▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск
По темам: Перейти
Другие языки
Богоматерь Владимирская
Изображения с более высоким разрешением:
См. ниже:

Богоматерь Владимирская

Двухсторонняя икона

Школа или худ. центр: Византия

Первая треть XII в.

104 × 69 см

Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Инв. 14243

Первоначальный размер 75 х 55.

Оборот иконы — «Престол и орудия страстей».

См. в «Галерее»:

Ниже цитируются:
 Антонова, Мнева 1963 

  
 с. 58 
¦
5. Богоматерь Владимирская1.

1 Композиция этой иконы Богоматери, называвшаяся в Византии Елеуса, уже с середины XII в. в связи с растущей известностью рассматриваемого произведения как палладиума г. Владимира, распространилась на Руси под именем Богоматери Владимирской. Начало прославления Владимирской иконы положил кн. Андрей Боголюбский (см. В. О. Ключевский, Сказание о чудесах Владимирской иконы Божией матери, Спб., 1878; И. Е. Забелин, Следы литературного труда Андрея Боголюбского. — «Археологические известия и заметки», т. III, 1895, № 2–3, стр. 37–49).

«Елеуса» (греч.) означает милующая. В Древней Руси это слово переводилось как умиление. Древнерусский перевод точно определяет иконографическое содержание образа, который передает полное нежности общение ребенка с матерью, предвидящей страдания, ожидающие ее сына. Изображение умиления сложилось в Византии в XI в. Особенно распространился вариант, в котором Богоматерь, представленная по пояс, держит на руках сына, припавшего к ее щеке. Склонив голову, Мария поддерживает младенца, порывисто обхватившего ее шею (см. М. Alpatoff und V. Lasareff, Ein byzantinisches Tafelwerk aus der Komnenenepoche. — «Jahrbuch der preuszischen Kunstsammlungen», Band 46, Berlin, 1925, Heft 2, стр. 148–153; I. Grabar. Sur les origines et l’evolution du type iconographique de la Vierge Éléousa. — В кн.: “Mélanges Charles Diehl, Etudes sur l’histoire et sur l’art de Byzance”, vol. 2. — “Art”, Paris, 1929, стр. 29–42; V. Lasareff, Studies in the iconography of the Virgin. — “The Art Bulletin”, vol. XX, № 1, 1938, March, стр. 36–41). А. И. Некрасов («Древнерусское изобразительное искусство», М., 1937, стр. 45–48) считает, что иконография Владимирской Богоматери предшествует типу Елеусы. По его мнению, композиция Владимирской Богоматери носит репрезентативный характер и не выражает тему ласкания младенца.

Начало XII века. Константинополь.

На обороте — Престол и орудия страстей.

Начало XV века. Андрей Рублев (?).

Богоматерь прижимает к себе сидящего на ее правой руке сына. Подняв по-ребячески округлое лицо, он припал к щеке склонившейся матери и обнял ее за шею. Правая рука младенца Иисуса протянута вперед и касается плеча Богоматери. Мария поддерживает левой рукой охваченного  с. 58 
 с. 59 
¦
порывистым движением ребенка, устремившего на нее широко раскрытые круглые глаза. Сомкнув тонкие губы маленького рта, Мария глядит прямо перед собой большими продолговатыми очами, как бы освещающими ее узкое, удлиненное лицо. Левая нога младенца согнута так, что видна подошва ступни2.

2 Эта деталь стала непременным атрибутом иконографии Владимирской Богоматери с XV в.

Владимирская икона, по данным реставрационных работ 1918 года, была записана четыре раза: в первой половине XIII века, после Батыева разорения; в начале XV века; в 1514 году, во время работ по украшению московского Успенского собора, и, наконец, в 1896 году реставраторами О. С. Чириковым и М. И. Дикаревым. Незначительные чинки производились также в 1566 году и в XVIII и XIX веках3. Лица, в отличие от остальных частей иконы, были записаны без наложения нового слоя левкаса, непосредственно поверх старой олифы, что способствовало их сохранности.

3 Летописи сохранили сведения о поновлениях памятника лишь в 1514 (ПСРЛ, т. XIII, Спб., 1904, «Софийская вторая летопись». — В кн.: ПСРЛ, т. 6, Спб., 1853, о поновлении живописи Успенского собора) и 1566 г. («Древности Российского государства», отд. 1, М., 1849, текст, стр. 5).

К древнейшей живописи XII века относятся лица матери и младенца, часть синего чепца и каймы мафория с золотым ассистом, часть охряного с золотым ассистом хитона младенца с рукавом до локтя и виднеющимся из-под него прозрачным краем рубашки, кисть левой и часть правой руки младенца, а также остатки золотого фона с фрагментами надписи: «МР. .У».

Колорит первоначальной живописи строится на сочетании глубоких, насыщенных оттенков вишнево-красного, синего, оранжево-желтого и зеленовато-оливкового с золотом.

По зеленоватой подготовке сделан рисунок; моделировка лица исполнялась охрой с белилами и киноварью; после наложения красноватых теней нанесен еще раз слой охры, после чего написаны зеленоватые тени. Лицо ребенка сделано так же, но подготовка его светлее, а лессировок (плавей — последовательного наложения разных оттенков красок) больше.

Лицо матери выполнено прозрачной розоватой охрой, связанной при помощи тональных переходов с зеленоватыми тенями, написанными по овалу лица, на висках, под бровями и нижними веками, около носа, рта и на шее. Едва проступающий темный румянец сливается со всей цветовой гаммой. Богатые разнообразными оттенками прозрачные слои красной краски лежат на щеках, лбу, веках, бровях, вдоль носа и на подбородке. Свободные белильные мазки положены по форме носа и над левой бровью. Глаза светло-коричневые, с красной слезницей. Губы написаны киноварью трех оттенков. Чепец голубой с темно-синим, почти черным краем.

Лицо младенца выполнено также охрой, но с добавлением белил. Красноватые прозрачные тона округляют овал его лица, щеку и подбородок. На кончике носа и на губах положены мазки темной киновари, отмечающей также слезницы. Белила лежат на наиболее освещенных местах: над правой бровью, на круглящемся кончике носа и на подбородке. Более светлая, чем у матери, цветовая гамма передает детскую белизну кожи лица, маленькой кисти левой руки и части правой руки, лежащей поверх темной  с. 59 
 с. 60 
¦
материнской одежды. Глаза Иисуса исполнены коричневыми и зелеными тонами. Над выпуклым лбом сохранились светло-каштановые волосы.

На торсе младенца находится фрагмент чинки XIII века, идущий от плеча к поясу. Тут же сохранились концы пальцев левой руки Богоматери, первоначально расположенной выше и левее, чем на дошедшей до нас на этом месте живописи XVI века.

К началу XV века (около 1411 г.) относятся части одежд Богоматери и младенца слева внизу; части плеча и руки младенца, его ступни, волосы и шея; правая рука Богоматери, ее ухо, часть темно-зеленого чепца и золотой каймы мафория. На этих фрагментах останавливает внимание живописность исполнения ступней ног младенца, тонкие прозрачные плави правой руки матери, массивной шеи младенца и каштановых завитков его волос. Глубокий тон коричневого мафория, сочетаясь с зеленоватой охрой гиматия младенца, украшенного золотым ассистом, образует характерную гамму холодных красок4. Художником, выполнявшим реставрацию начала XV века, был, вероятнее всего, Андрей Рублев5.

4 Из подобных же звучных сочетаний чистых, холодных оттенков слагается колорит оборотной стороны иконы с изображением престола, исполненного, по всей вероятности, в это же время.
5 К этому выводу приводит сопоставление колорита частей Владимирской иконы, относящихся к началу XV в., с ее копией, сделанной Андреем Рублевым в 1395 г., — так называемой «запасной Владимирской», находящейся и теперь в Успенском соборе Московского Кремля.

До XVII в. уцелели сведения о том, что Рублев был автором одной из кремлевских икон Богоматери. В 1669 г. в Образной палате хранился «застенок (чехол. — В. А.) пречистые Рублева письма» (А. И. Успенский, Церковно-археологическое хранилище при Московском дворце в XVII веке, М., 1902, стр. 68).

«Запасная Владимирская» написана, в отличие от композиции первоначальной древнейшей иконы, несколько укороченной: это не поясное, а скорее погрудное изображение. Обе кисти рук Богоматери находятся на одном уровне; глаза ее устремлены не прямо перед собой, а влево, в ту сторону, куда наклонена ее голова.

Рублевский вариант Владимирской получил широкое распространение в XV в. Это объясняется славой Рублева и тем, что написанное им произведение находилось в Успенском соборе Московского Кремля.

Вклады московской знати в Троице-Сергиев монастырь сохранили прекрасные образцы этого типа Владимирской (см. Ю. А. Олсуфьев, Опись икон Троице-Сергиевой лавры, Сергиев, 1920, стр. 83, вклад М. В. Образцова).

Подробную аргументацию атрибуции «запасной Владимирской» Андрею Рублеву см. В. И. Антонова, Московский художник Андрей Рублев. Доклад на сессии, посвященной 600-летию Андрея Рублева в Академии художеств СССР, прочитанный 17 сентября 1960 г.

Существенно также, что рисунок ног младенца на Владимирской ГТГ близок к этим деталям фрески Андрея Рублева на алтарном пилоне Успенского соборе во Владимире. К этому выводу приводит сопоставление колорита частей Владимирской иконы, относящихся к началу XV в., с ее копией, сделанной Андреем Рублевым в 1395 г., — так называемой «запасной Владимирской», находящейся и теперь в Успенском соборе Московского Кремля.

До XVII в. уцелели сведения о том, что Рублев был автором одной из кремлевских икон Богоматери. В 1669 г. в Образной палате хранился «застенок (чехол. — В. А.) пречистые Рублева письма» (А. И. Успенский, Церковно-археологическое хранилище при Московском дворце в XVII веке, М., 1902, стр. 68).

«Запасная Владимирская» написана, в отличие от композиции первоначальной древнейшей иконы, несколько укороченной: это не поясное, а скорее погрудное изображение. Обе кисти рук Богоматери находятся на одном уровне; глаза ее устремлены не прямо перед собой, а влево, в ту сторону, куда наклонена ее голова.

Рублевский вариант Владимирской получил широкое распространение в XV в. Это объясняется славой Рублева и тем, что написанное им произведение находилось в Успенском соборе Московского Кремля.

Вклады московской знати в Троице-Сергиев монастырь сохранили прекрасные образцы этого типа Владимирской (см. Ю. А. Олсуфьев, Опись икон Троице-Сергиевой лавры, Сергиев, 1920, стр. 83, вклад М. В. Образцова).

Подробную аргументацию атрибуции «запасной Владимирской» Андрею Рублеву см. В. И. Антонова, Московский художник Андрей Рублев. Доклад на сессии, посвященной 600-летию Андрея Рублева в Академии художеств СССР, прочитанный 17 сентября 1960 г.

Существенно также, что рисунок ног младенца на Владимирской ГТГ близок к этим деталям фрески Андрея Рублева на алтарном пилоне Успенского соборе во Владимире.

Третье значительное поновление Владимирской иконы в известии Софийского временника связывается с росписями Московского Успенского собора, исполненными в 1514 году. Тогда был написан дошедший до нашего времени мафорий Богоматери, ее левая рука, большая часть одежд младенца и кисть его правой руки6.

6 В это же время был сделан «кивот» для Владимирской, украшенный серебром и золотом.

Краски реставраций начала XV и XVI века подбирались в соответствии с колоритом сильно потемневшей к этому времени первоначальной живописи. Золотистые плави начала XV века, а также темное вохрение и глухие краски XVI века не нарушают сдержанной, почти монохромной гаммы красок памятника.

Светлая желтоватая охра начала XV века с буквами «Ө», «IC ХС» и более темная, оранжевого оттенка, охра XVI века заменили на фоне и полях утраченное первоначальное золото. Судя по характеру фона и полей, их чинили уже тогда, когда они были закрыты окладом7.

7 Ипатьевская летопись под 1155 г. сохранила сведения об окладе Владимирской, сделанном Андреем Боголюбским. В 1176 г. Ярополк снял с иконы ее драгоценный убор; сама она некоторое время находилась в руках Глеба Рязанского (ПСРЛ, т. I, Спб., 1846, стр. 159, 161). В 1237 г. Татары «...святую Богородицю разграбиша, чюдную икону одраша, украшену златом и серебром и каменьем драгиы...» (там же, стр. 197). В 1411 г. татары царевича Талыча вновь похитили оклад Владимирской. В это время митрополит московский Фотий находился во Владимире; за ним, укрывшимся в лесах, гнались татары (ПСРЛ, т. XI, Спб., 1897, стр. 216). Возможно, что в память своего спасения Фотий сделал на Владимирскую оклад, взамен похищенного татарами: я полагаю, что именно тогда Андрей Рублев реставрировал и самую икону, находившуюся во Владимире.

До нашего времени дошли два ее убора, хранящиеся в Гос. Оружейной палате в Московском Кремле. Возможно, что первый с чеканным золотым деисусом в рост вверху, относящимся к ХIII в., соединенный с золотой басмой XV в., составлен для так называемой «запасной Владимирской» — копии, приписываемой Андрею Рублеву. Второй, до 1918 г. находившийся на первоначальной Владимирской, состоит из частей начала XV в., сделанных, как упоминалось выше, по заказу митрополита Фотия (1410–1431, см. М. Alpatoff, Die Frühmoskauer Reliefplastik… — «Вelvedere», Wien, 1926, № 9–l0) и частей 1656–1657 гг., исполненных мастером Петром Ивановым (см. И. Е. Забелин и братья Холмогоровы, Материалы для истории, археологии и статистики московских церквей, ч. I. M., 1884, стр. 30).

На оборотной стороне (начало XV в.) написан престол с орудиями страстей, покрытый красной, украшенной золотым орнаментом тканью с розовыми пробелами и синими золотными каймами. Он стоит на сиреневом с коричневыми разводами поземе, изображающем выложенный цветным мрамором пол. На престоле лежат синие гвозди, книга с синим обрезом и золотой, украшенной жемчугом и драгоценными камнями крышкой, а также охряной терновый венец. Белый голубь с золотым нимбом и красными лапками стоит на книге. Над престолом возвышается оливково-зеленый в два тона крест, копье с синим острием и трость8. Фон бледно-желтый, поля охряные, XVI века.

8 Престол на обороте Владимирской иконы по рисунку, колориту и орнаментации схож с изображением престола в «Раздаянии вина» из праздничного ряда иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры, связанного с последним этапом творчества Рублева. Манера рисовать престол вряд ли могла измениться за то десятилетие, которое разделяет сравниваемые памятники, что говорит в пользу атрибуции рассматриваемого произведения Андрею Рублеву.

Доска липовая, с более поздними наращениями со всех сторон. Внизу сохранились следы рукояти. Паволока (?), левкас, яичная темпера. Первоначальный размер 78 х 55, размер с доделками — 100 х 70.  с. 60 
 с. 61 
¦

Раскрыта в 1918 году в Комиссии по раскрытию древнерусской живописи Г. О. Чириковым.

Около 1136 года икона привезена из Константинополя вместе с иконой Богоматери Пирогощей и поставлена в Вышгороде под Киевом9. В 1155 году увезена из Вышгорода во Владимир князем Андреем Боголюбским (Лаврентьевская и Ипатьевская летописи). В 1395 году принесена в Успенский собор Московского Кремля при вел. кн. Василии Дмитриевиче (ПСРЛ, т. XXV, М.–Л., 1949, стр. 222–225).

9 Между 1131 и 1136 гг. построена церковь Богоматери Пирогощей в Киеве (Н. Закревский, Описание Киева, т. 2, М., 1868, стр. 713–717).

После 1395 года икону Владимирской Богоматери вернули во Владимир10; вторично ее принесли в Москву в 1480 году. Об этом сохранились следующие сведения: 1. Летописи, рассказывая об уже упоминавшемся набеге на Владимир татарского царевича Талыча в 1411 году, говорят, что в Успенском соборе татары «высекоша двери церковныа и вшедше в ню (церковь. — В. А.), икону чюдную святыя богородица одраша и такожде и прочая иконы» (ПСРЛ, т. XXV, М.–Л., 1949, стр. 240). 2. В Следованной псалтыри XVI века библиотеки Троице-Сергиевой лавры № 321 говорится под 23 июня: «...прииде чюдотворная икона пречистыя Богоматере из Володимира в град Москву 6988 (1480)». Об окончательном перемещении лишь в конце XV века говорит установление в Москве 23 июня 1480 года празднования Владимирской иконе. Так как никакого другого примечательного события в этот день не произошло, то очень вероятно, что Владимирская икона в этот день вторично прибыла в Москву, где и осталась до наших дней.

10 Возвращение Владимирской между 1395 и 1480 гг. во Владимир могло быть вызвано еще сильным в то время представлением об удельной обособленности частей будущего русского государства. Считалось, что уделы имели преимущественное право на памятники, связанные с их историей. Кроме того, Владимир — город, откуда великое княжение перешло к Москве, пользовался особым вниманием московских князей. Так, например, князь московский Василий Дмитриевич руками своих мастеров Андрея Рублева и Даниила Черного возобновляет в 1408 г. росписи Успенского собора во Владимире.

Возможно, что к сделанной в Москве около 1395 г. тем же Андреем Рублевым «запасной Владимирской» относится московское летописное известие 1471 г. (ПСРЛ, т. XXII, Спб., 1901, стр. 130).

В 1480 г., когда Москва стала средоточием русского государства, а Успенский собор ее Кремля — русским пантеоном, окончательное перемещение в Москву древнейшей иконы вполне закономерно (см. об этом Л. А. Дмитриев, О датировке «Сказания о Мамаевом побоище». — В кн.: «Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР», X, М.–Л., 1954, стр. 195–197).

Поступила из ГИМ в 1930 году. [14243]  с. 61 
  
¦

 ГТГ 1995 

 
с. 35
¦
1. БОГОМАТЕРЬ ВЛАДИМИРСКАЯ
Первая треть XII века
Константинополь
На обороте:
ПРЕСТОЛ И ОРУДИЯ СТРАСТЕЙ
Начало XV века (?)
Москва

Дерево, темпера. 104 × 69; первоначальный размер 78 × 55
Инв. 14243

Изображение Богоматери поясное, типа «Умиление». Богоматерь держит младенца Христа на правой руке, голова ее склонена вправо. Младенец прижимается щекой к лицу Богоматери и обнимает ее левой рукой за шею, лицо его обращено вверх. Правая рука младенца протянута вперед и касается плеча Богоматери. Ножки Христа до ступней закрыты хитоном, левая согнута так, что видна ступня.

Общий тон карнации лика Богоматери светлый, его определяет сочетание зеленовато-оливкового санкиря, просвечивающего местами сквозь верхний слой и оставленного почти без покрытия в теневых местах, и светло-розоватого охрения. Все краски настолько сплавлены, что их переходы почти неуловимы глазом. На щеках светло-розовое охрение незаметно переходит в интенсивный румянец. Так же постепенно дается переход от розового тона, положенного поверх зеленых теней. На верхних веках розовый тон постепенно сгущается до темно-красного. Подчеркнут и плавный изгиб абриса носа.

Красным исполнены слезницы в уголках глаз, зрачки светлые, зеленовато-коричневые, с черной точкой в центре, ресницы и зрачки обведены темной полосой. Линия носа выделена двумя яркими белильными бликами. Подобный же блик света, но более мягкий, данный тонким слоем розового и белил, лежит на лбу. Маленький рот с тонкими губами написан яркой красной краской, которая имеет едва заметные переходы от светлого тона к более темному. Глубокие зеленые тени лежат вокруг глаз, около носа, над переносицей, на подбородке и по овалу лица.

Лик младенца имеет более светлый тон карнации. Манера написания его широкая и живописная. Поверх зеленоватого санкиря лежит тонкий слой охр с добавлением белил. На лбу, на правом виске, на щеке положен розовый цвет, сгущающийся к контуру, постепенным усилением красного обозначен абрис носа. Красный цвет подрумянки и контурных теней контрастирует с санкирными тенями и яркими белильными бликами на подбородке, кончике носа. Следы белильных движков видны над бровью, над губой и на щеке около глаза. Веки обведены коричневым, верхние — более темным. Зрачки светло-коричневые с темной точкой в центре.

Граница между ликами Богоматери и младенца не обозначена контурной линией, а дана цветовым сопоставлением зеленой тени на щеке младенца и розовой щеки Богоматери. Единственная контурная линия — коричневая обводка пальцев левой ручки Христа, лежащей на шее Богоматери.

Первоначально на Богоматери был вишнево-красный мафорий с темной каймой, украшенной золотыми линиями (небольшие фрагменты его видны над головой младенца), ярко-синий чепец. Хитон и гиматий Христа охристого тона с золотой линейной разделкой. Из-под рукава хитона видна белая прозрачная рубашка.

Фон был золотой (фрагменты первоначального фона видны вверху).

Лузга крутая, первоначальные поля узкие (позднее надставлены со всех сторон). Нимбы не сохранились.

Надписи. Вверху фрагменты монограммы киноварью: ΜΡ ΘΥ (от авторской живописи сохранились буквы М и остальные, фрагментарно); ниже слева поздняя монограмма киноварью: IС ХС.

Оборотная сторона. Изображен престол с розово-красным покровом, украшенным золотым орнаментом и синей каймой с золотой разделкой. На престоле лежат: закрытое Евангелие с синим обрезом в золотом окладе, орнаментированном камнями и жемчугом, четыре гвоздя и терновый венец. На Евангелии — символ Святого Духа — белый голубь с золотым нимбом. За престолом возвышается высокий восьмиконечный крест. По сторонам от него копье и трость с губкой на конце.

Фон бледно-желтый, поля охряные. Позем, имитирующий мрамор, сиреневый с коричневыми линиями разводов.

Надписи. По сторонам перекрестья IС ХС; ниже НИ КА

Доска из двух частей неравной ширины. Поля иконы наращены со всех четырех сторон под оклад не позднее начала XV в.1. Две нижние планки составлены из четырех частей, так как заполняют промежутки между сохранившимися частями древней вилки рукояти, которая была вделана в нижнее поле. Нижняя часть ее отпилена при наращивании полей под оклад.

1 См. об этом Анисимов А. И. О древнерусском искусстве: Сб. статей / Министерство культуры СССР. Всесоюзный научно-исследовательский институт реставрации. М., 1983, с. 187, 238. Размеры иконы, по всей вероятности, были увеличены в начале XV в., когда при митрополите Фотии был сделан новый золотой сканный оклад для иконы Богоматери Владимирской. Он был, вероятно, выполнен приезжими греческими мастерами. В XVII в. при патриархе Никоне икона украшена (1657) золотой ризой. В 1919 при реставрации иконы оклад и риза были сняты (находятся в ГОП). Об окладах см.

  • Alpatoff M. Die frühmoskauer Reliefplastik. Beschlags der Ikone der Gottesmutter von Wladimir und ein Evangeliumdeckel des Sergiev-Troitzky Klosters. Belvedere, 1926, Nr. 9–10, p. 237–256;
  • Писарская Л. В. Памятники византийского искусства V–XV веков в Государственной Оружейной палате. М.; Л., 1964, с. 18, 19, табл. XIX–ХХV;
  • Постникова-Лосева М. М., Протасьева Т. Н. Лицевое Евангелие Успенского собора как памятник древнерусского искусства первой трети XV века // Древнерусское искусство XV — начала XVI века. М., 1963, с. 162–172;
  • Банк А. В. Византийское искусство в собраниях Советского Союза. Л.; М., 1966, табл. 291–295, с. 329, с. 23–24;
  • Grabar A. Les revêtements en or et en argent des icones byzantines du Moyen Age. Venise, 1975, № 41, р. 68–72, fig. 88–97;
  • Николаева Т. В. Прикладное искусство Московской Руси. М., 1976, с. 20, 176;
  • Рындина А. В. Памятники палеологовского стиля в московском серебре первой половины XV века: Доклад на II Международном симпозиуме по грузинскому искусству. Тбилиси, 1977, с. 9;
  • Толстая Т. В. Успенский собор Московского Кремля: К 500-летию уникального памятника русской культуры. М., 1979, с. 28, 29, ил. XVIII, 111, 116, 117;
  • Рындина А. В. Оклад Евангелия Успенского собора Московского Кремля (К вопросу о ювелирной мастерской митрополита Фотия) // Древнерусское искусство. Рукописная книга: Сб. статей. М., 1983, с. 146–150;
  • Бобровницкая И. А. Золотой оклад с деисусным чином иконы «Богоматерь Владимирская» // Успенский собор Московского Кремля: Материалы и исследования. М., 1985, с. 215–234.

Лицевая сторона. Ковчег глубокий, с крутой лузгой; левкас тонкий; паволока — под поздними вставками2, а также на полях иконы.

2 А. И. Анисимов предполагал, что «лики и, быть может, самые фигуры были подслоены холстом; на фоне левкас лежал непосредственно на доске». В примеч. он указывает, что характер состояния ликов, лежащих на левкасе, испещренном трещинами, по краям которых поднялся грунт, заставляет предположить наличие внизу скрепляющей паволоки. Иначе бы живопись не могла держаться и рассыпалась (Анисимов А. И. О древнерусском искусстве: Сб. статей / Министерство культуры СССР. Всесоюзный научно-исследовательский институт реставрации. М., 1983, с. 234). Однако исследование иконы в рентгеновских лучах показало наличие паволоки только на полях и под поздними вставками, в других местах паволоки нет. Рентгенограмма иконы выполнена М. П. Виктуриной в 1974 в ГТГ.

Оборотная сторона. Ковчег такой же, как и на лицевой, паволока тонкого плетения, левкас.

Сохранность. Лицевая сторона. От первоначальной живописи сохранились лики Марии и младенца, волосы на его лбу, часть правой руки и кисть левой; фрагменты синего чепца Богоматери, темно-красного мафория и каймы около ее правого глаза, часть охряного с золотым ассистом хитона младенца и виднеющаяся из-под него прозрачная рубашка, остатки золотого фона и букв.

Икона неоднократно поновлялась. По данным реставрационных работ 19183, она прописана четыре раза: в первой половине XIII в., в начале XV в., в 1514, во время работ по украшению Успенского собора Московского Кремля, и, наконец, в 1895–1896 к коронации Николая II реставраторами О. С. Чириковым и М. И. Дикаревым4. Незначительные чинки производились также в 1566 и в XVIII и XIX вв.

3
  • ОР ГТГ, ф. 67, ед. хр. 252;
  • Анисимов А. И. История Владимирской иконы в свете реставрации // Труды секции искусствознания Института археологии и искусствознания. М., 1928, вып. 2, с. 92–107, табл. VIII, IX;
  • Анисимов А. И. Владимирская икона Божией Матери // Seminarium Kondakovianum. Praha, 1928, с. 105–189.
4
  • Анисимов А. И. О древнерусском искусстве: Сб. статей / Министерство культуры СССР. Всесоюзный научно-исследовательский институт реставрации. М., 1983, с. 179, 230, 427.

От первоначальной реставрации XIII в. сохранился фрагмент темно-пурпурного одеяния Христа ниже плеча с виднеющимися на нем кончиками двух пальцев левой руки Богоматери5.

5 «Частичные пробы показали, что в этом месте, под записью XIII в., сохранилась еще живопись оригинала. Последняя оставлена, однако, не раскрытой, чтобы сохранить единственный уцелевший фрагмент первой реставрации иконы» (Анисимов А. И. О древнерусском искусстве: Сб. статей / Министерство культуры СССР. Всесоюзный научно-исследовательский институт реставрации. М., 1983, с. 253).

Ко времени второго поновления, произведенного в начале XV в., относятся части одежд Богоматери и младенца: темный мафорий и желтый, оливкового оттенка хитон Христа с золотым ассистом (слева внизу); часть плеча и руки младенца; обе его ножки (кроме верхней части правой ступни), волосы и шея; правая рука Богоматери (до концов четырех пальцев), части мафория с желтой каймой и темного чепца (около левой ручки младенца) и фрагменты светло-желтого фона с темно- красными буквами «IС» «ХС» и «Θ».

Третье поновление относится к 1514, и фрагменты этой реставрации занимают самую большую площадь: значительная часть мафория Богоматери и ее левая рука, а также пальцы правой руки, средняя часть хитона младенца красно-коричневого цвета, правая рука Христа, часть его правой ноги и фрагменты темно-коричневого фона, в который также окрашены поля иконы.

При поновлениях иконы большая часть древней живописи не сохранилась, старый левкас вырезался и наносился новый. Исключение составляла только живопись ликов, которые были прописаны поверх старой олифы, отчего древний слой остался совершенно не поврежденным. На лике Богоматери около подбородка Христа и рядом с его левой рукой — две вставки; в основном сохранность ликов хорошая.

Оборотная сторона. Сохранилась живопись XV в., имеются незначительные выпадения с утратами живописи и левкаса, в основном в местах стыка досок. Наиболее значительные: в левом нижнем углу (три большие утраты, обнажившие паволоку); в правом нижнем углу большая левкасная вставка, идущая по стыку досок, проходит правее изображения венца через весь средник; левкасная вставка вдоль лузги у правого поля.

Реставрация. В декабре 1918 — апреле 1919 раскрыта Г. О. Чириковым под наблюдением И. Э. Грабаря, А. И. Анисимова и А. И. Грищенко в Комиссии. Олифил икону Ф. А. Модоров. Схему с указанием реставрационных фрагментов живописи исполнил И. А. Баранов6. с. 35
с. 37
¦

6
  • ОР ГТГ, ф. 67, ед. хр. 252;
  • Анисимов А. И. История Владимирской иконы в свете реставрации // Труды секции искусствознания Института археологии и искусствознания. М., 1928, вып. 2, с. 82–107, табл. VIII, XX.

В 1929 Г. О. Чириковым сделана копия фрагмента древней живописи с изображением ликов Богоматери и младенца Христа (размер 27 × 19; дерево, темпера, ГТГ, инв. ДР-472).

Происхождение. Из Константинополя. Около 11307 привезена в Киев и помещена в женском монастыре Богородицы в Вышгороде. В 1155 князь Андрей Боголюбский перенес икону Богоматери из Вышгорода во Владимир, украсил ее дорогим окладом и поместил в Успенский собор8, построенный в 1158–11619. А. И. Анисимов, анализируя древнее «Сказание о чудесах Владимирской иконы...», делает предположение, что икона находилась в алтаре около престола, занимая место «запрестольного» образа10. После убийства князя Андрея Боголюбского в 1176 князь Ярополк Ростиславович снял дорогой убор с иконы11, и она оказалась у Глеба Рязанского. Лишь после победы князя Михаила, младшего брата Андрея, над Ярополком Глеб возвращает икону и убор во Владимир12. При взятии с. 37
с. 38
¦
Владимира татарами, во время пожара Успенского собора в 1237, собор был разграблен и с иконы Богоматери был содран оклад13. Книга Степенная говорит о восстановлении Успенского собора и возобновлении иконы Богоматери князем Ярославом Всеволодовичем14. В 1395, 26 августа, во время нашествия Тамерлана при князе Василии Дмитриевиче икона торжественно была перенесена в Москву, и в тот же день Тамерлан отступил и покинул пределы Московского государства. Икона была помещена в кремлевском Успенском соборе, справа от царских врат15. Вероятно, после этого она не раз увозилась во Владимир. Возвращение иконы в Москву в 1480 отмечено особо, как второе перенесение иконы16. В 1812 икона Богоматери Владимирской была увезена на несколько месяцев во Владимир и Муром, а затем возвращена в Москву в Успенский собор, где она находилась до 1918, когда была взята для реставрации. С 1926 по 1930 находилась в ГИМ.

7 Икона привезена вместе с другой иконой Богоматери, названной Пирогощей, для которой была построена церковь. Ипатьевская летопись под 6640 (1132) годом сообщает: «В се лето заложена бысть церкви камяна святая Богородица, рекмая Пирогоща» (Полное собрание русских летописей: Т. 2: Ипатьевская летопись. СПб., 1843, с. 12) и указывает на окончание строительства ее в 6644 (1136) (Полное собрание русских летописей: Т. 2: Ипатьевская летопись. СПб., 1843, с. 14). Лаврентьевская летопись говорит о закладке церкви Пирогощей в 1131 (Полное собрание русских летописей: Т. 1: Лаврентьевская и Троицкая летописи. СПб., 1846, с. 132), т. е. обе иконы были привезены из Константинополя до времени построения церкви Пирогощей.

8 Лаврентьевская и Троицкая летописи под 1155 годом сообщают о перенесении Андреем Боголюбским иконы во Владимир: «Того же лета [6663/1155] иде Андрей от отца своего Суждалю, и принесе ида икону святую Богородицю, юже принесоша в едином корабли с Пирогощею из Царяграда; и вкова в ню боле триидесят гривен золота, кроме серебра и каменья драгого и жемчуга, и украсив и постави и в церкви своей Володимери» (Полное собрание русских летописей: Т. 1: Лаврентьевская и Троицкая летописи. СПб., 1846, с. 148). В древнейшем «Сказании о чудесах Владимирской иконы Божией Матери», которое датируется второй половиной XII в., читаем: «Князю же Андрею хотяшу княжити на Ростовскую землю, и нача беседовати о иконах, поведаша ему икону в Вышгороде в женъском монастыре, пресвятыя владычицы нашея Богородицы... и прииде в церковь, и начат смотрити по иконам, сия же икона яко прешла бе всех образов. Видев ю и припаде на земли моляся глаголя: О пресвятая Богородице мати Христа Бога нашего, аще хощещи ми заступница быти Ростовскую землю, посетити новопросвещенные люди, да по твоей воли вся си будут. И тогда взем икону поеха на Ростовскую землю» ([Ключевский В.] Сказание о чудесах Владимирской иконы Божией Матери. (Памятники древней письменности, XXX). СПб., 1878, с. 29–31). После перенесения иконы Андреем Боголюбским она стала почитаться как палладиум города Владимира, почему и получила название Владимирской.

9 Ипатьевская летопись, говоря о строительстве Успенского собора во Владимире, называет даты: год закладки — 1158 и окончания — 1161 (Полное собрание русских летописей: Т. 1: Лаврентьевская и Троицкая летописи. СПб., 1846, с. 150).

10
  • [Ключевский В.] Сказание о чудесах Владимирской иконы Божией Матери. (Памятники древней письменности, XXX). СПб., 1878, с. 31–37;
  • Анисимов А. И. О древнерусском искусстве: Сб. статей / Министерство культуры СССР. Всесоюзный научно-исследовательский институт реставрации. М., 1983, с. 289.
11
  • Полное собрание русских летописей: Т. 1: Лаврентьевская и Троицкая летописи. СПб., 1846, с. 159;
  • Антонова В. И., Мнева Н. Е. Государственная Третьяковская галерея: Каталог древнерусской живописи XI — начала XVIII века. Опыт историко-художественной классификации. М., 1963, т. 1, 2, т. 1, с. 62, примеч. 7.
12
  • Полное собрание русских летописей: Т. 1: Лаврентьевская и Троицкая летописи. СПб., 1846, с. 161.

13 «Татарове же силою отвориша двери церковныя, и видеша обы (затворившихся с епископом Митрофаном в храме) огнем скончавшася, овы же оружием до конца смерти предаша; святую Богородицу разграбиша, чюдную икону одраша, украшену златом и серебром и каменьем драгим...» (Полное собрание русских летописей: Т. 1: Лаврентьевская и Троицкая летописи. СПб., 1846, с. 197).

14 «И оттоле сий чудотворный Богородичин образ подобно прежнему своего благолепия достойное украшение приемлет» (Книга Степенная. М., 1775, ч. 1, с. 541).

15 «И внеши ю [икону] в преименитый храм славнаго ея Успения, иже есть великая Соборная и Апостольская церкви Руская Митрополiя, и поставиши ю в киоте на десной стране, идеже и до ныне стоит зрима и поклоняема всеми» (Книга Степенная. М., 1775, ч. 1, с. 552).

16 Подробнее см. Анисимов А. И. О древнерусском искусстве: Сб. статей / Министерство культуры СССР. Всесоюзный научно-исследовательский институт реставрации. М., 1983, с. 217–227. А. И. Анисимов приводит слова из Сказания действенных чинов (1627) по случаю удаления Ахмата от Угры 23 июня 1480, где говорится о вторичном принесении чудотворной иконы Богоматери Владимирской в Москву: «Слышав же сея князь великий Иван Васильевич всея Руси после во Владимир по чудотворную икону Пресвятыя Богородицы и повеле ея принеси второе на Москву, в застепление царствующему граду Москве и всей Российской земли».

Поступление. В 1930 из ГИМ.

Иконография. Лицевая сторона. Иконографический тип Богоматери, держащей на руках младенца Христа, который прижимается щекой к ее лицу, получил название «Умиление». Подобная композиция известна в раннехристианском искусстве. Широкое распространение она получила в XI в. Подробно об истории иконографического типа Богоматери «Умиление» («Елеусы») см.

Оборотная сторона. Престол с Евангелием (Престол уготованный — «Этимасия») символизирует незримое присутствие Бога и толкуется на основе текстов Священного писания и комментариев Отцов церкви в зависимости от того, с каким изображением связан этот образ.

Престол прообразует и Тайную вечерю, и Гроб Христа, и его воскресение, и второе пришествие в день Страшного суда; крест, трость, копие и гвозди — искупительные страдания Христа. Престол с изображением Евангелия и голубя рядом с крестом и орудиями страстей символически представляет Троицу. Изображение Этимасии в монументальных росписях часто помещалось в апсиде (особое распространение это получило в XII в.) и раскрывало смысл евхаристической жертвы (Bogyay 1960, S. 58–61; Бабич 1966, с. 9–31). Оборотная и лицевая стороны иконы имеют единое символико-догматическое содержание. Крест и орудия страстей раскрывают скорбный смысл образа Богоматери, указывая на грядущие страдания Христа.

  • Bogyay 1960 = Bogyay, T. von. Zur Geschichte der Hetoimasie. Akten des XI Internationalen Byzantinischen Kongresses. München, 1958. München, 1960, S. 58–61.
  • Бабич 1966 = Бабић Г. Христолошке распре у XII веку и поjави византиских церква. Архиjереjи службе пред хетимасиjом и архиjереjи службе пред агнецом // Зборник за ликовне уметности. Нови Сад, 1966, бр. 2, с. 9–31 (на сербохорватск. яз.).

Атрибуция. Лицевая сторона. По церковному преданию икона Богоматери Владимирской написана самим евангелистом Лукой. Л. А. Успенский говорит об иконах, приписываемых евангелисту Луке: «Авторство святого Евангелиста Луки здесь нужно понимать в том смысле, что иконы эти являются списками (вернее, списками со списков) с икон, писанных когда-то Евангелистом» (Успенский Л. 1989, с. 29).

М. В. Алпатов и В. Н. Лазарев в статье, опубликованной вскоре после раскрытия иконы, датировали ее концом XI — первой половиной XII в. (Alpatoff, Lazareff 1925 (1978/1), S. 140–155).

А. И. Анисимов относил икону ко второй половине XI в. (Анисимов 1928/1 (1983), с. 183, 184; Анисимов 1928/3 (1983), с. 272). В. И. Антонова датировала началом XII в. (Антонова, Мнева 1963, т. 1, № 5). В последующих работах В. Н. Лазарев и А. Грабар называли время исполнения — первая половина XII в. (Lazarev 1967, p. 204, 257, nota 82; Grabar 1974, p. 8–11). Ясно одно — икона написана до ее перенесения в Киев, т. е. до 1130.

  • Успенский 1989 = [Успенский Л. А.] Богословие иконы православной церкви / Изд. западноевропейского экзархата. Московский патриархат. [М.], 1989.
  • Alpatoff, Lazareff 1925 (1978/1) = Alpatoff M., Lazareff V. Eine byzantinisches Tafelwerk aus der Komnenepoche. Jahrbuch der preussischen Kunstsammlungen. Berlin, 1925, Bd. 46, S. 140–155. Переиздано: Лазарев 1978/1, с. 9–29.
  • Анисимов 1928/1 (1983) = Анисимов А. И. История Владимирской иконы в свете реставрации // Труды секции искусствознания Института археологии и искусствознания. М., 1928, вып. 2, с. 93–107. Переиздано: Анисимов 1983, с. 165–189.
  • Анисимов 1928/3 (1983) = Анисимов А. И. Владимирская икона Божией Матери // Seminarium Kondakovianum. Praha, 1928. Переиздано: Анисимов 1983, с. 191–274.
  • Антонова, Мнева 1963 = Антонова В. И., Мнева Н. Е. Государственная Третьяковская галерея: Каталог древнерусской живописи XI–XVIII вв. М., 1963. Т. 1–2.
  • Lazarev 1967 = Lazarev V. Storia della pittura bizantina. Torino, 1967.
  • Grabar 1974 = Grabar A. L’Hodigitria et l’Eleusa // Зборник за ликовне уметности. Нови Сад, 1974, № 10, p. 8–11.

Оборотная сторона. Вероятно, икона уже в XII в. была двусторонней. Об этом говорит характер ковчега и лузги, такой же, как на лицевой стороне иконы. Известны многочисленные примеры древних изображений креста на обороте икон Богоматери (см. Sotiriou 1956–1958, fig. 146–149; Grabar 1962, p. 366–372). Возможно, что с самого начала на обороте иконы «Богоматерь Владимирская» было изображение престола с Евангелием, креста и орудий страстей, которое поновлялось при поздних реставрациях. Сходная иконография встречается в византийском искусстве XII в. (см. Крест с эмалевыми изображениями из ризницы собора в Козенице, на котором помещено в круге под «Распятием» изображение престола с красным покровом, копием и тростью по бокам, на нем — гвозди, чаша и Св. Дух в виде голубя (Talbot Rice 1960, tabl. XXIV). Исследователи, писавшие об иконе, датировали живопись оборота началом XV в. и связывали ее со временем второго поновления лицевой стороны, т. е. с эпохой Андрея Рублева. Подробное обоснование этой точки зрения дал А. И. Анисимов (Анисимов 1983, с. 186, 187, 262–266), его поддержали В. И. Антонова и Н. Е. Мнева, считая, что поновление лицевой и оборотной сторон начала XV в. выполнены Андреем Рублевым (Антонова, Мнева 1963, т. 1, № 5).

  • Sotiriou 1956–1958 = Sotiriou G. et M. Icones de Mont Sinai. Athénes, 1956–1958, t. 1, 2.
  • Grabar 1962 = Grabar A. Sur les icones bilaterales // Cahiers archéologiques. Paris, 1962, vol. 12, p. 366–372.
  • Talbot Rice 1960 = Talbot Rice D. The Art of Byzantium. New York, 1960.
  • Анисимов 1983 = Анисимов А. И. О древнерусском искусстве: Сб. статей / Министерство культуры СССР. Всесоюзный научно-исследовательский институт реставрации. М., 1983.
  • Антонова, Мнева 1963 = Антонова В. И., Мнева Н. Е. Государственная Третьяковская галерея: Каталог древнерусской живописи XI–XVIII вв. М., 1963. Т. 1–2.

Изучение иконы под бинокулярным микроскопом подтвердило датировку XV в. Фон и буквы прописаны в более позднее время, возможно, в конце XIX в.

Выставки.

Литература.

с. 38
 
¦




Детали

[A] Лик Богоматери


Дополнительные изображения

Схема-картограмма фрагментов разновременных слоев живописи

Оклад иконы начала XV в.

Оклад иконы первой трети XV в.

Риза иконы (1657 г.)

Рисунок Ф. Г. Солнцева из «Древностей Российского Государства»

Литература:

Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.

ID: 174