▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск
По темам: Перейти
Другие языки
Царские врата с изображением Благовещения и двух святителей
Изображения с более высоким разрешением:
См. ниже:

Царские врата с изображением Благовещения и двух святителей

Школа или худ. центр: Новгород

Последняя треть XIII в.

Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Инв. 12876 и 12877

Левая створка 137х35 см, правая створка 137х36 см, валик 6 см.

См. в «Галерее»:

Ниже цитируются:
 Антонова, Мнева 1963 

  
 с. 84 
¦
15. Царские врата1.

1 Царские врата — центральные двухстворчатые двери иконостаса, ведущие в алтарь. Наиболее распространенным видом царских врат были врата деревянные с иконописными изображениями. На створках врат писали: вверху Благовещение (на одной створке архангел Гавриил, на другой Богоматерь), ниже Иоанна Златоуста и Василия Великого или пишущих евангелистов (Иоанн Богослов с учеником Прохором, Лука, Марк, Матфей). На некоторых вратах, кроме названных обязательных фигур, изображалась Евхаристия и очень редко праздники.

XIII век. Новгородская школа.

В верхней закругленной части врат — Благовещение, ниже два святителя в рост. На левой створке сохранились голова, крыло и фрагменты фигуры архангела, незначительная часть нижней одежды святителя и его правая ступня; на правой створке Богоматерь, стоящая около престола, на фоне архитектурного пейзажа, и Василий Великий в фас. Вохрение светло-коричневое, однотонное, без санкиря; описи черт лица красноватые; белильные движки немногочисленные, резкие. Плоскостно трактованные одежды богаты орнаментом: на хитонах Богоматери и архангела узор из расположенных по три белильных точек, узор епитрахили Василия напоминает вышивку геометрического характера; на его набедреннике рисунок ткани в виде клеток с точкой в центре; на его поруче и на престоле в сцене Благовещения S-образный орнамент. Кресты на омофоре Василия с округлыми концами2. Красочная гамма построена на сочетании яркой киновари, белил, темно-коричневого цвета, черного, серовато-синего, блекло-зеленого и блекло-желтого. Валик, объединяющий обе створки, и позем «писаны аспидом»3 по белому черными и красными мазками. Фон киноварный, вверху в композиции Благовещения — белый.

2 Такие кресты встречаются на омофорах святителей в мозаиках XI в. Киевского Софийского собора [см. левую и правую половины святительского чина в алтаре]
3 Аспид — одно из значений — цветной камень, под который в старину художники расписывали бытовые предметы и деревянную церковную утварь.

 с. 84 
 с. 85 
¦
Доска левой створки — липовая с деревянными гвоздями от утраченной шпонки. 137×35; доска правой створки — сосновая с одной накладной шпонкой, прибитой деревянными гвоздями. 139×32.

Без паволоки, левкас, яичная темпера.

Происходит из церкви Троицы с. Кривого (Кривецкого погоста), Холмогорского района, Архангельской области4.

4 Принадлежность к новгородской школе памятников, вывезенных из северных областей России, — здесь и далее (например, № 17) определяется на основании стилистических признаков.

Раскрыты в ЦГРМ в 1920-х годах.

Поступили из ГИМ в 1930 году. [12876, 12877]  с. 85 
  
¦

 Смирнова 1976 

 
с. 166
¦
4. Царские врата с изображением «Благовещения» и двух святителей
(илл. стр. 49, 272, 273)

ГТГ, инв. 12876, 12877.
Вторая половина XIII в.
Размер левой створки 135 × 35; правой — 137 × 36; диаметр валика 6 см.

Происхождение. Из Троицкой церкви погоста Кривое на Северной Двине (Архангельская область). Вывезены экспедицией Наркомпроса под руководством И. Э. Грабаря в 1920 г. (дневник секретаря экспедиции Н. Н. Померанцева).

Находились в ЦГРМ, затем в ГИМ, откуда поступили в ГТГ в 1930 г.

Раскрыты в ЦГРМ в 1920-х годах1.

1 ГТГ, Отдел рукописей, ф. 67, д. 63: имеются два фото врат в процессе раскрытия, с датой 15.XI.1927 и подписью Е. Домбровской.

Доска. Створки из цельных досок, левая из липовой, правая из сосновой. На каждой было по шпонке (на левой створке шпонка утрачена). Шпонки и валик прикреплены деревянными штырями. Без ковчега, без паволоки. Слой грунта очень тонкий.

Сохранность. Почти вся живопись левой створки утрачена до грунта и доски. На правой имеются крупные выпады. Потертости, особенно на зеленой краске. Белые участки (фон «Благовещения», омофор Василия, поземы и валик поля) сильно потускнели; очевидно, грунт здесь если и покрыт белилами, то очень тонко.

Описание.

Две створки с валиком между ними (прикреплен к правой створке) и закругленным навершием. В навершии — «Благовещение», ниже — два святителя в рост, фронтально.

На левой створке вверху от фигуры архангела Гавриила остались лишь голова, нимб, желтое крыло с киноварными подкрылками, подол темно-зеленого хитона и киноварного плаща, красные сапоги. За крылом — светло-коричневая палата, внизу — зеленая стена. От фигуры святителя (вероятно, Иоанна Златоуста?) сохранился контур головы, нимб, правая ступня и подол зеленой одежды с частью епитрахили. На правой створке вверху — Богоматерь с пурпурной нитью в руках, стоящая на алой подушке. Мафорий коричневый, хитон темно-зеленый. Сзади — желтый престол (на нем орнамент в виде спиралевидного побега) с красным седалищем. Архитектурный фон — красная палата с желтой крышей и черным цветным проемом; внизу зеленая стена. Вверху слева — темно-зеленый сегмент «неба». На основном поле створки — Василий Великий в коричневой фелони и зеленой нижней одежде, с киноварной палицей и желтой епитрахилью. Омофор белый с черными крестами «четырехлепестковой» формы. Правой рукой Василий благословляет, на левой держит закрытое Евангелие (желтое с красным обрезом).

Драпировки переданы черными контурами, без теней и высветлений. Лики и руки исполнены желтой охрой, поверх которой — санкирные и красноватые тени: блики света — веерами белильных линий. Черты лика кое-где подчеркнуты черными штрихами.

Волосы написаны плоскостными цельными пятнами, с графической разделкой прядей.

Святители изображены на киноварном фоне, с коричневыми рамками. «Благовещение» — на белом, с киноварной рамкой (на левой створке — остатки зеленой обводки). Нимбы желтые с двойными коричневыми обводками. Поземы святителей и валик — белые или светло-желтые, с имитацией мрамора красными и черными штрихами. Поля белые.

Краски немногочисленны; кроме белил и черной — темно-зеленая, зеленая, киноварь, желтая, коричневая (разной интенсивности).

Надписи уставом. В «Благовещении» черные:

Ниже белилами:

Иконография.

Царские врата, затворявшие помещение алтаря от молящихся, помещались в центре алтарной преграды (иконостаса)2. В древнерусских письменных с. 166
с. 167
¦
источниках XII–XIV вв. название «царские врата» или «царские двери» относится преимущественно к главному входу в храм, что соответствует греческому «βασιλιϰαί πόλαι»3; двери же, ведущие в алтарь, чаще назывались «райскими»4 или «святыми» (греческие термины: «ἄγιαι ϑύραι», «ϰαγϰελλοϑορίδες», «βημόϑυρον»)5.

2 О царских вратах см.:

Из недавних работ ср. также:

  • И. И. Плешанова. Два памятника древнерусской резьбы по дереву в собрании Русского музея. — «Сообщения ГРМ», вып. X. М., 1974, стр. 107–114. Статья содержит публикацию нескольких интересных царских врат.

3 О царских вратах — входах в храм см.: Д. Ф. Беляев. Byzantina. Очерки, материалы и заметки по византийским древностям, кн. II. Ежедневные и воскресные приемы византийских царей и праздничные выходы их в храм Св. Софии в IX–X в. СПб., 1893, стр. 100–102.

4 Это связано с истолкованием алтаря как символа рая. Н. Троицкий. Указ. соч., стр. 710–711.

5 Е. Голубинский. Указ. соч., стр. 198. См. также: И. И. Срезневский. Материалы для словаря древнерусского языка, I–III. СПб., 1893, 1895, 1903 (фототипическое издание: М., 1958), под словами «двьрь», «двьрьца», «раискыи», «царьскыи», «цѣсарьскыи».

Как свидетельствуют тексты, изображения в миниатюрах и сохранившиеся памятники, древнейшие царские врата в странах византийского круга могли иметь как металлическую, так и деревянную основу и бывали обложены серебряными и золочеными пластинами, украшены орнаментом и рельефами (из слоновой кости или дерева), изображениями в технике золотой наводки на меди, а также живописью6. Среди дошедших до нас царских врат с изображениями темперой издаваемый памятник из погоста Кривое принадлежит к самым древним7.

Врата из погоста Кривое аналогичны другим ранним вратам формой навершия — закругленного, с простыми очертаниями, близкими к полуциркульным, а также своими небольшими размерами8.

6 М. Ђоровић-Љубинковић [20], стр. 29–32.

7 Известны еще одни врата XIII в. с темперной живописью (изображено «Благовещение») — в капелле Панагии на Синае. См.  K. Weitzmann. Fragments of an Early St. Nicholas Triptych on Mount Sinaï. — «Δελτίον τῆσ Χριστιανιϰῆσ Αρϰαιολογιϰῆσ Ἑταιρείασ», περ. Δ᾽, τομ. Δ᾽. (Τιμητιϰόσ Γ. Σοτηρίου). Ἀϑῆναι, 1964, p. 17, fig. 13.

8 Известно, что древние царские врата, как и алтарная преграда, были невысокими, по грудь человека; на преграду можно было облокачиваться и класть руки ( Е. Голубинский. Указ. соч., стр. 195–196). Как правило, старые врата имеют высоту не больше чем 115–140 см.

По составу изображений издаваемые врата принадлежат к одной из нескольких иконографических традиций, существовавших в византийском мире.

Самым распространенным изображением было «Благовещение». Помещенное на царских вратах, равно как и в традиционной росписи храма — по сторонам предалтарной арки, «Благовещение», являясь символом догмата воплощения, отмечает вход в алтарь, где совершается служба. Библейский прообраз этой символики содержится в книге Иезекииля, XLIV, 1–2; смысл темы раскрывается также в строках Акафиста Богоматери (икосы 4, 8, 10): «Радуйся, райских дверей отверзение»; «Радуйся, честного таинства дверь»; «Радуйся, дверь спасения»9.

9
  • Е. Ловягин. Богослужебные каноны на греческом, славянском и русском языках. СПб., 1875.

Ср.

  • A. Grabar [18], р. 13–17;
  • К. Weitzmann. Op. cit., p. 17–18;
  • M. Chatzidakis. Op. cit., Sp. 343.

[Илл. с. 167] Царские врата с изображением «Благовещения». XIII в. Монастырь св. Екатерины на Синае

В отличие от издаваемого произведения, в византийском и южнославянском искусстве «Благовещение» часто является на вратах единственным изображением; например,

Более поздние примеры многочисленны. с. 167
с. 168
¦

10
  • C. Stornajolo. Miniature delle Omilie di Giakomo monaco (Cod. Vatic. gr. 1162) e dell’Evangeliario greco urbinate (Cod. Vatic. urbin. gr. 2). (Codices e vaticanis selecti phototipice expressi, vol. I). Roma, 1910, pl. 36;
  • A. Grabar [18], fig. 4.

11 См. прим. 7.

12
13
  • A. Grabar [18], fig. 4.
  • М. Ђоровић-Љубинковић [20], стр. 33–34, табл. IV б.

Но иногда «Благовещение» сочетается и с другими изображениями.

Для русского искусства оба описанных «извода» царских врат не характерны.

14
  • С. Радоjчић. Уметнички споменици манастира Хиландара. — «Глас САН», CCXXXIV, Одељење друштвених наука, књ. 7. Београд, 1955, стр. 186, сл. 50;
  • В. Хан. Двери из Хиландара украшене интарзиjом од кости. — «Myзej примењене уметности. Зборник 2». Београд, 1956, стр. 5–23.

15 G. A. Sotiriou. La sculpture sur bois dans l’art byzantin. — «Mélanges Charles Diehl», II. Paris, 1930, p. 51, fig. 36.

16 V. Djurić. Icônes de Yougoslavie. Belgrade, 1961, № 26, pl. XXXVIII–XXXIX.

Еще один иконографический тип царских врат — изображение четырех евангелистов17 или «Благовещения» с евангелистами (таковы новгородские Лихачевские врата XIV в. с золотой наводкой в ГРМ18) — т. е. сюжетов, тоже соотносящихся с росписью восточной части и сводов храма и с символикой входа в алтарь. Та иконографическая традиция, к которой примыкает издаваемый памятник, — изображение «Благовещения» и святителей — также определена символическим значением царских врат как входа в алтарь. Иоанн Златоуст и Василий Великий представлены и как творцы литургии, совершающейся в алтаре19, и как святители — совершители таинства20. Подобно другим «изводам», эта иконография перекликается с росписью восточной части храма, в данном случае с росписью самой алтарной апсиды, где целый ярус занимали изображения святителей. Этот извод можно сопоставить и с тематикой алтарных завес (катапетасм), которая тоже отражала символическое значение алтаря и совершающегося там обряда. На сербской завесе 1399 г. в Хиландаре Иоанн Златоуст и Василий Великий изображены по сторонам благословляющего их Христа Великого Архиерея21.

17 A. H. Грабар полагает, что четыре фигуры в рост, с нимбами, изображенные на вратах в одной из миниатюр «Творений Григория Назианзина», ок. 880 г. (Национальная библиотека в Париже, gr. 510, fol. 452) — являются евангелистами. См. A. Grabar [18], р. 15, fig. 3.

18 В. Н. Лазарев. Васильевские врата 1336 года. — В. Н. Лазарев. Русская средневековая живопись. Статьи и исследования. М., 1970, стр. 209–212, илл. на стр. 211. Очевидно, частями подобных же царских врат являются и три медные пластины с золотой наводкой, изображающие евангелистов — в ГРМ, Гос. Эрмитаже и в Лувре (см. выше, стр. 65–68).

19 Л. Успенский. Указ. соч., стр. 245.

20 Н. Сперовский. Указ. соч., стр. 174.

Среди ранних царских врат византийского круга знаем только одну аналогию: древнейший из дошедших до нас экземпляров, очевидно, второй половины XII в.: врата в монастыре Протат на Афоне, украшенные инкрустацией и рельефами из слоновой кости; сохранился рельеф с изображением Иоанна Златоуста22. Между тем на Руси такой тип царских врат получил широкое распространение (наряду с тем, где «Благовещение» изображается с евангелистами; оба они характерны, в частности, для Новгорода23). Врата со святителями, ближайшие по времени к издаваемым, — памятник XIV в. в ГТГ, относимый к тверской школе24. Публикуемые врата — самый ранний из дошедших до нас памятников данного извода.

22 Σ. Πελεϰανίδης. Βυζαντινόν βημόϑυρον ἐζ Ἁγὶου Ὄρους. — «Ἀρϰαιολογιϰὴ ἐφημερίς, 1957». Ἀϑῆνα, 1960, σελ. 50–67, πίν. 1–16; В. Хан. Интарзиjа на подpyчjу Пећке Патриjаршиjе. XVI–XVIII век. Нови Сад, 1966, стр. 16, 20.

23 Новгородские врата со святителями — 70-е — 80-е годы XV в., из Гостинополья в ГРМ (В. Н. Лазарев [13], стр. 254–255); примеры XVI в. многочисленны. Врата с евангелистами, конца XV — начала XVI в. см.:  В. К. Лаурина. Об одной группе новгородских провинциальных царских врат. — «Древнерусское искусство. Художественная культура Новгорода». М., 1968, стр. 145–178.

В новгородских миниатюрах и иконах представлены и другие типы: с орнаментом в виде розеток (Коневская Псалтирь XIV в. в ГПБ; воспр.: А. И. Некрасов. Древнерусское изобразительное искусство. М., 1937, рис. 150); с крестами (Псалтирь XIV в. в ГПБ, F. п. I. 2; воспр.:  А. И. Свирин. Искусство книги древней Руси XI–XVII вв. М., 1964, стр. 195; икона «Покров», около 1399 г., в Новгородском музее; см. кат. № 21; правда, в последнем случае изображение врат приходится на вставке поздней живописи, возможно, однако, повторяющей первоначальную). Новгородские изображения могут быть простой условностью, стилизацией, но могут и отражать очень древние традиции (ср. известие Константина Багрянородного о вратах в храме св. Мокия в Константинополе. Д. Ф. Беляев. Указ. соч., стр. 154. Облик врат Софии Константинопольской неясен, St. G. Xydis. The Chancel Barrier, Solea and Ambo of Hagia Sophia. — «Art Bulletin», XXIX, March 1947, p. 2–3 (n. 17), 7–8, 23–24, fig. 31–32).

24 В. И. Антонова, H. E. Мнева [19], № 199, илл. 139. Сохранились только изображения святителей, но на верхнем торце имеются следы спилки: очевидно, навершие с «Благовещением» утрачено. Г. В. Попов предложил датировать тверские врата второй половиной XIV — началом XV в. См.  Г. В. Попов. Пути развития тверского искусства в XIV — начале XVI века. (Живопись, миниатюра). — «Древнерусское искусство. Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств. XIV–XVI вв.». М. 1970, стр. 317, 320.

Особенность обоих изводов царских врат, характерных для Руси, состоит в том, что «Благовещение» располагается в навершии. Между тем на алтарных вратах византийских и южнославянских сцена обычно помещается на главных полях створок и выделена более крупными размерами по сравнению с другими изображениями.

«Благовещение».

Тип изображения — Богоматерь в рост, с правой рукой, прижатой ладонью к груди в жесте покорности, архангел в спокойном движении, с нешироким шагом — восходит к древним источникам25 и выступает в  с. 168
с. 169
¦
сложившемся виде уже в XI в.26 Позой и жестом Богоматери изображение на царских вратах сходно с новгородской иконой XII в. — так называемым «Устюжским Благовещением»27.

26 Мозаика Дафни. См.: E. Diez, O. Demus. Byzantine Mosaics in Greece. Hosios Lucas and Daphni. Cambridge (Mass.), 1931, p. 47–49, pl. IX, fig. 81, 82. Об иконографии «Благовещения» XI–XII вв. с фигурой стоящей Богоматери см. также: О. Demus. The Mosaics of Norman Sicily. London, 1949, p. 265–266;  В. H. Лазарев. Мозаики Софии Киевской. М., 1960, стр. 124–125.

27 Но последняя является более сложной по иконографии (фигура младенца Христа в лоне, иллюстрирующая догму о непорочном зачатии). См. В. И. Антонова, Н. Е. Мнева [19], № 4, илл. 19–21; В. Н. Лазарев. [24], стр. 108–109;  «Живопись домонгольской Руси». [Каталог выставки. Автор-составитель О. А. Корина]. М., 1974, № 4.

Относительно развитой архитектурный фон — палаты за обеими фигурами — не встречается в русских композициях «Благовещения» XI–XIII вв., однако известен в памятниках византийского круга28.

28 По Г. Милле, он появляется начиная с XII в. См.  G. Millet. Op. cit., p. 89.

Святители.

Фигуры представлены фронтально, между тем как на всех более поздних вратах данного извода они обращены к центру. Фронтальное положение святителей на вратах можно сопоставить с древним типом росписи алтарной апсиды (на новгородской почве он представлен, например, фресками Нередицы). Начиная с XII в. в искусстве византийского круга постепенно распространяется иной тип росписи апсиды, где святители обращены к центру, участвуя в изображенном богослужении29 (в новгородском искусстве это роспись Старой Ладоги30, первый слой Волотова31). Для второй половины XIII в. фронтальное положение святителей является уже архаичным.

29 Г. Бабић. Христолошке распре у XII веку и поjава нових сцена у апсидалном декору византиjских цркава. Архиjереjи служе пред Хетимасиjом и архиjереjи служе пред Агнцом. — «Зборник за ликовне уметности», 2. Нови Сад, 1966, стр. 11–27, особенно стр. 27.

30 В. Н. Лазарев. Фрески Старой Ладоги. М., 1960, стр. 23–25. Совсем особый тип композиции апсиды встречаем во фресках 1189 г. в Аркажах. См. В. Н. Лазарев. Древнерусские мозаики и фрески XI–XV вв. М., 1973, стр. 47, илл. 231.

31 Г. И. Вздорнов. О первоначальной росписи Волотовской церкви. — «Византия. Южные славяне и древняя Русь. Западная Европа. Искусство и культура». Сборник статей в честь В. Н. Лазарева. М., 1973, стр. 284.

О «вилкообразной» форме омофора Василия см. кат. 2 и 3. Особых очертаний кресты на омофоре — с закругленными концами — встречаются в искусстве византийского круга вплоть до конца XII в. Для XIII в. они уже не характерны32.

32
  • V. Djurić. Fresques de monastère de Veljusa. — «Akten des XI. Internationalen Byzantinisten-Kongresses. München, 1958». München, 1958, S. 118 und Anm. 24;
  • Г. Бабић. Указ. соч., стр. 25–26, 29, сл. 13, 14.

После XII в. изображения таких крестов встречаются, хотя и редко.

  • См. A. Chatzinikolaou. Heilige Hierarchen. — K. Wessel, М. Restle. Op. cit., Bd. II. Lief. 15. Stuttgart, 1971, Sp. 1049 (со ссылкой на работу Н. Драндакиса о росписях в Греции).

Таким образом, иконография изображений на вратах в целом восходит к традициям XII в. Эта связь показательна для новгородской культуры XIII в.

Датировка и атрибуция.

В первых публикациях памятник относили широко к XIII в. без уточнения и без определения школы (каталог выставки 1927 г. [1], А. И. Анисимов [3], М. В. Алпатов [6], Ю. А. Олсуфьев [4, 8]). Д. В. Айналов [7] датировал врата даже концом XII в. и рассматривал их как памятник киевского художественного круга. А. И. Некрасов [9] отнес врата к искусству владимиро-суздальской периферии (по характеру контура, не дошедшего до «новгородского экспрессионизма»). Определение памятника, принятое в данном каталоге, дал В. Н. Лазарев (в 1947 г. [10], далее во всех последующих его работах). Н. Е. Мнева [19] возвратилась к широкой датировке XIII в. «Царские врата» резко отличаются от произведений первой половины и середины XIII в. своим примитивизмом, что заставляет уверенно отнести их ко второй половине столетия.

На Северную Двину, где находится погост Кривое, уже в XIII в. посылали из Новгорода рукописи: Пролог 1229 г., написанный «за волок в Шенкурье» (был в собрании Баузе, погиб в пожаре 1812 г.); Паремейник 1271 г. (ГПБ, Q. п. I. 13), исполненный для Борисоглебской церкви в Матигорах33. Очевидно, для северных церквей из Новгорода присылали и иконы или иконописцев.

По своему художественному строю царские врата с Двины не вполне совпадают с другими новгородскими произведениями этого времени. Нельзя полностью исключить возможность, что памятник восходит не к новгородской, а к среднерусской традиции. Двинские земли имели контакты и со среднерусскими центрами. Однако упрощенный характер живописи делает данное предположение малосущественным.

О связях Новгорода с Двиной см. также кат. № 39.

Выставки.

Литература.

  1. «III реставрационная выставка Центральных Государственных реставрационных мастерских. Апрель — май 1927». [Каталог]. М., [1927], стр. 13, № 9.
  2. N. Kondakov. The Russian Icon. Oxford, 1927, p. 68–69.
  3. А. Анисимов. Домонгольский период древнерусской живописи. — «Вопросы реставрации», II. М., 1928, стр. 143–144, 149, илл. на стр. 145–147.
  4. Y. Olsufiev. The Development of Russian Icon Painting from The Twelfth to the Nineteenth Century. — «Art Bulletin», XII, № 4, Chicago, 1930, p. 353.
  5. Ph. Schweinfurth. Geschichte der russischen Malerei im Mittelalter. Haag, 1930, S. 153, 242.
  6. M. Alpatov, N. Brunov. Geschichte der altrussischen Kunst. Augsburg, 1932, S. 288, Abb. 208.
  7. D. Ainalov. Geschichte der russischen Monumentalmalerei zur Zeit des Grossfürstentums Moskau. Berlin — Leipzig, 1933, S. 55–56, Taf. 25–26.
  8. Ю. Олсуфьев. Вопросы форм древнерусской живописи. — «Советский музей», 1935, № 6, стр. 28; 1936, № 2, стр. 58–59. с. 169
    с. 170
    ¦
  9. А. И. Некрасов. Древнерусское изобразительное искусство. М., 1937, стр. 130, 132, рис. 78 на стр. 128.
  10. В. Н. Лазарев. Искусство Новгорода. М.–Л., 1947, стр. 44, 46, 224, табл. 33.
  11. Его же. История византийской живописи, I. М., 1947, стр. 181.
  12.  А. С. Орлов. Библиография русских надписей X–XV вв. М.–Л., 1952, стр. 78, № 107.
  13. В. Н. Лазарев. Живопись и скульптура Новгорода. — «История русского искусства», II. М., 1954, стр. 126, 130, илл. на стр. 131.
  14. В. К. Лаурина. Станковая живопись Новгорода Великого конца XIII — 70-х годов XIV века (канд. дисс.). Л., 1954, стр. 139–141, 238, прим. 71 на стр. 215.
  15. «Древнерусская живопись в собрании Государственной Третьяковской галереи». [Альбом]. Автор А. Н. Свирин. М., 1958, табл. 25.
  16. А. Свирин. К вопросу об изображении некоторых бытовых предметов в произведениях древнерусского искусства. — «Государственная Третьяковская галерея. Материалы и исследования», II. М., 1958, стр. 6.
  17. О. Сопоцинский. Искусство древней Руси. —  «Всеобщая история искусства», II. Искусство средних веков, кн. 1. Под ред. Б. В. Веймарна и Ю. Д. Колпинского. (Академия Художеств СССР. Институт теории и истории изобразительных искусств). М. 1960, стр. 137.
  18. A. Grabar. Deux notes sur l’histoire de l’iconostase d’après des monuments de Yougoslavie. I. Un portillon d’iconostase sculpté au Musée Nationale de Belgrade. — «Зборник радова Византолошког института», књ. 7. Београд, 1961, р. 17.
  19. В. И. Антонова, Н. Е. Мнева. Каталог древнерусской живописи [ГТГ], I. М., 1963, № 15, илл. 40.
  20. М. Ђоровић-Љубинковић. Средњевековни дуборез у источним областима Jугославиjе. Београд, 1965, стр. 32.
  21. V. Lazarev. Storia della pittura bizantina. Torino, 1967, p. 307.
  22. Г. И. Вздорнов. О теоретических принципах реставрации древнерусской станковой живописи. — «Всесоюзная конференция «Теоретические принципы реставрации древнерусской станковой живописи». Доклады, сообщения, выступления участников конференции и принятые решения. Москва, 18–20 ноября 1968 г.» М., 1970, стр. 59–60.
  23. «Иллюстрации к докладам и сообщениям, прочитанным на всесоюзной конференции «Теоретические принципы реставрации древнерусской станковой живописи». М., 1970, рис. 14.
  24. В. Н. Лазарев. Ранние новгородские иконы. — В. Н. Лазарев. Русская средневековая живопись. Статьи и исследования. М., 1970, стр. 114, 127, илл. на стр. 121.
  25. V. Lazarev. Regard sur l’art de la Russie prémongole, IV. — «Cahiers de civilisation médiévale», XVII. Poitiers, 1974, p. fig. 15. с. 170
     
    ¦

 Лазарев 2000/1 

  
 с. 167 
¦
16. Царские врата с изображениями Благовещения и двух святителей

Последняя треть XIII века. Левая створка 137×35, правая створка 137×36, валик 6 см. Третьяковская галерея, Москва [12876 и 12877].

Из церкви Троицы села Кривое Архангельской области. Полукруглый валик сохранил следы былой раскраски, подражающей мрамору (красные и черные прожилки). Кроме утраченных до доски мест (икона писана без паволоки), сохранность хорошая. Очень характерно обилие орнамента, к которому художник прибегает при малейшей к тому возможности. О царских вратах см.: Grabar A. Deux notes sur l'histoire de l'iconostase d'après des monuments de Yougoslavie. — «Зборник радова Византолошког института», 7. Београд, 1961, p. 14–17, фиг. 1–4; Лазарев В. Н. Византийская живопись. Сборник статей, с. 125 и 130 (в статье «Три фрагмента расписных эпистилиев и византийский темплон»).  с. 167 
  
¦



Детали

[A] Архангел Гавриил

[B] Богоматерь

[C] Святитель Василий

[C1] Лик Василия Великого


Дополнительные изображения

Черно-белая фотография врат

Литература:

Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.

ID: 537