▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск

Лазарев В. Н.

История византийской живописи


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

VIII. Тринадцатый век

[VIII.9. Сербская живопись конца XIII века: Охрид, Арилье]

        
 с. 139 
¦
С конца XIII века сербская живопись вступает в новую фазу развития. При короле Стефане Милутине (1282–1321) началась экспансия Сербского государства на юг, в Македонию. Ослабевшая Византия не могла противостоять и принуждена была заключить мир. Король Милутин получил в жены дочь императора Андроника II Симониду. Захват территории с греческим населением и тесные связи с константинопольским двором привели, естественно, к усилению византийских влияний. Отныне они снова начинают играть в сербском искусстве такую роль, какая им принадлежала лишь в последней трети XII века. Известно, что король Милутин поддерживал дружественные отношения не только с Константинополем, но и Салониками. Он неоднократно посещал Салоники, строил здесь церкви и даже имел резиденцию. В этих условиях было естественным привлечение в придворную мастерскую сербского короля греческих художников, которые осуществляли бы его многочисленные начинания. Греческих мастеров могли приглашать как из Константинополя, так и из Салоник. К концу XIII — началу XIV века сложились смешанные греко-сербские мастерские, которые выполняли росписи по заказу сербского двора. Сотрудничество греков с сербами не могло не привести к созданию особой разновидности стиля со своими национальными чертами. Сравнивая работы этих мастерских с произведениями сербских художников XIII века, невольно замечаешь утрату многих ценных качеств, в том числе свежести и непосредственности выражения. Приобщив сербских живописцев к раннепалеологовскому стилю в его столичном варианте, заезжие греческие художники, часть которых была далеко не первоклассными мастерами, принесли с собой и ремесленную рутину. Этим объясняется грубоватый и несколько стереотипный характер ряда сербских фресок конца XIII — начала XIV века. В них иллюстративное начало играет непомерно большую роль, средства же художественного выражения стандартизируются и во многом утрачивают свободу и оригинальность, которыми отличались лучшие из сербских фресок XIII века.

     Перелом в сербской живописи конца XIII столетия отчасти связан с деятельностью двух мастеров, чьи подписи имеются в росписях церквей Богородицы Перивлепты в Охриде (1295), Богородицы Левишки в Призрене (1307–1313), св. Никиты близ Скопле (до 1316) и Георгия в Старо Нагоричино (1316–1318) и которым С. Радойчич склонен приписывать также ряд фресок в Арилье и Жиче. Этими мастерами были Михаил Астрала и Евтихий120. Для уточнения их индивидуальной манеры письма предстоит еще сделать многое. Но следует предостеречь от одной опасной тенденции, которая сводится к тому, чтобы приписывать им чуть ли не все сербские фрески и иконы рубежа XIII и XIV веков. В это время подвизалось немало талантливых живописцев, и было бы неверно все сводить только к деятельности Михаила и Евтихия.

120 Вопрос о том, как читаются греческие надписи этих мастеров, остается спорным. Наиболее убедительное решение предложил, на мой взгляд, Р. Хаман-МакЛен. См.: A. Xyngopoulos. Thessalonique et la peinture macédonienne, 34–44; С. Радоjчиħ. Majстори старог српског сликарства, 19 и сл.; Σ. Πελεϰανίδης. Ὁ ζωγράϕος Μιχαὴλ Ἀστραπᾶς. — Μαϰεδονιϰά, 4 (1955–1960) 1960, 545–547; R. Hamann-MacLean. Zu den Malerinschriften der «Milutin-Schule». — BZ, 53 1960 1, 112–117; П. Миљковиќ-Пепек. Пишуваните податоци за зографите Михаил Астрапа и Еутихиj и за некои нивни соработници. — Гласник на Институтот за национална историjа, IV 1–2 Скопиje 1960, 139–170: Millet. La peinture en Yougoslavie, III, p. XII, XIII; П. Миљковиќ-Пепек. Делото на зографите Михаило и Еутихиj. Скопиjе 1967.

451. Успение Богоматери. 1294–1295 гг. Церковь Богородицы Перивлепты, Охрид. Фреска на западной стене

     Церковь Богоматери Перивлепты в Охриде расписана в 1295 году121. Ее фрески представляют памятник вполне сложившегося палеологовского стиля, но с местными особенностями (табл. 451). Церковь была воздвигнута великим этериархом Прогоном Згура, зятем Андроника II. Этот же заказчик построил в Салониках церковь св. Николая τοῦ Σγουροῦ. Поэтому есть основание думать, что для росписи охридского храма он пригласил салоникских мастеров, которые выполнили заказ совместно с сербскими художниками. Открытые на фресках греческие подписи живописцев указывают, что по крайней мере два мастера, Михаил Астрала и Евтихий, были греками, остальные же могли быть и сербами. Фрески располагаются идущими друг над другом регистрами, причем один из них содержит развернутый цикл Страстей, а другой — не менее полный богородичный цикл. На западной стене размещена большая композиция Успения. В нарфике изображены Христос в образе Ангела Великого совета, Рождественский стихарь, Неопалимая купина, Премудрость созда себе храм, Сон Навуходоносора, Лествица Иакова. Авторы фресок любят многофигурные, пронизанные сильным движением композиции с массивными архитектурными фонами. В сценах Страстей их художественный язык достигает особого драматизма и экспрессии. Рисунок, как правило, лишен тонкости, жесткий колорит страдает от чрезмерной пестроты. Но искусству работавших здесь мастеров нельзя отказать в своеобразной выразительности, отмеченной печатью свежего реализма, который восходит к традициям сербской живописи XIII века.

121 См.: Petković. La peinture serbe, I, pl. 24, II, pl. CXXI–CXXIII; З. Блажиħ. Чишħење и конзервациja фресака у цркви св. Климента у Охриду. — ЗЗСК, I 1951, 60–66; D. Boškocić. Nouvelles byzantines de Yougoslavie. — Atti del VIII Congresso internazionale di studi bizantini, II. Roma 1953, 92–94, pl. XV, XVI; Р. Кузмановски, Д. Шаљиħ. Охрид и околина. Београд 1954, 40–47; С. Радоjчиħ. Мajстори старог српског сликарства. Београд 1955, 19–36, табл. XII–XVI; S. Radojčić. Die Meister der altserbischen Malerei vom Ende des ХII. bis zur Mitte des XV. Jahrhunderts. — Πεπραγμένα τοῦ IX διεθνοῦς βυζαντινολογιϰοῦ συνεδρίου, I. Ἀθῆναι 1955, 435–437, Taf. 103–105; Его же. Епизода о Богородици-Гори у Теодосиjевом «Животу св. Саве» и њена веза са сликарством XIII и XIV века. — ПКJИФ, XXIII 1957 3–4, 214; Demus. Die Entstehung des Paläologenstils, 30, 47; J. Meyendorff. L'iconographie de la Sagesse Divine dans la tradition byzantine. — CahArch, X 1959, 270–272; Д. Чорнаков. Фреске у цркви светог Климента у Охриду. 1295 год. Београд 1961; Millet. La peinture en Yougoslavie, III, p. X, XV, pl. 1–18, 19-1, 2; H. Hallensleben. Die Malerschule des Königs Milutin. Giessen 1963, 22–25, 51–54, 128–133; Hamann-MacLean, Hallensleben. Die Monumentalmalerei in Serbien und Makedonien, 28–29, Abb. 160–181; S. Der Nersessian. Le Lit de Solomon. — ЗРВИ, VIII 1 1963, 77–82; A. Xyngopoulos. Au sujet d'une fresque de l'église Saint-Clement à Ochrid. — Ibid., 301–306. Пока роспись церкви Богоматери Перивлепты не будет полностью заснята и опубликована, преждевременно группировать материал по отдельным мастерам. Вопрос о новой датировке этих фресок, выдвинутый Х. Халленслебеном, который склонен относить их к 1310 или 1311 году, нуждается в дополнительном критическом рассмотрении. Прозвище Астрапа происходит от греческого слова ἡ ἀστραπή (молния) и, вероятно, намекает на способность художника быстро работать (вроде того как Луку Джордано называли «Luca fa presto»).

     Самый поздний памятник сербской монументальной живописи XIII века — фрески церкви св. Ахилия в Арилье, исполненные в 1296 году122. Среди сильно пострадавших от времени фресок могут быть опознаны Евхаристия и Поклонение жертве в апсиде, евангелисты на богатых архитектурных фонах в парусах, впервые здесь встречающаяся фигура Иоанна Предтечи с крыльями и с усеченной головой на блюде, св. Ахилий, Валаам на ослице, Жертвоприношение Авраама, Ложе Соломона, ряд евангельских сцен, сцены из жизни Богоматери и Николая Чудотворца, Вселенские соборы, собор Стефана Немани, Древо Иессея, отдельные фигуры святых, а также следующие изображения: портреты короля Драгутина, его жены Каталины и его младшего брата короля Милутина, портреты Стефана Первовенчанного, Уроша I и его вдовы Елены, портреты сыновей Драгутина Владислава и Урошича, серия портретов архиепископов сербских и местных епископов, сцена Кончины епископа моравичского Меркурия.

122 Покрышкин, 32–42, табл. ХХХIV–ХХХVI; Н. Окунев. Состав росписи храма в Сопочанах. — ByzSl, I 1929, 131–133; Petković. La peinture serbe, I, pl. 25b, e–28, II, 16–17, pl. XXX–ХХХII; Okunev. Monumenta artis serbicae, III, pl. 3; Н. Окунев. Арилье, памятник сербского искусства ХIII века. —SK, VIII 1936, 221–258; Ђ. Бошковиħ. Неколико натписа са зидова српских средњевековних цркава. — Споменик СКА, LXXXVII. Београд 1938, 8; Millet. La peinture en Yougoslavie, II, p. X, pl. 68–97, 102, 103; S. Radojčić, D. Talbot Rice. Yougoslavie. Fresques médiévales, 23; С. Радоjчиħ. Студиjе о уметности ХIII века. — Глас САН, CCXXXIV. Одељење друштвених наука, 7. Београд 1959, 40–45; Hamann-MacLean, Hallensleben. Die Monumentalmalerei in Serbien und Makedonien, 26–27, Taf. 134–158; S. Petković. Arilje. Beograd 1965. С. Радойчич сближает с арильской росписью фрески старого нарфика церкви св. Апостолов в Пече. По его мнению, в выполнении фресок принимал участие Михаил Астрапа, что представляется мне малоубедительным.

     Арильские росписи намного уступают по качеству охридским, хотя и представляют примерно тот же  с. 139 
 с. 140 
¦
этап в развитии раннепалеологовского стиля (ср. особенно такие сцены как Сретение и Крещение, где композиции свободно развернуты в пространстве). В исполнении фресок принимали участие салоникские мастера, как об этом свидетельствует открытый на одной из фресок греческий акростих ΜΑΡΠΟΥ (Μιχαἠλ Ἄναξ Ῥωμαίων Παλαιολόγος Ὀξέως Ὑμνηθήσεται), связанный с одним эпизодом из истории Салоник. По-видимому, автор этого акростиха был приверженцем византийского императора Михаила VIII Палеолога и в годы войны Сербии с Византией он скрывал свою грекофильскую ориентацию. Арильские фрески ясно показывают, что далеко не всегда приезд греческих мастеров обогащал сербское искусство. Эпохой наибольшего расцвета сербской живописи было как раз то время, когда связи с Константинополем оказались полностью прерванными, а связи с Салониками в значительной мере свелись на нет123.  с. 140 
  
¦

123 Помимо сербских росписей ХIII века, упомянутых в тексте, фрески этого времени сохранились еще в нескольких церквах.
Одна из них — пещерный храм Петра Коришского неподалеку от Призрена. В нем имеются обезображенные насечками фрагменты фресок начала XIII века с изображениями Деисуса, фигур святых и повернутых к центру фигур святителей. См.: Р. Љубинковиħ, Ђ. Бошковиħ. Испосница Петра Коришког. Архитектура. Историjа и живопис. — Старинар, VII–VIII (1956–1957) 1958, 91–112; В. Ђуриħ. Наjстариjи живопис испоснице пустиножитеља Петра Коришког. — ЗРВИ, 5 1958, 173–202.
Второй памятник — церковь св. Николая в селе Марков Варош близ Прилепа. Святительский чин и фигуры двух ангелов датируются концом XII века, но остальная роспись выполнена в конце XIII века (1293). Фрески, более чем посредственного качества, близки росписи Манастира. Сопровождаемые греческими надписями, они интересны полнотой своей иконографии, но их стиль остается очень отсталым. См.: Ф. Месеснел. Цкрва св. Николе у Марковоj Вароши код Прилепа. — ГСНД, XIX 1938, 37–52; М. Раjковиħ. Трагом jедног византиjског сликара. — ЗРВИ, 3 1955, 211; Millet. La peinture en Yougoslavie, III 1962, p. VIII, IX, pl. 19-3, 4, 20–30; Hamann-MacLean, Hallensleben. Die Monumentalmalerei in Serbien und Makedonien, 28. Taf. 159.
Третий памятник — церковь св. Петра на берегу реки Лим. Здесь сохранились сильно поврежденные фрагменты фресок XIII века (фигуры двух епископов Хумских, архиепископа Саввы II и заказчика). См.: Р. Љубинковиħ. Хумско епархиjско властелинство и црква светога Петра у Биïелом Пољу. — Старинар, IX–X (1958–1959) 1959, 114–120.
За последнее время открыто еще несколько сербских росписей XIII века:
в церкви св. Петра и Павла около Нового Пазара (XII и XIII века, см.: Р. Николиħ. Петрова црква и Ђурђеви ступови. Београд 1961; M. Лађевиħ. Резултати испитивачких радова на фрескама цркве св. Петра и Павла кpaj Новог Пазара. — Саопштења РЗЗСК, IV 1961, 5–32; R. Ljubinković. La peinture murale en Serbie et en Macédoine aux XIе et XIIе siècle. — CorsiRav, 1962, 408–409; Id. Quelques observations sur le problème des rapports artistiques entre Byzance, l'Italie méridionale et la Serbie avant XIIIе siècle. — Ibid., 1963, 188–195),
в башенной капелле св. Троицы на Спасовой Воде близ Хиландара (около 1260, см.: V. J. Djurić. Fresques médiévales à Chilandar. Contribution au catalogue des fresques du Mont Athos. — Actes du ХIIe Congrès international d'études byzantines, III. Beograd 1964, 61–75, fig. 2–5),
в капелле св. Георгия в башне св. Георгия в Хиландаре (середина XIII века, см.: V. J. Djurić. Op. cit., 65–71, fig. 7–15),
в пещерной церкви Архангела Михаила близ Струги (около 1260–1280, см.: Г. Суботиħ. Пеħинска црква арханђела Михаила код Струге. — ЗФФ, VIII 1 1963, 299–331),
в церкви монастыря Давидовица (конец XIII века, см.: М. Ђоровиħ-Љубинковиħ. Остаци живописа у Давидовици. — Саопштења РЗЗСК, IV 1961, 124–136).


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.