▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск

София Премудрость Божия. Выставка русской иконописи XIII–XIX веков из собраний музеев России: [Каталог]


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

Раздел 8. Благое действие Премудрости в мире. Кат. №№ 86–111

         
с. 245
¦
В богословии Дионисия Ареопагита Благость и Премудрость — «божественные имена»1. Благо, синоним Добра, тождественное Прекрасному, Красоте и Любви, «...на все сущее... произливает сияние благости во всей его полноте»2.

1 Дионисий Ареопагит. О божественных именах. О мистическом богословии. СПб., 1994. Гл. 4 : 1; 5 : 2. Перевод Г. М. Прохорова.

2 Corpus Areopagiticum. О божественных именах // Общественная мысль: Исследования и публикации. М., 1990. Гл. 4 : 1. Перевод Л. Н. Лутковского.

        По учению апостола Павла, вся Божественная мудрость явилась в Иисусе Христе (1 Кор. 1 : 24, Еф. 3 : 10–11, Кол. 2 : 2–3), Предвечном Слове, Сыне Божием.

        Преблагое отношение Премудрости к миру раскрыто евангелистом Иоанном (Ин. 1 : 14): Слово-Логос, «полное благодати и истины», воплотилось («И Слово стало плотию»); существовало во временном земном цикле жизни («и обитало с нами»); было зримо («и мы видели славу Его, славу как Единородного от Отца») и открыло Собою Бога («Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (1 : 18). Христос принес в мир благодать и истину («благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа» (1 : 17). Он воплощал Собою «полноту» — исчерпывающее без остатка изобилие духовных даров («И от полноты Его все мы приняли...» (1 : 16).

        Согласно Дионисию Ареопагиту, при Успении Богородицы апостолами «было принято... славословить... всемогущее благо Богоначального истощания»3, трактуемого преподобным Максимом Исповедником (582–662) как «добровольное сошествие Сына во плоть, помимо греха», полагавшего, что Сын, «будучи истинным Словом во ипостаси», воплотился («облекся в образ раба») «из-за преизобилующей благости»4.

3 Там же. Гл. 3 : 2.

4 Дионисий Ареопагит. О божественных именах. О мистическом богословии. СПб., 1994. Гл. 3 : 2, примеч. 17. Перевод Г. М. Прохорова.

        Благое действие Логоса-Премудрости, согласно текстам Ветхого и Нового Завета и их толкованиям отцами Церкви, началом имело сотворение Богом мира (Притч. 3 : 19, 8 : 22–31; Прем. 9 : 9; Ин. 1 : 1–4) и человека (Быт. 2 : 7)5. Оно проявилось в Предвечном Совете о тайне спасения мира — кеносисе второго лица Троицы, Сына Божиего (Флп. 2 : 6–8)6, в таинстве заклания Агнца «до создания мира» (Откр. 13 : 8)7, в «домостроительстве благодати Божией» (Еф. 3 : 2) деяниями в истории избранного народа (Прем. 10 : 1–19, 21; 11 : 1–4; Сир. 24)8, в тайне воплощения Логоса, «открытой святым Апостолам Его и пророкам Духом Святым» (Еф. 3 : 5), и «полнотой» благодати Иисуса Христа (Ин. 1 : 14)9.

5 Композиция «Сотворение Адама» на потолке Сикстинской капеллы (1508–1512) в Ватикане Микеланджело Буонаротти (1475–1564). София, олицетворенная Премудрость, поддерживает шуицу (левую руку) Творца при сотворении Им человека.

6 Икона «Троица» (1422–1427) преподобного Андрея Рублева (ок. 1370–1430).

7

8 Циклы мозаик:
V в. — в базилике Санта Мария Маджоре в Риме;
XII в. — в Палатинской капелле в Палермо;
XII в. — в Кафедрале Монреаля (Сицилия);
XIII в. — в церкви Св. Марка в Венеции.

9 Христологические циклы мозаик, фресок и икон. Икона «Спас Вседержитель» (XIV в.) с надписью на фоне «Премудрость Божия» из Византийского музея в Афинах.

        В притче царя Соломона Премудрость называет Себя «художницею» при Творце и «радостью» (Притч. 8 : 30) при творении, «когда [Господь] полагал основания земли» (Притч. 8 : 29). «Веселие» Премудрости (Притч. 8 : 30–31) сопутствовало процессу создания мира и придавало акту воплощения идей и форм характер «божественной игры». Благие радость и веселие Премудрости («веселясь на земном кругу Его») сопровождали основание Богом земной жизни («и радость моя была с сынами человеческими» — Притч. 8 : 31). Персонифицированная Премудрость Книги Премудрости Иисуса, сына Сирахова, «подобно облаку покрыла землю» (Сир. 24 : 3). Она владела всеми первоформами видимого и создавала красочную картину первообразов мира10. Чертоги Премудрости («Я поставила скинию на высоте, и престол мой — в столпе облачном» — Сир. 24 : 4) хранили все богатства разнообразия цвета11.

10 По св. Фоме Аквинскому (1225 или 1227–1274), «Все природные порождения следуют определенным формам. Но эту определенность должно возвести как к своему первоначалу к Божественной Премудрости...» — Summa Theologie, 1, q. 44, 3 с. (Антология 1969. С. 839. Перевод С. С. Аверинцева).

11 «Я приблизился к престолу Святой Премудрости (Agia Sophia), — писал мастер Теофил Пресвитер (конец XI — начало XII в.), — и узрел святилище, исполненное всеми видами различных красок...» — цитата из статьи Д. Э. Харитоновича (Харитонович 1982. С. 29).

        Премудрость, по Книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова, «произращающая благодать» (Сир. 24 : 20), снизошла на землю, поселилась «в наследственном уделе Господа» (Сир. 24 : 13), чтобы «изливать учение, как пророчества» (Сир. 24 : 36), жертвенно предлагая себя для неистощимой духовной трапезы («ядущие меня еще будут алкать, и пьющие меня еще будут жаждать» — Сир. 24 : 23).

101

Евангелист Матфей. Вторая половина XV века. Тверь
стр. 282–283
102

Книжная миниатюра. Евангелист Марк. Начало XVI века. Новгород
стр. 284–285

        В античном мире разделялись понятия о мудрости, что отразилось в сакральном изображении богини Афины-Паллады, вечной Девы12, и в аллегорическом изображении мудрости — софии13. В восточнохристианском искусстве, исходя из различия, проводимого отцами Церкви между ипостасной Божественной Премудростью, подающей дары, и премудростью, которая входит в число этих даров, также различались изображения духа Премудрости (Ис. 11 : 2) в виде ангела с двухромбовым восьмиугольным знаком-символом (кат. № 101, 102)14 и аллегории мудрости15.

12 Статуя Фидия (30-е гг. V в. до н.э.) для Парфенона на Афинском Акрополе.

13 Статуя на внутреннем фасаде Библиотеки Цельса в Эфесе (II в. н.э.).

14 Миниатюры Евангелия духовника Виссариона, выполненные сербским мастером Ростиславом (1429 г.). (РНБ, ф. и. 591).

15 Миниатюра Парижской Псалтири X в. (grec. № 139). Копия с нее последней четверти XIII в. в рукописи № 38 монастыря Св. Екатерины на Синае в РНБ (греч. № 269). На миниатюре царь Давид стоит с раскрытой книгой в руке между Мудростью и Пророчеством, над ним Дух Святой в виде голубя. Подобная античной статуе, аллегорическая фигура Софии имеет нимб, т.к. олицетворяет дар Святого Духа, ставший свойством царя-пророка.

        Образы Софии Премудрости Слова Божиего представлены прежде всего в Софии Константинопольской: Богоматерь на престоле с предвечным Младенцем пред лоном Ее (мозаика апсиды середины IX в., мозаика южного вестибюля второй половины X в.) как символический образ «домостроительства тайны, сокрывавшейся от вечности в Боге» (Еф. 3 : 9); Христос Вседержитель с раскрытым Евангелием (мозаика люнетты портика (886–912) как Христос «Божия сила и Божия премудрость» (1 Кор. 1 : 24); Этимасия (solisterium) — Уготованный Престол (Пс. 9 : 8) на металлическом карнизе (VI в.) над Царскими дверями16 как эсхатологический символ.

16 На рельефе — арка, образованная двумя столбиками-колонками с капителями, соединенными дугой, заключающая в себе трон с раскрытым Евангелием. Над книгой — Святой Дух в виде голубя.

        «Многоразличная премудрость Божия» (Еф. 3 : 10) открывалась избранникам своим в образе Невесты-Девы, словно небесный Палладий Софии, сходящей духом своим (Прем. 7 : 7) на жаждущих мудрости. О ней свидетельствовали и царь Соломон: «Я полюбил Ее и взыскал от юности моей, и пожелал взять Ее в невесты себе, и стал любителем красоты Ее» (Прем. 8 : 2), и Константин-Кирилл Философ (ок. 827–869): «Я же... приметил самую красивую с сияющим ликом, украшенную золотыми ожерельями, жемчугом и всей красотой. Имя же ей было София, сиречь Мудрость. И ее я избрал»17.

17 Климент Охридски. Събрани съчинения. София, 1973. Т. III. С. 89–109.

        По мнению современных софиологов, именно Константин-Кирилл Философ, как имевший свой внутренний духовный опыт, знавший ветхозаветные и античные представления о Софии Премудрости, чутко относившийся ко всему, что хранила церковь Святой Софии Константинопольской, в которой он служил патриаршим библиотекарем, мог быть вдохновителем иконографии символического личностного (ипостасного) образа Святой Софии в виде царственной Девы18. Вместе с принятием христианства, этот образ имел особое распространение на новой культурной почве — в искусстве славянских народов, особенно на Руси. Наиболее содержательную полноту образ получил в иконографии «новгородского» извода. В его символике своеобразно воплотилась идея благого действия Премудрости в мире. Именно образ Софии Премудрости Божией «новгородского» извода с. 245
с. 246
¦
вмещает в себе «сумму богословия» о «славе Софии Премудрости» в контексте учения евангелиста Иоанна о Логосе (Ин. 1 : 1–4, 14, 18) и благовествования «служителя» Иисуса Христа апостола Павла (Еф. 3 : 1–11).

18 Топоров В. И. Святость и святые в русской духовной культуре. М., 1995. Т. 1. С. 64–65.

        София на престоле в композиции «новгородского» извода — контаминационный, синтезирующий образ символов Ветхого и Нового Завета, вмещающий и объединяющий в себе идею «многоразличной Премудрости». Крылатая царственная дева — Девство Премудрости и Ангел Великого Совета, она — олицетворенная Невеста «жаждущих мудрости» и мистическая Невеста Агнца (Притч. 9 : 1; Откр. 19 : 7, 21 : 9). Ее красный лик и красные одежды — пламень Неопалимой Купины («Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста» — Исх. 3 : 2) как прообраз Приснодевства Богородицы и цвет одежд Логоса Второго пришествия («Он был облечен в одежду, обагренную кровью. Имя Ему: «Слово Божие» — Откр. 19 : 13) и цвет мученичества как непреложного свидетельства о Христе и ходатайства на Страшном суде, как основания Церкви. Белый свиток в левой руке Девы и жезл в правой — символы «духа пророчества» и «Иисусова свидетельства» (Откр. 19 : 10), Его пришествия во славе и Царства «Царя царей» (Откр. 19 : 15–16)19.

19 Отметим композиционное сходство между «новгородским» изводом иконы «София Премудрость Божия» и картиной Франческо Траини «Слава св. Фомы Аквинского» 1340 г., находящейся в церкви Св. Екатерины в Пизе. Подобно Софии на иконе, в центре картины восседает св. Фома в «славе», держа перед собой раскрытую книгу, излучающую свет, — свой главный труд «Summa Theologie». Св. Фоме предстоят античные философы, также держа перед собой раскрытые книги в сторону Фомы и его творения, — справа Платон, слева Аристотель. На иконе ноги Девы Софии утверждены на камне; на картине под «славой» св. Фомы фигура возлежащего философа Аверроэса (1126–1198) с его Комментарием к Аристотелю, чем изображалось, очевидно, торжество Теологии над Рационализмом. На картине над св. Фомой благословляющий Христос с закрытой книгой. На иконе, как известно, над Софией представлен Христос, благословляющий обеими руками. Если в иконе также над Софией изображается небо в виде широкой полосы и ангелы на нем, то на картине Франческо Траини, символизируя ветхозаветную мудрость, к св. Фоме из царства Христа обращены текстами своих книг шесть библейских пророков. Таким образом, картина Франческо Траини представляет собой в некотором роде западный вариант образа Святой Премудрости, олицетворенной св. Фомой Аквинским и его трудом «Summa Theologie», вобравшим в себя мудрость Афин и Иерусалима.

Сравнивая картину Франческо Траини с иконой «новгородского» извода, необходимо заметить, что наиболее ранняя из известных композиций «Софии Премудрости Божией» относится лишь к первой четверти XV в. Это — запрестольная выносная икона Благовещенского собора Московского Кремля (атрибуция Л. И. Лифшица в кн.: Качалова И. Я., Маясова Н. А., Щенникова Л. А. Благовещенский собор Московского Кремля. М., 1990. С. 67. Примеч. 159. Ил. 192–193).

Несомненно, картина Франческо Траини прежде всего является образом св. Фомы Аквинского, канонизированного папой Иоанном XII в 1323 г., и тем не менее в целом может быть истолкована как аллегория христианской Премудрости, воплощенной в богословском труде св. Фомы.

        Образ Софии Премудрости Божией «новгородского» извода, с одной стороны, олицетворял собой тайну Премудрости в образах Богоматери с Предвечным Младенцем Эммануилом в лоне Ее и Иоанна Предтечи — свидетеля пришествия в мир Мессии Христа — Агнца, предстоящих ей как Девству воплощенного в человеке Логоса (Ис. 7 : 14). С другой — благословляемый Христом апокалиптический образ Церкви-Невесты (Откр. 22 : 17) с грядущим Женихом-Логосом в лоне Богоматери-Церкви и «другом Жениха» (Ин. 3 : 29) — Иоанном Крестителем в контексте эсхатологического призвания Духом и Невестой Жениха: «Прииди» (Мф. 6 : 10; Откр. 22 : 17) и его ответом: «Ей, гряду скоро» (Откр. 22 : 20), на что указано изображением этимасии.

        Как проявление благотворного влияния учения о Премудрости Божией на возникновение новых «софийных» образов, форм и стилей в христианском искусстве представляются поразительные связи и параллели с появлением и распространением Корпуса сочинений Дионисия Ареопагита (I в.). Корпус стал известен в 532 году в Константинополе, где императором Юстинианом в 532–537 годах строится церковь Св. Софии Премудрости Слова Божиего. Переводы Корпуса на латинский и славянский языки становятся новым стимулом для христианского богословия и христианской мистики. На Западе латинский перевод Ареопагитик с комментариями Максима Исповедника Иоанна Скотта Эриугины (ок. 810 — ок. 870), найденный аббатом Сюжером (1088–1151) в Сен-Дени, по-видимому, явился импульсом для появления готического стиля в архитектуре и для расцвета схоластической мысли в богословии20. Перевод Корпуса на славянский язык (1371 г.) сыграл значительную роль в возникновении сюжетов на тему Софии Премудрости в росписях восточнохристианских храмов особенно в XIV веке, в эпоху исихастских споров21. Знание Константином-Кириллом Философом творений Дионисия Ареопагита оказало влияние на его духовное творчество в период борьбы с иконоборчеством, на его личное почитание Святой Софии Премудрости22.

20 Панофский Э. Готическая архитектура и схоластика // Богословие в культуре средневековья. Киев, 1992. С. 53, 98–105.

21 Прохоров Г. М. Памятники переводной и русской литературы XIV–XV веков. Л., 1987. С. 22–27.

22 Топоров В. И. Святость и святые в русской духовной культуре. М., 1995. Т. 1. С. 33–36, 53–67, 105.

        Благое действие Премудрости, направленное на приуготовление мира ко Второму пришествию и Суду и введение праведных на «царский пир» в чертоги Небесного Иерусалима, имеет своих «свидетелей», «слуг» и «чад» в лице праотцов и пророков, апостолов и мучеников, святителей и преподобных.

        Свидетелями Премудрости Писание называет прежде всего пророков. В пламени неопалимой купины Бог открывает свое имя Моисею (Исх. 3 : 14), посылает избранному народу Ангела Хранителя, заключающего в себе имя Бога (Исх. 23 : 20–21), и повелевает Моисею, показав образец, построить скинию и ковчег для вселения в нее славы Господней (Исх. 25 : 9; 40 : 34). Царь Давид пророчествует о Мессии, сидящем одесную Господа, о рождении Мессии Господом и о Его Священстве (Пс. 109 : 1, 3–4). Ипостасная Премудрость Божия в Книге Притчей Соломоновых в прообразовательных символах представляет «домостроительство тайны» (Притч. 9 : 1–5) и определяет богопочитание основой мудрости (Притч. 1 : 7). В мессианских пророчествах Исаии открывается тайна воплощения Предвечного Логоса (Ис. 7 : 14), называются имена Сына (Ис. 9 : 6), Мессия изображается так, словно пророку была дана возможность видеть его. Именно Исаия, говоря о добровольном страдании Спасителя, уподобил его Агнцу Божиему, которого приносят в жертву для очищения грехов народа избранного (Ис. 53). Пророку Иезекиилю было дано видение славы Господней (Иез. 9 : 3; 10 : 4, 18; 11 : 22–23; 43 : 5) и чинов Небесной Иерархии (Иез. 10 : 1, 3, 5–22).

        Свидетелями исполнения ветхозаветных пророчеств о рождении Мессии и вочеловечения Логоса как разрешения тайны, «сокрывавшейся от вечности в Боге» (Еф. 3 : 9), явились архангел Гавриил, Дева Мария, праведная Елизавета, ангелы, пастухи, волхвы, Симеон Богоприимец и пророчица Анна. Особая глубина свидетельства проникновенно выражена двумя ветхозаветными пророками — Симеоном Богоприимцем и Иоанном Предтечей, соединившими собою Ветхий Завет с Новым. Симеон, ожидавший предсказанного ему Духом Святым Христа Господня (Лк. 2 : 26), мгновенно прозрел в принесенном в храм на сороковой день младенце Иисусе «свет и просвящение язычников и славу народа Твоего Израиля» (Лк. 2 : 32).

        Великий свидетель Премудрости Иоанн Креститель был послан стать Предтечей Мессии, чтобы приготовить путь Господу, Его приход в мир и открыть тайну воплощения Сына Божия и его крестной жертвы (Ин. 1 : 29). Иоанну дано первым увидеть и указать народу Христа (Ин. 1 : 33). Он «был послан, чтобы свидетельствовать о Свете» (Ин. 1 : 8). Ему была ведома тайна Мессии: Он — «Сын Божий», «Жених», «Агнец Божий» (Ин. 1 : 34; 3 : 29; 1 : 29). Христос сам говорит об Иоанне как о своем свидетеле (Ин. 5 : 32–35). Он приходит на место, где крестил Иоанн, принимая и подтверждая истинность слов, сказанных Иоанном о Нем (Ин. 10 : 40–41).

        Учеников и апостолов Христа евангелист Лука называет «очевидцами и служителями Слова» (Лк. 1 : 2). Апостол Павел к слугам Христа причисляет себя и своих учеников (1 Кор. 3 : 5). Служение Христу он видит в проповеди Премудрости Божией: «...проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей» (1 Кор. 2 : 7), и объясняет свое служение как «дар благодати Божией» (Еф. 3 : 7). Величая Иисуса Христа «Первосвященником исповедания нашего», апостол Павел в числе сослужащих ему называет и пророка Моисея (Евр. 3 : 5).

        Преемниками апостолов в деле служения Премудрости, проповеди ее учения и раздаяния ее даров стали отцы Церкви — святители и богословы.

        Подвиг мученичества был также свидетельством «слова Божьего». С эпохи гонений на христиан он приравнивался к особому роду служения — подражанию с. 246
с. 247
¦
крестной жертве Христа, был залогом бессмертия и воскресения, после которого мученики «оживали и царствовали со Христом тысячу лет» (Откр. 20 : 4). На них уповали как на ходатаев на Страшном суде, их мощи полагались в основание престола храмов.

        Смысл таинственной фразы Евангелий «и оправдана премудрость чадами ее» (Мф. 11 : 19; Лк. 13 : 34), завершающей слова Христа о Предтече (Мф. 11 : 7–19), раскрывается через текст Евангелия от Иоанна «и от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать» (Ин. 1 : 16). Душевная благодать человека, его вера, добро, любовь к Богу и окружающему миру в преизбытке обретает в ответ духовную благодать «полноты» Премудрости, Сына, Логоса, преизобилие трапезы и пира Премудрости (Притч. 9 : 1–5). Избравшие Премудрость своим путем и своей жизнью получили «власть быть чадами Божиими» (Ин. 1 : 12), явились «оправданием» ее искупительной и спасительной жертвы, стали участниками ее трапезы как обретшие ее «оправдание». Христос, скорбя о Иерусалиме, у которого отнималось избранничество, восклицал: «Сколько раз хотел Я собрать чад твоих, как птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Лк. 13 : 34). Принявшим Его Христос «дал власть быть чадами Божиими...» (Ин. 1 : 12), т.е. стать духовными детьми Бога.

        В историософских представлениях зрелого и позднего средневековья Руси в качестве восприемников благодати Святого Духа и слуг Премудрости выступают не только святые и церковнослужители, но и конкретные светские лица, что явилось формой утверждения идеальных политических концепций как для «республиканского» Великого Новгорода, так и для самодержавной Москвы. Словно «игрою» Премудрости складывался в XV–XVII веках великокняжеский и царский ономастикон. Так жена великого князя московского Василия I (1371–1425) — великая княгиня Софья Витовтовна; София — жена Галицкого князя Дмитрия Юрьевича Шемяки (1420–1453), соперника Василия II, жившая с 1449 года в Великом Новгороде; византийская принцесса Софья Палеолог (умерла в 1503 г.) — жена великого князя московского Иоанна III (1440–1505). Царевна Софья Алексеевна (1657–1704), сестра царей Ивана V (1666–1696) и Петра I (1672–1725), откровенно уподоблялась придворным поэтом Карионом Истоминым святой Софии, а архимандрит Игнатий Римский-Корсаков предпринял попытку толкования иконы «новгородского» извода как отображение самодержавия Софьи, Иоанна и Петра23.

23 Богданов А. П. София — Премудрость Божия и царевна Софья Алексеевна // Из истории русской духовной литературы и искусства XVI в.: Герменевтика древнерусской литературы. М., 1994. Сб. 7. Ч. II. С. 339–428.

        А. Лукашов с. 247
 
¦

Свидетели Премудрости (кат. №№ 86–97)

86

Богоматерь с Младенцем на престоле с предстоящими пророками Давидом и Соломоном. 60-е годы XVI века. Москва
стр. 248–249
87

Пророк Моисей. 1590-е годы. Круг Федора Трофимова. Каргополь
стр. 250–251
88

Пророк Давид. Середина XV века. Тверь
стр. 254–255
89

Пророк Соломон. Середина XV века. Тверь
стр. 256–257
90

Пророк Даниил. Середина XV века. Тверь
стр. 258–259
91

Пророк Иезекииль. Середина XV века. Тверь
стр. 260–261
92

Симеон Богоприимец. Начало XVIII века. Ярославль
стр. 262–263
93

Иоанн Предтеча с житием. Вторая половина XVI века. Москва
стр. 264–265
94

Иоанн Богослов в молчании. 1679 год. Нектарий Кулюксин. Кирилло-Белозерский монастырь
стр. 266–267
95

Апостол Павел. Последняя четверть XV века. Тверь
стр. 268–269
96

Сошествие во ад, с избранными святыми. Первая половина XVI века. Псков
стр. 270–271
97

Деисус. Конец XV — начало XVI века. Новгород
стр. 272–273

Слуги Премудрости (кат. №№ 98–105)

98

София Премудрость Божия, с избранными святыми (Триптих). Вторая половина XVI века. Москва
стр. 274–277
99

Деисусный чин. Вторая половина XV века. Новгород
стр. 278–279
100

Царские врата. Левая створка. Вторая половина XV века. Тверь
стр. 280–281
101

Евангелист Матфей. Вторая половина XV века. Тверь
стр. 282–283
102

Книжная миниатюра. Евангелист Марк. Начало XVI века. Новгород
стр. 284–285
103

Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Богослов. Первая половина XVI века. Псков
стр. 286–287
104

Беседа Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста («Добрые плоды Учения»). Начало XVII века. Никифор Савин. Царская мастерская
стр. 288–289
105

Святитель Николай, архиепископ Мирликийский. 1526 год. Новгород
стр. 290–291

Чада Премудрости (кат. №№ 106–111)

106

Спас на престоле с припадающими Зосимой и Савватием Соловецкими. 1620-е годы. Круг Назария Истомина Савина. Царские мастера. Москва
стр. 292–293
107

Чин деисусный. Первая половина XV века. Тверская школа
стр. 294–295
108

Параскева Пятница с житием. Первая треть XVI века. Тверь
стр. 296–297
109

Успение Богоматери и избранные святые. Первая половина XVI века
стр. 298–299
110

Избранные святые: Екатерина, Иаков, Мария Египетская. Конец XVI — начало XVII века
стр. 300–301
111

Вера, Надежда, Любовь и мать их София. Первая половина XVI века. Новгород
стр. 302–303


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.