▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск

Кондаков Н. П.

Иконография Богоматери


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

V. Появление моленной иконы. Иконные типы Богоматери V и VI столетий в живописи и скульптуре и художественно-промышленных изделиях

[V.6. Кодекс Рабулы]


Рис. 102

Рис. 103

      Миниатюры Сирийского кодекса Рабулы (Лаврентианская библиотека во Флоренции, pl. I, 56), относящегося к 586 году, сообщают нам наиболее документальные данные об устанавливавшихся в греко-восточном искусстве типах Богоматери. Но, чтобы вполне точно представить себе историческое значение этих типов, следует предварительно обратить внимание на сам характер этого кодекса. Он совмещает в себе двоякую художественную форму: чисто византийского искусства и сиро-египетского. Но, поверх этих двух основных художественных форм, мы находим здесь и следы древнехристианского, точнее — римского стиля, наиболее известного нам в древнейших римских мозаиках, но распространявшегося, как подражательный римский стиль, начиная с IV столетия, по всему Востоку. Так, мы находим здесь, в иллюстрации (рис. 102–103) канонов, в фигурах пророков и апостолов, и композицию чисто скульптурную — из отдельно стоящих монументальных фигур, и бледные краски (светло-зеленоватая, бледно-голубая, палевая, тени голубоватые), и упрощенный рисунок одежд с вертикальными складками. В то же время, мелкие изображения евангельских событий внизу, по сторонам аркад, заключающих в себе каноны евангелия, представляют полную византийскую технику в сочных и густых красках, с золотыми нимбами, с пышными византийскими одеждами и императорскими орнатами, даже с золотыми оживками по малиновому пурпуру одежд, т. е. со всеми признаками сложившегося византийского стиля. Первые композиции, — отдельных фигур, — едва расцвечены светлыми полутонами и представляют чисто скульптурный характер, тогда как мелкие сцены, а затем и большие миниатюры «Распятия», «Вознесения», выставляют пейзаж с типичными византийскими скалами, с отдаленной горной далью лилового и голубого тона, и с темно-зеленой почвой, усеянной цветами. Сообразно с этим двояким составом миниатюр, разнообразится в них и тип Самого Спасителя и даже Его облачение: то Он представляется, в нескольких миниатюрах, в голубоватом хитоне и светло-пурпурном гиматии, со светло-русыми (слегка красноватого оттенка) волосами, то в светло-зеленом хитоне и малиновом гиматии, то с черными волосами (как, например, в «Распятии»). Первый тип — византийский, второй тип — сирийский. На ногах Спасителя иногда красные башмаки; в левой руке Его голубая держава, а правая раскрыта перед грудью.

      Типы апостолов и манера представления их также принадлежат еще III–IV векам и известны нам по римским мозаикам. Мы находим в их изображениях контуры только из светлых красок, окаймленные слегка набором теневых тонов, как бы каймами: это контуры — зеленые, коричневые, желтые и красноватые, у одежд белых и светло-зеленых. Нимбы — только в виде цветных ободков. Пророки (Моисей, Иона и др.) в одеждах светлых цветов: бледно-розового, желтоватого, светло-зеленого. Бледно-лиловый цвет одежд встречается часто и у разных обстановочных фигур.


Рис. 104

      На миниатюре легкого и светлого пошиба, изображающей (рис. 104) Сошествие Святого Духа, мы находим фигуру Богоматери, посреди апостолов, стоящую и в умилении прижавшую к своей груди руку, со сложенными на благословение перстами. Богоматерь представлена здесь в светло-лиловом мафории, поверх синего хитона, и с белым чепцом на волосах; башмаки красные, с острыми носками; длинный овал лица и светлый, чуть желтоватый, нимб; типы апостолов принадлежат еще древнехристианскому искусству, представленному, например, мозаиками церкви Констанцы в Риме.

      В миниатюре «Вознесения Господня» (рис. 105) мы встречаем уже другой тип Богоматери, чисто сирийский. Она является здесь юною, статною фигурой; на ней исключительно темно-лиловые одежды с бахромой. Сама она юная, статная, круглолицая; облачена во все пурпурное, и, тогда как у апостолов нет нимбов, нимб ее золотой, и вся манера письма и типа — восточная, отвечающая черноволосому типу Спасителя. Преувеличенно сильны и резки движения как апостолов, так и архангелов, стремительно подающих Спасителю венцы свои; весь пейзаж, с розовым закатом и лиловыми облаками, резко отличается от светлой иллюминовки других сцен.


Рис. 105

      Но, при этом разнообразии тонов, колорита и даже типов, большие и малые миниатюры представляют одну редакцию, одну художественную манеру, сосредоточившуюся в определенном страстном движении, в порывистых и часто преувеличенных и изломанных жестах и позах. Все это назначено давать определенную религиозную экспрессию и временами ее достигает, хотя чаще только разлагает античную, рельефно покойную композицию. Несравненно удачнее результаты внешней символизации, окружающей священные образы: ореолы, круги, эмблемы и прочее.

      В изображении «Вознесения» (рис. 105) миниатюрист представляет Спасителя стоящим внутри овального ореола и держащим левой рукой раскрытый свиток, а правой, высоко поднятой (почти взмахнутой) рукой благословляющим; ореол несут херувимы и серафимы, а два архангела приносят венцы к подножию этой чудесной триумфальной колесницы. На земле, среди двух оживленных групп апостолов, лицом к зрителю, в торжественной позе стоит Божия Матерь, молясь и вместе славя Бога с воздетыми руками. Два архангела, обращаясь к апостолам, как к «мужам галилейским», говорят им внушительно и пророчески, — один подымая руку к небу, другой объясняя явление. В среде апостолов живые движения выражают их недоумение, страх, смятение от неожиданности и прочее, и составляют особо характерную черту сирийского стиля, выработавшегося в пятом и шестом веках. Эта черта заключается столько же в пристрастии к сильным жестам, сколько в преувеличении их пластического выражения, и помогает узнавать списки сирийских оригиналов до позднейших времен.


Рис. 106

      Весьма важно, поэтому, сделанное уже сближение миниатюр с ампулами Монцы, между которыми две повторяют тот же перевод иконописного сюжета, с незначительными вариантами в подробностях. Таким образом, становится возможным принять и важное для нас заключение, что само появление в переводе «Вознесения» Богоматери состоялось именно в сирийской иконописи.

      Здесь кстати будет сказать, что совершенно подобная и по стилю, и по сочинению, фреска (рис. 106) подземной церкви св. Климента представляет именно «Вознесение Господне», а не «Успение» Божией Матери (в виде ее Вознесения, как думают еще и ныне), и хотя она относится уже ко времени папы Льва IV (847–855), но дает все ту же композицию и все тот же стиль, разве только в более грубой передаче.


Рис. 103

Рис. 107
191-1 Ch. Diehl. Manuel d’art byzantin, 1910, p. 237, fig. 119 et 120. К сожалению, мы не можем дать сколько-нибудь точных воспроизведений миниатюр кодекса Рабулы, но в ближайшем времени ожидается опубликование их факсимиле, в красках, в издании известного римского ученого проф. Ант. Муньоса. Исполненный здесь снимок с фотографии, снятой в текущем 1913 году, отличается также крупными недостатками.

      Наиболее замечательная миниатюра (рис. 107) на листе 289 кодекса Рабулы (оборот листа занят изображением выборов апостола Матфея) представляет (см. рис. 103) Богоматерь, в иконописном переводе: внутри кивория, украшенного наверху фигурами двух павлинов и убранного камнями, на особом подножии, тоже убранном камнями (пульпит), стоит Божия Матерь, держа на левой руке полулежащего (как бы грудного) Младенца. Иконный тип отличается юностью; лик Марии подражает сирийскому типу женской красоты, с большими глазами, суженным книзу овалом и миниатюрными формами191-1). На Божией Матери все — и мафорий, и хитон — светло-лилового цвета, с золотыми клавами, тогда как Младенец, с русыми курчавыми волосами, облачен в голубой хитон и гиматий из золотой ткани. Вокруг головы Божией Матери золотой нимб. Подобное же, чисто византийское, изображение Божией Матери находится и в миниатюре настоящего кодекса, изображающей «Благовещение»: Богоматерь держит в левой руке пурпурную шерсть; одежды ее малинового цвета, по хитону золотые клавы. Но, что самое важное, данный лик Богоматери, видимо, отвечает восточному, наиболее чтимому в то время типу, из которого выработалась (c изменением деталей) византийская икона Одигитрии. Прямым указанием на это служит: изображение Младенца полулежащим (восточный тип Одигитрии), присутствие в Его левой руке книги Евангелия (устраненной в византийском переводе) и общий, указанный нами восточный характер типа (юность лика) и письма. Густые и тяжелые краски отвечают и здесь восточной композиции, как в изображениях восточного Спаса в том же кодексе, с темно-малиновыми одеждами, так и апостолов — в одеждах цвета красной охры (см. миниатюры: Распятия, Причащения апостолов, Умножения хлебов и пр.), ангелов и херувимов — в оранжевых тонах и пр.



← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.