М., 1995:39–71; Филатов В. В. Описание фресок собора Успения на Городке в Звенигороде: Новые открытия // Древнерусское искусство. [Сб. ст. Т. 16:] Балканы. Русь. СПб., 1995:379–409; Барановский П. Д. О времени и месте погребения Андрея Рублева: Доклад П. Д. Барановского на объединенном заседании сектора архитектуры и сектора живописи Института истории искусств АН СССР, 11 февраля 1947. [Стенограмма] // Петр Барановский: Труды, воспоминания современников / Сост.: Ю. А. Бычков, О. П. Барановская, В. А. Десятников, А. М. Пономарев. М., 1996:17–37; Манушина Т. Н. Художественные коллекции древнерусского искусства (XIV–XV вв.) [в Троице-Сергиевой лавре] // Балдин В. И., Манушина Т. Н. Троице-Сергиева лавра: Архитектурный ансамбль и художественные коллекции древнерусского искусства XIV–XVII вв. М., 1996:244, 247–248, 250, 263, 268, 270–271, 288, 478, 486, 494, 525, 527–529, 535; Меняйло В. Иконы «Рублева письма» в Иосифо-Волоколамском монастыре // Альфа и омега. 1996. № 4 (11):231–239; Голейзовский Н. К. Загадки Благовещенского собора: Новое в российской истории // ВИ. 1998. № 6:104–117; Гусева Э. К. Царские врата круга Андрея Рублева // Древнерусское искусство: [Сб. ст. Т. 18:] Сергий Радонежский и художественная культура Москвы XIV–XV вв. СПб., 1998:295–311; Кавельмахер В. В. Заметки о происхождении «Звенигородского чина» // Древнерусское искусство: [Сб. ст. Т. 18:] Сергий Радонежский и художественная культура Москвы XIV–XV вв. СПб., 1998:196–216; Клосс Б. М. Избранные труды: [В 3 т.:] Т. 1: Житие Сергия Радонежского. М., 1998:10, 69–70, 73–88, 101, примеч. 12, 130, 136, 168, 207, 219, 235; Маркелов Г. В. Святые Древней Руси: Материалы по иконографии: прориси и переводы, иконописные подлинники: В 2 т. СПб., 1998. Т. 1: Святые Древней Руси в прорисях и переводах с икон XV–XIX веков: Атлас изображений: 616–617, № 169. Т. 2: Святые Древней Руси в иконописных подлинниках XVII–XIX веков: Свод описаний: 50, № 38, 93, № 145. Прил.: № 51–54; Пятницкий Ю. Был ли Андрей Рублев на Афоне? // Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России: Международная конференция. Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник. Троице-Сергиева лавра. Московская духовная академия и семинария. 29 сентября – 1 октября 1998, Сергиев Посад: Тезисы докладов. Сергиев Посад, 1998:59–61; Филатов В. В. К истолкованию фресок на восточных столпах Успенского собора в Звенигороде // Древнерусское искусство: [Сб. ст. Т. 18:] Сергий Радонежский и художественная культура Москвы XIV–XV вв. СПб., 1998:185–195; Дудочкин Б. Н. Андрей Рублев. Материалы к изучению биографии и творчества. М., 2000. Изд. 2-е, испр. и доп.: То же // Труды ЦМиАР. 2. М., 2002; Попов Г. В. Московские художники в Дмитровском уезде первой трети XV века // Florilegium: К 60-летию Б. Н. Флори. [Сб. ст. / Сост. А. А. Турилов.] М., 2000:277–278, 281, 282–283, 284, 285–288;

[2001–02] Плугин В. А. Мастер «Святой Троицы»: труды и дни Андрея Рублева. М., 2001; Щенникова Л. А. Две иконы-наместницы чудотворного «Владимирского» образа Богоматери в Успенском соборе Московского Кремля // Церковные древности: Сборник докладов конференции. VIII Рождественские образовательные чтения. (27 января 2000 г.) / Сост.: С. А. Беляев, Н. А. Ваганова. М., 2001:183–192, 204–208; Щенникова Л. А. Икона-список «Богоматерь Владимирская» из Успенского собора города Владимира // Искусство христианского мира: Сб. ст. [Факультета церковных художеств Православного свято-Тихоновского богословского института]. Вып. 5. М., 2001:67–84; Попов Г. В. Андрей Рублев. М., 2002.

Б. Н. Дудочкин.

Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.