▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск

Лазарев В. Н.

История византийской живописи


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

IV. Эпоха Юстиниана и VII век (527–730)

[IV.9. Мозаики базилики Евфразия в Порече, церкви Панагии Канакарии на Кипре и монастыря св. Екатерины на Синае]

        
 с. 48 
¦
Если мозаики Равенны образуют четко выраженную локальную группу, то это еще не означает, что они стоят особняком. Существует несколько памятников, которые обнаруживают с ними немалое стилистическое сходство. Один из этих памятников находится в Порече (Истрия, Югославия), два других — на острове Кипр и на горе Синай.


63. Епископ Евфрасий и архидиакон Клавдий с сыном

64. Богоматерь с Младенцем

65. Христос, венчающий епископов Урса и Севера
63–65. Базилика Евфрасия, Пореч. Детали мозаик в центральной [63, 64] и малой [65] апсидах. Середина VI века.

      Мозаики базилики в Порече (табл. 63–65)41 украшают апсиду, триумфальную арку и боковые апсидки (восседающая на троне Богоматерь с младенцем между двумя ангелами, святыми и заказчиками в конхе, фигуры архангела Гавриила, Крестителя и св. Захарии между окнами апсиды, Благовещение и Посещение Марией Елизаветы по сторонам от окон, медальоны с Агнцем и полуфигурами мучениц на своде триумфальной арки, восседающий на сфере Христос между двенадцатью стоящими апостолами на самой триумфальной арке, наконец Христос Еммануил, коронующий Косьму и Дамиана и равеннских епископов Урса и Севера в боковых апсидках). Мозаики возникли при епископе Евфрасии, около середины VI века. Они являются, скорее всего, работой пришлых равеннских мастеров, использовавших и местные силы, чем объясняется их архаический стиль. Формы грузные, рисунок резкий, краски тяжелые. Но отдельным фигурам нельзя отказать в экспрессии, которая сродни образам сирийского искусства. Особенно выразительны суровые лица архидиакона Клавдия и епископа Евфрасия, напоминающие поздние фаюмские портреты. Индивидуальные характеристики, столь острые в мозаиках Сан Витале, подменены здесь совершенно одинаковой трактовкой лиц. Около архидиакона Клавдия представлен его маленький сын, несущий две больших свечи. Эта детская фигурка вносит в торжественную композицию конхи несколько необычный оттенок простодушия.

41 T. Jackson. Dalmatia. The Quarnero and Istria. Oxford 1887, III, 316 ff.; G. Boni. Il Duomo di Parenzo ed i suoi mosaici. — AStA, VII 1894, 107–131, 359–361; P. Deperis. Il Duomo di Parenzo ed i suoi mosaici. — AttiIstr, X 1894 1, 191–200, X 1894 4, 479–500; A. Amoroso. Le basiliche cristiane di Parenzo. Parenzo 1895; O. Marucchi. Le recenti scoperte nel Duomo di Parenzo. — NBACr, 1896, 14–26, 122–138; C. Errard, A. Gayet. L'art byzantin.., II. Parenzo. Paris 1901; W. Neumann, J. Wlha. Der Dom von Parenzo. Wien 1902; Millet. L'art byzantin, 169–170; A. Pogatschnig. Dalle origini sino all'imperatore Giustiniano. — AttiIstr, XXVI 1910, 34 ss.; Dalton, 372–374; Wulff, 433; Кондаков. Иконография Богоматери, I, 176–180; van Berchem, Glouzot, 175–182; Diehl, 223–225; Galassi. Roma о Bisanzio, I, 109–110, tav. CI–CV; B. Tamaro Forlati. Mosaici presso la Basilica Eufrasiana (Parenzo). — Notizie degli Scavi, 1928, 411–412; Bettini. Pittura bizantina, II1, 30–31; B. Molajoli. La basilica Eufrasiana di Parenzo. Parenzo 1943, 26–28, 39–43, 52, 56; M. Prelog. Poreč. Grad i spomenici. Beograd 1957, 93–113; Id. Poreč Mosaics. Ljublana—Zagreb 1959; G. Bovini. Il complesso delle basiliche paleocristiane di Parenzo. — CorsiRav, 1960 2, 19–26; E. Kitzinger. Some Reflections on Portraiture in Byzantin Art. — ЗРВИ, VIII 1 1963, 188–189; J. Mаксимовиħ. Иконографиjа и програм мозаика у Поречу. — Ibid., VIII 2, 247–262; J. Kastelić. Lo stile e il concetto dei mosaici della basilica Eufrasiana a Parenzo. — Atti del VI Congresso internazionale di archeologia cristiana. Città del Vaticano 1965, 485–489; Л. Мирковиħ. У одбрану епископа Еуфразиja ктитора базилике у Поречу. — ГСПЦ, 47 1966, 186–194. Мозаики Пореча примыкают по стилю к наиболее примитивным мозаикам Равенны (Арианский баптистерий). А. Грабар (Martyrium, 240) правильно отмечает сходство иконографии мозаик нижнего регистра с ампулами из Боббио.

66. Богоматерь с Младенцем

67. Медальоны с фигурами апостолов
66–67. Церковь Панагии Канакарии в Литранкоми, Кипр. Мозаики в апсиде [66] и на триумфальной арке [67]. Вторая четверть VI века

      Несомненное сходство с равеннскими памятниками первой половины VI века обнаруживают мозаики церкви Панагии Канакарии в деревне Литранкоми на Кипре42, дающие представление о тех архаических восточных образцах, которые находили порою немалый отклик у равеннских мастеров. В конхе апсиды представлена Богоматерь на троне (голова полностью утрачена) (табл. 66). Она придерживает сидящего на ее коленях Христа. Обе фигуры даны в строгих фронтальных позах. По сторонам стоят два ангела, чьи изображения пострадали от времени. Примечательной иконографической деталью мозаики является мандорла, обычная для Христа и необычная для Богоматери. По-видимому, сияние было перенесено с Христа на Марию с целью подчеркнуть, что она истинная Матерь Божия. Тем самым утверждалась непреложность догмы о божественности ее Сына с момента его рождения. По своду триумфальной арки расположены тринадцать медальонов с полуфигурами Христа и апостолов (уцелело десять медальонов) (табл. 67). По характеру довольно жесткого выполнения, с преобладанием тяжелых линий, они напоминают медальоны с бюстами апостолов и святых в Архиепископской капелле и Сан Витале в Равенне. Авторами мозаик Панагии Канакарии, возникших не позднее середины VI века, были, вероятнее всего, сирийские мастера.

42 Я. И. Смирнов. Христианские мозаики Кипра. — ВВ, IV 1–2 1897, 65 и сл.; Dalton, 386–387; Кондаков. Иконография Богоматери, I, 240–242; Wulff, 432; Diehl, 205; Г. Σωτηρίου. Τὰ βυζαντινὰ μνημεῖα τῆς Κύπρου, πίν. 61; A. H. S. Megaw. Cyprus. Annual Report of the Director of Antiquities for the Year 1950. Nicosia 1951; Id. The Mosaics in the Church of Panayia Kanakaria in Cyprus. — Atti dello VIII Congresso internazionale di studi bizantini, II. Roma 1953, 199–200; G. Galassi. Musaici di Cipro e musaici di Ravenna. — FelRav, 66 1954, 5–17; A. Grabar. The Virgin in a Mandorla of Light. — Late Classical and Mediaeval Studies in Honor of A. M. Friend, Jr. Princeton 1955, 305–311; Ammann, 40–42; A. and J. Stylianou. The Painted Churches of Cyprus, 23–27; A. Megaw, A. Stylianou. Chypre. Mosaïques et fresques byzantines. New York 1963, 6, pl. 1, 2. Ср. трактовку одеяния ангела с мозаикой Сан Микеле ин Аффричиско. Следует упомянуть и фрески в цистерне в Саламине на Кипре. Наряду с декоративными мотивами (нильские пейзажи с растениями, рыбами и птицами) здесь имеется медальон с головой бородатого Христа. Эти фрески, датируемые VI веком, несомненно связаны с Антиохией (в цистерне найдены две антиохийские монеты III и V веков). См.: M. Sacopoulo. La fresque chrétienne la plus ancienne de Chypre. — CahArch, ХIII 1962, 61–83.

68. Преображение

69. Моисей, снимающий сандалии

70. Моисей получает законы

71. Христос из Преображения
68–71. Монастырь св. Екатерины, Синай. Мозаики в апсиде [68, 71] и на триумфальной арке [69, 70]. Около 565–566 гг.

      К сиро-палестинскому кругу памятников приближаются и мозаики монастыря св. Екатерины на Синае (около 565/566) (табл. 68–71)43. В конхе апсиды дано полное экспрессии Преображение, по краям которого расположены медальоны с полуфигурами апостолов и пророков. На триумфальной арке дважды представлен Моисей (слева — стоящий перед Неопалимой купиной, справа — получающий на Синае законы), а также два летящих ангела по сторонам от медальона с Агнцем и два медальона с полуфигурами Предтечи и Марии. Сцены из жизни Моисея имеют здесь то же символическое значение, как и в мозаиках пресбитерия Сан Витале. Кроме того, они намекают на местоположение монастыря (именно на горе Синай Моисей получил скрижали завета) и на легенду о его построении (монастырь был якобы возведен на месте чудом горевшего кустарника). Вероятно, в VII веке мозаическая декорация апсиды была дополнена двумя изображениями, которые выполнены в технике энкаустики на мраморной облицовке алтарных столбов: Жертвоприношением Авраама и Жертвоприношением Иеффая. Мозаики находятся в превосходном состоянии сохранности. Работавшие здесь мастера были далеко не первоклассными, их художественный язык отмечен печатью архаизма, но ему нельзя отказать в силе эмоционального выражения. Если мозаики, как полагает К. Вейцман, выполнены мастерами, присланными Юстинианом, то последние вряд ли вышли из придворной школы. Во всяком случае, в их искусстве классическая традиция не играет уже существенной роли.

43 L. E. De Laborde, M. A. Linant. Voyage dans l'Аrabie Pétrée. Paris 1830, 67; G. Ebers. Durch Gosen zum Sinai. Leipzig 1872, 273 ff.; C. A. Усов. Мозаика в церкви Преображения в монастыре св. Екатерины на Синае. — Древности. Труды МАО, VIII 1880, 105–122; Кондаков. Синай, 75–99; Айналов. Эллинистические основы, 202–213; F. M. Abel. Notes d'archéologie chrétienne sur le Sinaï. — RBibl, IV 1907, 105–112; S. Vailhé. La mosaïque de la Transfiguration au Sinaï, est-elle de Justinien? — ROChr, 2 1907, 96–98; H. Grégoire. Sur la date du monastère du Sinaï. — BCH, XXXI 1907, 327–334; Dalton, 383; J. de Kergerley. Sites délaissés de l'Orient. Paris 1913; Johann Georg, Herzog zu Sachsen. Das Katharinenkloster am Sinai. Leipzig—Berlin 1912; Wulff, 419–421; Th. Wiegand. Sinai. Berlin 1920; van Berchem, Clouzot, 183–188; V. N. Benešević. Sur la date de la mosaïque de la Transfiguration au Mont Sinaï. — Byzantion, I 1924, 145–172; Diehl, 205; M. Rabino. Le monastère de Sainte-Catherine. Cairo 1938; Bettini. Pittura bizantina, II1, 42–43; Monumenta Sinaitica, 3–13 (текст Н. П. Кондакова); G. Sotiriou. Τὸ μωσαϊϰὸν τῆς Μεταμορϕώβεως τοῦ ϰαθολιϰοῦ τῆς μονῆς τοῦ Σὶνᾶ. — Atti dello VIII Congresso internazionale di studi bizantini, II. Roma 1953, 246–252; G. Galassi. I mosaici sinaitici. Concordanze e sconcordanze con Ravenna. — FelRav, 63 1953, 5–35; A. Guillou. Le monastère de la Théotocos au Sinai. — MélRom, 67 1955, 217–258; Ammann, 38–39; Kitzinger. Byzantine Art in the Period between Justinian and Iconoclasm, 29; H. Skrobucha. Sinai. Olten—Lausanne 1959; G. Gerster. Sinai. Land der Offenbarung. Berlin—Frankfurt am Main 1961; A. Champdor. Le mont Sinai et le monastère de Sainte Catherine. Paris 1963; K. Weitzmann, I. Ševčenko. The Moses Cross at Sinai. — DOP, 17 1963, 385–398; K. Weitzmann. Mount Sinai's Treasures. — NG, 1964 January, 107–108, 110–111; Id. The Jephthah Panel in the Bema of the Church of St. Catherine's Monastery on Mount Sinai. — DOP, 18 1964, 341–352. Выводы В. H. Бенешевича относительно даты можно считать окончательными. Последующие реставрационные работы показали, что нет достаточных оснований принять мнение А. Гийу, который отрицает подлинность надписи и относит мозаики к VII веку. Тип Христа, угловатые движения фигур и их деформированные пропорции связывают эти мозаики с сиро-палестинским кругом (ср. Евангелие Рабулы), так же как и большой бронзовый крест, по-видимому, современный мозаикам. Можно предполагать, что мозаичисты, посланные Юстинианом, происходили не из Константинополя, а из Палестины. Медальоны выдают известное сходство с Сан Витале. О фрагментах фресок VI–VII века, которые недавно открыты в капелле близ южной стороны юстиниановых стен, окружающих Синайский монастырь, см,: Г. Σωτηρίου. Τοιχογραϕίαι τῆς σϰηνῆς τοῦ μαρτυρίου εἰς παρεϰϰλήσια τοῦ τείχους τῆς μονῆς Σινᾶ. — StBN, IX 1957, 389–391.

      В связи с мозаиками Равенны, Пореча, Панагии Канакарии и Синая возникает одна интересная проблема. Нельзя ли связать стиль этих мозаик, во многом перекликающийся со стилем миниатюр таких рукописей, как Венский Генезис, фрагмент Синопского Евангелия и кодекс из Россано, непосредственно с Константинополем? К этому склоняется Э. Китцингер44, полагающий, что новый «radically abstract style» сложился на почве Константинополя во второй половине VI века и что уже отсюда он распространился на периферию. Между тем этот стиль гораздо раньше начал складываться на периферии, где было более сильным влияние народного искусства и быстрее шел процесс варваризации. И уже с периферии (главным образом из Малой Азии, Сирии и Палестины) он стал просачиваться в столицу Византийской империи, натолкнувшись здесь на стойкое сопротивление искусства, глубоко коренившегося в эллинистических традициях. Поэтому, не отрицая возможности существования в Константинополе различных художественных течений, мы все же считаем, что ведущим было классицизирующее направление и что именно оно задавало тон и в VI и VII веках. А если говорить о константинопольской придворной школе, то все вышеупомянутые мозаики, конечно,  с. 48 
 с. 49 
¦
выпадают из ее рамок, тяготея к кругу малоазийских и сиро-палестинских памятников.

44 Kitzinger. Byzantine Art in the Period between Justinian and Iconoclasm, 18–20, 27–29, 31–33.


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.