▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск

Масленицын С. И.

Ярославская иконопись


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

[8. Творчество ярославских иконописцев второй половины XVI века]

        
 с. 25 
¦
При Иване Грозном, после покорения Казанского (1552) и Астраханского (1556) ханств и открытия в 1553 году англичанами пути в Москву через Белое море, Ярославль становится одним из важнейших центров торговли России. Здесь перекрещивались торговые артерии, соединявшие Москву со странами Западной Европы и Востока. Англичане строят в городе факторию и снаряжают "водоходное судно, какого дотоле не видывали в России"19, для отправки товаров по Волге к берегам Персии. Для укрепления местной торговли и развития ремесел Грозный по примеру Ивана III переселяет в Ярославль новгородских купцов и ремесленников, дает им многие льготы. С середины XVI века служилые люди — дворяне, купцы и ремесленники играют в жизни города все большую роль. На деньги этих людей возводят на посадских улицах и площадях новые храмы. Правда, строят их еще из дерева, но отныне самыми частыми заказчиками икон у мастеров живописи выступают посадские люди. Сохранившиеся в Ярославле иконы второй половины XVI века в основном принадлежат творчеству местных мастеров. В них заметно стремление к более свободной трактовке канонических сюжетов, композиции преобретают жанровый характер. В числе икон преобладают житийные образа — иконы, в которых изображения святого или группы святых сопровождаются рядами клейм. Эти небольшие сцены из житий святых художники нередко насыщают подробностями бытового плана. По мастерству исполнения произведения ярославских иконописцев второй половины XVI века часто не столь профессиональны, как творения столичных художников, но в них отражено более живое и непосредственное отношение к окружающему миру.

19 Головщиков К. Д. История города Ярославля, с. 81.

32. Благовещение. Из церкви Благовещения в Ярославле. Дерево, яичная темпера. 112 × 85. Вторая половина XVI века. Ярославский художественный музей. И-267

      Характерным примером творчества местных иконописцев второй половины XVI века является храмовая икона из церкви Благовещения (Ярославский художественный музей) (илл. 32). Как и на образе начала XVI века из Преображенского собора Спасского монастыря, явление архангела Гавриила деве Марии представлено на фоне архитектурных кулис. Но в их построении нет и доли той логичности, которой отличалась конструкция палат на произведении мастера дионисиевской школы. Они больше напоминают те пирамиды из бесчисленных ларей и   с. 25 
 с. 26 
¦
ларчиков, которыми украшались горницы в купеческих домах или светлицы богатых щеголих. Перегруженные всевозможными башенками, колонками, множеством сквозных проемов, окон и дверей, эти строения доминируют в композиционном строе иконы. Силуэты фигур архангела Гавриила, Богоматери и сидящей на переднем плане служанки-пряхи оказываются плохо различимыми на их фоне. Краски композиции отличаются пестротой, хотя по интенсивности звучания они менее ярки, чем на иконе первой половины XVI века. В колорите образа особое значение получают многочисленные мелкие белые и черные штрихи, которыми выполнен рисунок узоров на кровлях и стенах зданий, отмечены освещенные места на складках одежд, выявлен рисунок перьев на черных крыльях архангела.


33. Иоанн Предтеча в житии. Дерево, яичная темпера. 142 × 96. XVI век. Ярославский художественный музей. И-138

34. Елизавета с младенцем Иоанном укрываются в недрах горы от преследования воина. Клеймо иконы «Иоанн Предтеча в житии»

      В Ярославском художественном музее хранятся две большие житийные иконы с изображением Иоанна Предтечи. На первой из них житие легендарного аскета представлено в шестнадцати клеймах (илл. 33). В среднике иконы Предтеча изображен в виде "ангела пустыни", держащим в руках чашу с "усекновенной" главой — символом его мученичества. Окружающим средник клеймам приданы довольно крупные размеры, их композиции отличаются легкой обозримостью, так как число участников в каждой сцене невелико. Архитектурные кулисы имеют очень простые очертания и не мешают восприятию действия. Колорит иконы построен на довольно мягких сочетаниях цветов. Среди композиций клейм иконы можно выделить сцену "Елизавета с младенцем Иоанном спасаются от преследования воина" (илл. 34). Весь строй этого клейма с максимальной наглядностью передает суть рассказа: гора принимает в свои недра мать Предтечи и закрывается перед преследователем. Облаченная в яркий киноварный мафорий Елизавета скрывается в черном прогале пещеры, силуэт фигуры гонителя мрачно высится на фоне светлых горок, добрых к "праведным" людям.


35. Иоанн Предтеча в житии. Из церкви Николы Надеина в Ярославле. Дерево, яичная темпера. 124 × 103. Вторая половина XVI века. Ярославский художественный музей. И-106

      В другой иконе, поступившей в Ярославский историко-архитектурный музей из церкви Николы Надеина, количество сцен из жития Предтечи доведено до двадцати (илл. 35). Клейма имеют сравнительно небольшие размеры, число же участников в некоторых сценах сделалось обильным. Колористический строй этой иконы менее выдержан, трактовка форм отличается большей дробностью. Но по профессионализму исполнения она безусловно выше, чем образ с шестнадцатью клеймами. Иоанн Предтеча Ангел пустыни представлен в среднике на фоне низких светло-желтых горок, выполняющих, скорее, как и на первой иконе, функции позема — условной иконописной формы, изображающей "твердь земную". Силуэт фигуры Предтечи с торжественно развернутыми крыльями четко выделяется на глади золотого фона. Беспокойный ритм складок одежд Иоанна, дробные линии горок, притененных кровавыми всплесками киновари, создают впечатление  с. 26 
 с. 27 
¦
напряженности, тревоги. В колорите средника доминируют черно-зеленая и темно-коричневая краски, преобладающее значение которых усилено сопоставлением с неярким светло-зеленым цветом, бледной охрой и холодным тоном белых пробелов и оживок. Разделка форм выполняется не только белильными штрихами, но и золотом. Золотыми линиями прорисованы крылья Предтечи, расписаны кроны и стволы деревьев.


36. Ангел выводит младенца Иоанна из пустыни. Клеймо иконы «Иоанн Предтеча в житии»

37. Крещение народа. Клеймо иконы «Иоанн Предтеча в житии»

      Колорит центральной композиции выглядит особенно мрачным в окружении красочных сцен житийного цикла. В клеймах преобладают яркие, пестрые краски. Здесь красный всегда противопоставляется зеленому, желтому, белому, темно-синему, черному. В силу этого цвет киновари становится еще звучнее, а яркие белые пятнышки бесчисленных пробелов и оживок сообщают пестроте красок в клеймах еще большую мажорность. Как и в среднике, фон композиций в клеймах — золотой, он хорошо оттеняет силуэты фигур, формы архитектурного стаффажа, прихотливые контуры горок. Важные сцены жития святого художник выделил с помощью более ярких колеров. В таких композициях он раскрасил горки не охрой, а зеленой краской (илл. 36), и это сразу акцентирует внимание зрителя на главных событиях истории Предтечи. Сцены в клеймах насыщены бытовыми подробностями и нередко производят впечатление жанровых. Прежде всего это относится к таким изображениям, как "Рождество Иоанна", "Крещение народа" (илл. 37), "Пир Ирода".

      Работы ярославских художников второй половины XVI века, как и упомянутые произведения XV — первой половины XVI века, часто несут в себе черты глубокой архаики. Это проявляется не только в построении композиций, но даже в самой манере исполнения живописи. Наряду с характерным для современных им столичных мастеров способом нанесения пастозных, сочных слоев краски местные иконники пользуются и жидко разведенными колерами, В их иконах сложные композиции, строй которых отягощен всевозможными "бытейскими" нововведениями, соседствуют со сценами, отличающимися крайней примитивностью решения. Мастера не всегда справляются с рисунком фигур, но стремятся сделать изображение занимательным и понятным. Они наделяют персонажи иконных клейм выразительными жестами, многие из которых подмечены в повседневной жизни и смысл которых был ясен каждому прихожанину с первого взгляда.


38. Никита Мученик в житии. Из церкви Никиты Мученика в Ярославле. Дерево, яичная темпера. 140 × 100. Вторая половина XVI века. Ярославский историко-архитектурный музей-заповедник. И-139

      Именно такими противоречивыми по своей сути качествами, смешением элементов изысканного искусства с грубыми архаическими формами отличается большая храмовая икона из церкви Никиты Мученика, находящаяся теперь в Ярославском историко-архитектурном музее (илл. 38). В среднике иконы Никита изображен в виде статного и украшенного богатым доспехом воина. Его плечи покрывает яркий киноварный плащ, ниспадающий красивыми крупными складками. За спиной Никиты круглый щит, в   с. 27 
 с. 28 
¦
правой руке он держит кривую саблю, а в левой — ножны. Фигуре приданы стройные пропорции, ее постановка полна грации и изящества. И по рисунку фигуры и по звучности колорита изображение в среднике вполне достойно сравнения с лучшими творениями столичных мастеров XVI века. В XVII веке при поновлении иконы одежды Никиты расписали золотыми пробелами, что еще больше обогатило красочную гамму. Тогда же на фоне, очевидно, по желанию человека, финансировавшего работу поновителя-реставратора, появилось миниатюрное изображение Стефана, возможно, патрона заказчика.


39. Никита молитвами сокрушает идолов. Клеймо иконы «Никита Мученик в житии»

      Житие святого, представленное в двадцати довольно крупных по размеру клеймах, по мастерству исполнения явно уступает изображению в среднике (илл. 39). Формы архитектурных композиций отличаются не только архаичностью, но и несколько утомительным однообразием своих конструкций. В рисунке фигур нет изысканности, свойственной центральному изображению. Краски в клеймах мутны, их сочетания не создают звучных аккордов. При рассмотрении иконы издали композиции клейм сливаются в темные полосы. Любопытно, что наиболее сумрачные по колориту сцены в клеймах кончаются на линии позема в среднике, нижний ряд клейм имеет более светлую раскраску. По высоте позем средника равновелик ширине одного клейма; сливаясь с темными композициями житийного цикла, он как бы является частью большой рамы, в которую заключено изображение средника.


40. Ярославские князья Федор, Давид и Константин в житии. Из церкви Чудотворцев Спасского монастыря в Ярославле. Дерево, яичная темпера. 132 × 108. Конец XVI века. Ярославский историко-архитектурный музей-заповедник. И-1212

      Среди хранящихся в Ярославском историко-архитектурном музее-заповеднике произведений иконописи XVI века выделяется мастерством исполнения большой образ "Ярославские князья Федор, Давид и Константин в житии" (илл. 40). До поступления в музей он находился в церкви Чудотворцев в Спасском монастыре, выстроенной в XIX веке на месте древней, основанной еще в 1218 году церкви Входа Господня в Иерусалим, которая была поставлена в память образования Ярославского княжества. Не вдаваясь в решение вопроса о том, кем была исполнена икона "Князья Федор, Давид и Константин" — местным или призванным в Спасский монастырь московским художником20, — надо отметить ее необыкновенную важность для судеб развития ярославской школы живописи в следующем веке. В самой тематике иконы, в ее композиционном строе, в характерной насыщенности сюжетов клейм бытовыми подробностями как бы сконцентрирована вся программа дальнейших поисков местной школы живописи. Героями иконного изображения являются реальные исторические личности, бывшие удельные князья Ярославля. В клеймах образа даны события городской жизни с конца XIII и до начала XVI века, показаны знакомые каждому ярославцу постройки Спасского монастыря. Именно эта тяга к конкретности изображаемого события, к его достоверности будет в XVII веке одним из важнейших принципов в   с. 28 
 с. 29 
¦
творчестве местных ярославских мастеров. В самом композиционном строе иконы имеется немало таких деталей, которые станут в XVII веке характерными признаками произведений живописи, вышедших из-под кисти ярославских иконописцев. К числу таких деталей относятся: обильная разделка одежд разнообразными видами травных и иных узоров, использование в конструкции архитектурных кулис форм, почерпнутых из западных образцов (главным образом из гравюр), обнесение границ средника лентой орнамента, измельченность изображений в клеймах, большое количество клейм.

20 Ближайшей стилистической аналогией иконе «Ярославские князья» является икона начала XVII в. «Александр Невский в житии», хранящаяся в Покровском соборе (храм Василия Блаженного) в приделе Входа в Иерусалим. Ее воспроизведение см.: Бегунов Ю. К. Житие Александра Невского в станковой живописи начала XVII века. («Труды Отдела древнерусской литературы», т. 22. М.–Л., 1966, с. 312). Икона Ярославского музея была, по-видимому, первым произведением станковой живописи, в котором подробно иллюстрировались события из жизни князей начала XIV в. Перед написанием этого образа тот же мастер выполнил небольшую (очевидно, эскиз) икону, которая также хранится в Ярославском историко-архитектурном музее-заповеднике.

41. Приезд Федора Ростиславича в Ярославль на княжение. Клеймо иконы «Ярославские князья Федор, Давид и Константин в житии»

      В рассматриваемой иконе композиция средника занимает на большой плоскости доски одну седьмую часть ее поверхности. Она зажата со всех четырех сторон двойным рядом клейм, образующих при рассмотрении иконы издали беспокойную игру темных и светлых пятен. Согласно канону, установившемуся с момента появления первого изображения "ярославских чудотворцев" (оно было выполнено в 1501 году "замышлением" невестки последнего ярославского князя и представляло собой шитую пелену для украшения надгробия этих князей; ныне хранится в Москве, в Историческом музее), они представлены в среднике стоящими во весь рост. Федор Ростиславич Черный изображен в образе принявшего схиму, а его сыновья Давид и Константин — в княжеском облачении. Накинутые на плечи Давида и Константина кафтаны украшены прихотливыми травными узорами, длинные рубахи с шитыми жемчугом и цветными камнями оплечьями и подолами перепоясаны богатыми перевязями. В клеймах иконы двенадцать сцен посвящены изображению земной жизни князей, остальные — их посмертным "чудесам". Наиболее интересны клейма, связанные с историей Федора Ростиславича. Среди них выделяются жанровым характером сцены приезда Федора Черного в Ярославль на княжение (илл. 41), прибытия его к хану, встречи Федора с дочерью хана Ногая, крещения Анны, возвращения Федора с Анной и сыновьями в 1292 году в Ярославль, перенесения больного Федора в Спасский монастырь. Все композиции клейм на тему житий Федора, Давида и Константина и "чудес", явленных ярославцам у гробницы "чудотворцев", отличаются непосредственностью видения, в них много интересных фигур, жесты персонажей правдивы и выразительны. Начиная с четырнадцатого по счету клейма основным лейтмотивом всех остальных двадцати двух композиций служит яркий белый силуэт Преображенского собора Спасского монастыря, при котором находилась гробница "чудотворцев". Цветовая гамма иконы выдержана в основном в мягких и светлых сочетаниях красок.  с. 29 
  
¦



← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.