▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск

Лазарев В. Н.

История византийской живописи


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

VIII. Тринадцатый век

[VIII.2. Рукописи XIII века]

        
 с. 125 
¦
Постепенное нарождение нового стиля легче всего проследить по памятникам миниатюры, хотя и сохранившимся от XIII века в ограниченном количестве, тем не менее все же дающим достаточный материал для характеристики основных стилистических перемен. От раннего XIII века до нас дошло несколько провинциальных рукописей. Здесь следует прежде всего назвать Евангелие из Университетской библиотеки в Тюбингене (gr. qu. 66)17, находившееся в 1219 году в одном из египетских монастырей, как об этом свидетельствует запись на арабском языке. Миниатюры этой рукописи, при всей их близости к художественным традициям XII века, уже выдают известное оживление. В Благовещении одеяние архангела представлено как бы развевающимся по ветру, сцена Вход в Иерусалим дополнена чисто жанровой группой играющих детей, Снятие со креста пронизано бурным движением, архитектурные формы обнаруживают в сравнении с обычными типами XII века большую сложность. Хотя иконография и сохраняет, как это убедительно показал Г. Милле, немало старых антиохийских пережитков, данный факт не может быть использован как доказательство слепого копирования раннего манускрипта. Нет никакого сомнения, что отмеченные нами новшества отражают более свободный дух искусства XIII века. О подобном оживлении говорит и Псалтирь в Ватопеде (cod. 760)18, в чьей записи упоминается умерший в 1212 году Великий Комнин Давид, властитель Гераклеи и Пафлагонии. Эта Псалтирь была, вероятно, исполнена в районе Анатолии. Широкая, но грубоватая манера письма не лишена оригинальности. Неуклюжие фигуры с большими головами и семитического типа лицами полны движения, архитектурные ландшафты при всей их примитивности выдают тенденцию к усложнению. Несмотря на энергично пробивающуюся в обеих рукописях свежую струю, их стиль в целом может быть охарактеризован как еще крепко связанный с традициями XII века. По-прежнему трактовка фигур и пространства остается плоской, по-прежнему господствует линейное начало. На этих примерах лишний раз убеждаешься, что провинция не была в состоянии самостоятельно выработать новый стиль. Хотя в провинциальных областях и наблюдается в начале XIII века значительное оживление, здесь отсутствовали те силы, которые могли бы объединить в обобщенной художественной формуле разнообразные творческие устремления XIII века.

17 Ibid., Index: Berlin, 736; Wulff, 535; Tikkanen. Studien über die Farbengebung in der mittelalterlichen Buchmalerei, 174–175; L'art byzantin, art européen, n°323.
18 Кондаков. Афон, 285–287; G. Millet, S. Der Nersessian. Le psautier armenien illustré. — REArm, IX 1929, 165, 180–181.

     Роль организующего центра выпала, как всегда, на долю Константинополя. Не исключена возможность, что уже в Никее началось объединение новых стилистических элементов в нечто цельное и органическое. Такое предположение тем более вероятно, что  с. 125 
 с. 126 
¦
развитому стилю сербских росписей середины XIII века не могли не соответствовать греческие миниатюры аналогичного или, во всяком случае, близкого по общему характеру стиля. Как раз такие миниатюры мы имеем в двух византийских рукописях, впервые изученных К. Вейцманом19. Хотя этот исследователь датирует большинство опубликованных им манускриптов XIII века слишком рано (первой половиной века), две рукописи могут быть использованы для освещения «предпалеологовского» этапа в развитии византийской живописи. Это Евангелие в Национальной библиотеке в Афинах (cod. 118)20 и Евангелие в Университетской библиотеке в Принстоне (Garrett 2, ранее Andreaskiti 753)21. Здесь уже чувствуются новые веяния: фигуры развернуты в пространстве более свободно, тела приобрели большую пластичность, складки одеяний ложатся более естественно. Но эти новые черты дают о себе знать еще очень слабо и выступают, если можно так выразиться, в традиционном контексте. Пространственные построения в целом лишены свойственной палеологовским миниатюрам динамики. Наиболее вероятным временем возникновения обеих рукописей, исполненных, возможно, в Никее, является середина XIII века.

19 K. Weitzmann. Constantinopolitan Book Illumination in the Period of the Latin Conquest. — GBA, XXV 1944, 193–214; Swoboda, 132.
20 Buberl, 23, Taf. XXX; Delatte, 2, pl. I; K. Weitzmann. Constantinopolitan Book Illumination in the Period of the Latin Conquest, 197–200; L'art byzantin, art européen, n°324. To обстоятельство, что типы евангелистов из афинского Евангелия повторяются среди набросков Книги образцов в Вольфенбюттеле (cod. 61/62 Aug. oct.), исполненной около 1230–1240, не может служить решающим аргументом для датировки афинского манускрипта. Оно говорит лишь о том, что подобного рода иконографические типы были в ходу уже в четвертом десятилетии XIII века. Ср.: К. Weitzmann. Zur byzantinischen Quelle des Wolfenbüttler-Musterbuches. — Festschrift H. R. Hahnloser zum 60. Geburtstag. Basel-Stuttgart 1961, 223–250.
21 A. M. Friend. The Greek Manuscripts [of the Garrett Collections]. — The Princeton University Library Chronicle, 3 1942, 133; K. Weitzmann. Constantinopolitan Book Illumination in the Period of the Latin Conquest, 201–202; Demus. Die Entstehung des Paläologenstils, 20, 54. Типы евангелистов Матфея и Марка повторяются в cod. Ivir. 5 (Иоанн и Марк).

     У нас нет достаточных данных, чтобы утверждать наличие коренного сдвига уже в искусстве Никеи. Уцелевшая группа константинопольских рукописей 60-х годов говорит скорее против этой гипотезы, поскольку она доказывает, что новый стиль не получил еще к этому времени четких форм выражения. Эпохой его решающей кристаллизации следует считать последнюю треть XIII столетия, когда творческие устремления патриотически настроенных никейских мастеров впервые облеклись в такие художественные образы, которым суждено было стать исходной точкой для всего палеологовского искусства. Эта реформа была осуществлена на почве Константинополя, вновь сделавшегося в 1261 году столицей Византийской империи.


398. Иоанн Богослов. 1269 г. Национальная библиотека, Париж. Миниатюра из Нового Завета Coislin 200

     Император Михаил VIII Палеолог восстановил дворцовый скрипторий во Влахернском дворце, выпустивший на протяжении 60-х годов ряд иллюстрированных рукописей, которые явились предметом пристального изучения американских ученых. Одна из этих рукописей — Новый Завет в Национальной библиотеке в Париже (Coislin 200)22 (табл. 398) — не может быть датирована позже 1269 года, когда она была вывезена во Францию греческой делегацией, посланной Михаилом Палеологом для обсуждения вопроса об унии церквей. На основе этого манускрипта определяется время исполнения близких к нему по стилю рукописей: Нового Завета в Университетской библиотеке в Чикаго (из собрания Рокфеллера Мак Кормик 2400), возникшего около 1265 года23, Евангелия из Карахиссара в Гос. Публичной библиотеке в Ленинграде (греч. 105), вероятно входившего в состав приданого Евдокии Палеолог, которая в 1282 году вышла замуж за Великого Комнина Иоанна Трапезундского24, фрагментов Евангелия от Матфея в Византийском музее в Афинах (cod. 820)25, Нового Завета с Псалтирью в Национальной библиотеке в Париже (suppl. gr. 1335)26, Нового Завета с Псалтирью в Лавре на Афоне (cod. 26 В)27 и Нового Завета с Псалтирью в Британском музее (Add. 11836)28. Хотя эти рукописи изготовлены в столице, в дворцовом скриптории, их стиль коренится в поздних комниновских традициях. Новые палеологовские черты, с такой силой выступающие к этому времени в росписи Сопочан, здесь еще не дают о себе знать. Плоские фигуры лишены моделировки, главным средством художественного выражения является линия, силуэты предельно упрощены, архитектурные и пейзажные фоны сведены к немногим стандартным типам. Былая точность рисунка уступила место размашистому, небрежному исполнению. Авторы этих рукописей не ставят никаких новых художественных проблем, довольствуясь тем, что они получили от мастеров XII века. Лишь в области иконографии они дают более смелые решения.

22 J. Berger de Xivrey. Notice d'un manuscrit grec du XIIIе siècle, conservé a la Bibliothèque Impérial et renfermant le Nouveau Testament. — Bibliothèque de l'Ecole des Chartes, XXIV 1863, 97–118; Bordier, 226; H. Willoughby. Codex 2400 and Its Miniatures. — ArtB, XV 1933 1, 18–19; R. Devreesse. Catalogue des manuscrits grecs de la Bibliothèque Nationale, II. Le fonds Coislin. Paris 1945, 177–179; Byzance et la France médiévale, n°47; H. Buchthal. An Unknown Byzantine Manuscript of the Thirteenth Century. — The Connoisseur, 1964 Aprile, 217–218.
23 E. Goodspeed, D. Riddle, H. Willoughby. The Rockefeller McCormick New Testament, I–III. Chicago 1932; H. Willoughby. Codex 2400 and Its Miniatures. — ArtB, XV 1933 1, 1–74; Id. Vagrant Folios from Family 2400 in the Freer Library of Philadelphia. — Byzantion, XV 1940–1941, 127–132; L'art byzantin, art européen, n°300. Богато иллюстрированная рукопись имеет девяносто миниатюр и восемь таблиц канонов (двадцать пять миниатюр утрачено). Иконография восходит к александрийской редакции.
24 Амфилохий, 32–51; Кондаков, 255; Покровский. Евангелие в памятниках иконографии, XIX–XX; Millet. Iconographie de l'Evangile, Index: Saint-Petersbourg, 750; E. C. Colwell, H. R. Willoughby. The Four Gospels of Karahissar, I–II. Chicago 1936 (сp. рецензию Ф. Дёльгера: BZ, XXXVII 1937 2, 390–394).
25 Ἀ. Ξυγγόπουλος. Σπαράγματα ἱστοριμένου Εὐαγγελίου. — ΔΧΑΕ, 1923, 3–16; Н. Willoughby. Codex 2400 and Its Miniatures, 63, fig. 64–74.
26 H. Omont. Un nouveau manuscrit grec des Evangiles et du Psautier illustré. — CRAI, 1912, 514–517; H. Willoughby. Codex 2400 and Its Miniatures, 13, fig. 12, 13, 16, 61–63; Byzance et la France médiévale, n°46; Beckwith. Art of Constantinople, 133.
27 Brockhaus, 204–205; G. Millet, S. Der Nersessian. Le psautier armenien illustré. — REArm, IX 1929, 165, 178–179, pl. XV; E. Goodspeed, D. Riddle, H. Willoughby. The Rockefeller McCormick New Testament, III, 296; H. Willoughby. Codex 2400 and Its Miniatures, 19. Дата — 1086 год — не определяет время возникновения манускрипта, так как она скопирована с более ранней рукописи.
28 H. Willoughby. Codex 2400 and Its Miniatures, 65; L'art byzantin, art européen, n°299. Предположение О. Демуса (Die Entstehung des Paläologenstils, 18–19), с которым согласились также Х. Бухталь (Н. Buchthal. An Unknown Byzantine Manuscript of the Thirteenth Century. — The Connoisseur, 1964 Aprile, 217–218) и К. Свобода (Swoboda, 156), что вся эта группа рукописей исполнена еще в Никее, а затем перенесена в Константинополь, маловероятно и не может быть как-либо обосновано.

     Из названных рукописей наиболее интересны чикагский Новый Завет и ленинградское Евангелие. Богато иллюстрированные, они содержат ряд редко встречающихся иконографических типов (полуфигура прислоненного к кресту Спасителя, сцена Проклятия смоковницы) либо необычных деталей (в сцене Христос перед Пилатом Анна сидит рядом с Пилатом, а в сцене Исцеление бесноватого последний представлен в смирительной рубашке). Художники охотно прибегают к поясным композициям, изображаемые ими фигуры порою пересекают обрамление и тем самым нарушают излюбленную византийскими миниатюристами тектоническую замкнутость картины. В иконографических новшествах и более свободном расположении миниатюр посреди текста чувствуются новые веяния. Но в пределах того направления, которое связано с деятельностью скриптория Михаила Палеолога, им не суждено было сделаться ведущим началом. Комниновское наследие настолько сильно определяло сознание художников, что они так и не могли выйти на путь оригинального творчества. Решающий шаг был сделан не ими, а ближайшим поколением константинопольских мастеров, опиравшихся, возможно, на передовые достижения своих никейских предшественников и современных им сербских живописцев.


399. Снятие со креста

400. Исцеление прокаженного

401. Преображение

402. Сошествие во ад

403. Брак в Кане

404. Вход в Иерусалим
399–404. Миниатюры из Евангелия cod. 5. Последняя треть XIII века. Иверский монастырь, Афон.

     Самый ранний манускрипт, где новый стиль выступает уже в осязательных формах, относится к последней трети XIII века. Это Евангелие в Ивере (cod. 5)29. Написанное и иллюстрированное, как есть основания думать, в Константинополе, Евангелие находилось в 1386–1387 годах в собственности некоего Спанопулоса, чей род играл видную роль в политической жизни столицы. Иверская рукопись является одним из основных памятников для характеристики передового стиля XIII века. Среди ее тридцати семи миниатюр (табл. 399–404) имеются, наряду с развитым евангельским циклом, Гостеприимство Авраама, портреты евангелистов и изображение донатора Иоанна, которого Богоматерь подводит к сидящему на троне Христу. Перед  с. 126 
 с. 127 
¦
Спасителем стоит Иоанн Златоуст. Как правильно отметил Г. Милле, иконография большинства евангельских сцен обнаруживает прямую связь с чисто константинопольской традицией, причем ряд деталей указывает на то, что художник пользовался старыми образцами. Это, однако, отнюдь не умаляет творческой роли миниатюриста. Последний не был слепым копиистом. Из старых, восходивших, вероятно, к александрийской редакции манускриптов он черпал импульсы для более четкого оформления своих собственных художественных взглядов, отражавших новый дух времени. Уже портреты евангелистов исполнены в совершенно необычном для XII века стиле. Их движения выдают большую свободу. Марк, позади которого написан велум, представлен в фас, а Матфей — в сложном трехчетвертном повороте. Фигуры обладают объемом и тяжестью реальных тел, занимая вполне определенное место в пространстве. Столь же объемна окружающая их мебель, чья перспектива поражает своей правильностью, находя себе параллель в миниатюрах Евангелия X века из Ставроникиты. Благодаря тому что предметы обстановки изображены под различными углами зрения, еще более подчеркивается пространственный момент. В многочисленных евангельских сценах, исполненных с достойной Дуччо тонкостью, видны те же стилистические перемены, которые ясно выступают в изображениях евангелистов. Маленькие, уже имеющие легкий рельеф фигурки располагаются не перед плоскими декоративными кулисами, как в XII веке, а посреди пейзажа либо архитектурного ландшафта, отдельные элементы которого приобретают объем. Архитектурные кулисы усложняются, все чаще всплывают велумы, появляются портики с колоннами и античная конха, постепенно улучшается перспектива зданий. Вместо стилизованных до неузнаваемости скал даются реальные трехмерные блоки. Взаимоотношения между фигурами и ландшафтом получают подчеркнуто пространственный характер. Движения фигур становятся более свободными, что находит себе, в частности, отражение и в трактовке их одеяний, падающих естественными складками, которые позволяют почувствовать округлость скрывающегося за ними тела. Нередко концы одеяний изображены прихотливо развевающимися. Нетрудно заметить, что во всех этих новшествах дают о себе знать эллинистические отголоски, заимствованные, вероятно, из рукописей X века. На их основе и создается новый стиль. Поскольку, однако, ему предшествует спиритуалистическое искусство XII века, постольку он резко отличается от сенсуалистического неоклассицизма Македонской эпохи.

29 G. Millet. Quelques représentations byzantines de la salutation angélique. — BCH, XVIII 1894, 458; Id. L'art byzantin, 236; Покровский. Евангелие в памятниках иконографии, XVIII; Кондаков. Афон, 288–291: Millet. Iconographie de l'Evangile, Index: Athos, Iviron, 736; Wulff, 535; Айналов. Византийская живопись XIV столетия, 96; Brockhaus, 170, 186–188, 217–222; Gerstinger, 32; Ἀ. Ξυγγόπουλος. Ἱστορημένα Εὐαγγέλια μονῆς Ἰβήρων Ἁγ. Ὄρους. Ἀθῆναι 1932, 7, εἰϰ. 12–57; Dölger. Athos, 198–201; K. Weitzmann. Constantinopolitan Book Illumination in the Period of the Latin Conquest, 202–203; Demus. Die Entstehung des Paläologenstils, 16–20; Beckwith. Art of Constantinople, 132; Swoboda, 142–143. Кроме Г. Милле, Д. В. Айналова, К. Вейцмана и О. Демуса, правильно датировавших рукопись XIII веком, все остальные ученые относили ее к XII веку, что приводило к совершенно неверной оценке ее положения в истории византийского искусства. На XIII век указывает не только стиль, но и характер письма. Предположение Н. П. Кондакова, будто бы последние листы (456, 457) происходят из другой рукописи, было убедительно опровергнуто Г. Милле, отметившим единство стиля всех миниатюр. К. Вейцман относит иверский кодекс к первой половине XIII века (до 1261). Столь ранняя датировка опровергается всем ходом развития византийской живописи этого времени.
405–407. Миниатюры из Евангелия gr. 54. Последняя четверть XIII века. Национальная библиотека, Париж.
405. Евангелист Марк

406. Умножение хлебов

407. Целование Иуды

     К иверской рукописи непосредственно примыкает близкое к ней по стилю Евангелие из Национальной библиотеки в Париже (gr. 54), возникшее уже ближе к последней четверти XIII века30 (табл. 405–407). По-видимому, в основе этих рукописей лежит один прототип, о чем свидетельствует точное повторение портретов евангелистов и ряда евангельских сцен. Более грубое и небрежное исполнение парижской рукописи, содержащей в себе наряду с греческим текстом латинский, позволяет думать, что она написана в провинции. Этой провинцией, однако, не могла быть южная Италия, как предполагают Н. В. Покровский, А. Омон, X. Герстингер и А. Н. Грабар. Иначе в копию не были бы внесены те изменения, которые объясняются заимствованиями из памятников македонского круга, остававшихся в стороне от внимания южноитальянских художников. Поэтому есть основания приписывать парижскую рукопись македонскому мастеру, исполнившему ее для знатного крестоносца либо латинского прелата. В сравнении с иверским Евангелием парижский манускрипт выдает более развитой стиль. Пространственный момент выявляется еще яснее, усложняются архитектурные типы, усиливается движение фигур. В некоторых композициях, как, например, в Благовещении, в значительной мере предвосхищаются основные принципы зрелого палеологовского стиля: дифференцированные архитектурные кулисы, круглый барочный трон, резкий поворот Марии, развевающееся, как бы надутое одеяние ангела. В сцене Исцеление расслабленного здания и глубокие седалища располагаются миниатюристом с таким расчетом, чтобы создать иллюзию реальной пространственной среды. Эта смелость пространственных построений сближает парижскую рукопись с иверским Евангелием. Но если последнее является произведением столичной школы, то cod. Paris. gr. 54 можно рассматривать лишь как провинциальное подражание столичному оригиналу.

30 Bordier, 227–231; Кондаков, 244–245; Покровский. Евангелие в памятниках иконографии, XX–XXI; Millet. Iconographie de l'Evangile, Index: Paris, 745–746; Gerstinger, 38; Grabar. La peinture en Bulgarie, 170; Omont, 47–48, pl. XC–XCVI; Tikkanen. Studien über die Farbengebung in der mittelalterlichen Buchmalerei, 196–197; K. Weitzmann. Constantinopolitan Book Illumination in the Period of the Latin Conquest, 203–205; H. Buchthal. Miniature Painting in the Latin Kingdom of Jerusalem. Oxford 1957, 69; Byzance et la France médiévale, n°79; Beckwith. Art of Constantinople, 132; Swoboda, 142–143; L'art byzantin, art européen, n°325. На связь рукописи с Македонией первым указал Г. Милле. Близость стиля к Псалтири Томича из Исторического музея в Москве и сербской Псалтири в Мюнхене подтверждает вероятность возникновения парижской рукописи в одной из областей Македонии. Ср. также миниатюру, вшитую в cod. Phillipps 3887 (Лондон).

408. Христос и Иов. Последняя четверть XIII в. Публичная библиотека, Ленинград. Миниатюра из Книги Иова греч. 382 (ранее в cod. Hierosol. Ἁγίου Τάϕου 5)

409. Евангелист Матфей

410. Евангелист Иоанн с учеником Прохором
409–410. Миниатюры из Евангелия с Апостолом греч. 101/1. Последняя четверть XIII века. Публичная библиотека, Ленинград.

     К этой же группе рукописей относится и Книга Иова в Библиотеке Греческого патриархата в Иерусалиме (Ἁγίου Τάϕου 5), одна из миниатюр которой попала в ленинградскую Публичную библиотеку (греч. 382) (табл. 408). В пейзажных и архитектурных фонах чувствуется явное стремление миниатюристов сделать изображаемое пространство более многоплановым и глубоким31.

     Какие художественные проблемы интересовали Константинополь в последней четверти XIII века, об этом наглядно говорят две близкие по стилю рукописи. Первая из этих рукописей — Евангелие 1285 года в Британском музее (Burney 20)32. Евангелисты представлены на фоне тяжелых сооружений, отличающихся подчеркнуто объемным характером. Тщательно написанные фигуры моделированы при помощи сочных белых бликов, драпировки падают правильными складками, выявляя округлость тела. В миниатюрах настойчиво дает о себе знать одна и та же тенденция: всячески акцентировать пространственный момент. В этом отношении особенно интересны архитектурные кулисы позади Марка: стена справа загибается под косым углом, чтобы вызвать у зрителя впечатление, будто Марк и стоящий перед ним столик находятся в закрытом пространстве. Чтобы усилить это впечатление, боковая часть стены прорезана дверью, представленной в почти правильном ракурсе. Хотя такого рода композиционное  с. 127 
 с. 128 
¦
построение остается изолированным явлением в византийской живописи, оно крайне характерно для смелых исканий в искусстве зрелого XIII века. Возможно, из той же столичной мастерской, где изготовлено лондонское Евангелие, вышло и Евангелие с Посланиями и Деяниями апостолов в Публичной библиотеке в Ленинграде (греч. 101)33. Относимая обычно к XII веку, эта рукопись выдает настолько большое сходство с точно датированным лондонским манускриптом (трактовка одеяний, типы апостолов, орнаментика и детали архитектуры), что не остается никаких сомнений в принадлежности ее иллюстраций к последней четверти XIII века. Как показало специальное изучение рукописи, она действительно возникла в XII веке, но существующие миниатюры написаны поверх миниатюр XII века (табл. 409–410). Мы имеем здесь исключительно интересный случай: владелец рукописи, живший в конце XIII века, недовольный, вероятно, стилем старых миниатюр, который в его глазах уже исчерпал себя, поручил художнику переделать всю изобразительную часть книги, не жертвуя, однако, ее текстовой частью. Как и в лондонском Евангелии, новые композиции отличаются подчеркнуто пространственным характером, архитектурные фоны подвергаются еще большему усложнению (особенно эффектен красный велум, перекинутый между столбом и колонной), лица и одеяния написаны в широкой живописной манере.

31 Hatch. Greek and Syrian Miniatures in Jerusalem, 113–120, pl. LVI–LXIII; L'art byzantin, art européen, n°291. Ленинградский фрагмент происходит из Иерусалима.
32 Кондаков, 254; Dalton, 476; Tikkanen. Studien über die Farbengebung in der mittelalterlichen Buchmalerei, 196–197; Beckwith. Art of Constantinople, 132; L'art byzantin, art européen, n°326.
33 E. de Muralt. Catalogue des manuscrits grecs de la Bibliothèque Imperial Publique. St. Petersbourg 1864, 56–57; Амфилохий, 27–32; Кондаков, 255; В. Н. Лазарев. Новый памятник константинопольской миниатюры ХIII в. — ВВ, V 1952, 178–190; Demus. Die Entstehung des Paläologenstils, 16; Гранстрем. Каталог греческих рукописей. — ВВ, 23 1963, 185–186, n°349, 350. К cod. Leningr. gr. 101 близки по стилю миниатюры Евангелия 340 из Библиотеки Пирпонта Моргана в Нью-Йорке (Walters Art Gallery. Exhibition 1947, 142, pl. CII).

411. Пророк Амос

412. Пророк Авдий

413. Пророк Захария

414. Пророк Аггей
411–414. Миниатюры из Книги пророков gr. 1153. XIII век. Библиотека Ватикана, Рим.

     Эта живописная трактовка, достигающая полного развития лишь в XIII веке, получает еще более яркое выражение в большом ватиканском кодексе Пророков (gr. 1153)34, иллюстрации которого написаны фрескистом, привыкшим работать на монументальных стенных плоскостях (табл. 411–414). Лица моделированы при помощи энергичных свободных мазков, поверх розовато-коричневой карнации с зелеными тенями положены сочные белые блики, в волосах играют голубоватые рефлексы. Относимый обыкновенно к XII веку, ватиканский кодекс представляет в действительности работу XIII века, о чем говорит не только его развитой живописный стиль, но и характер письма. Автором миниатюр был, вероятно, македонский мастер.

34 Mũnoz. I codici greci miniati delle minori biblioteche di Roma, 29–34, tav. 7–10; Friend, 128; Demus. Die Entstehung des Paläologenstils, 16. Типы лиц ср. с мозаиками Кахрие джами (патриархи в куполе) и с росписью в Сопочанах (фигуры святых).

415. Апостолы Петр и Иоанн. Конец XIII в. Библиотека Ватикана, Рим. Миниатюра из Апостола gr. 1208

     От XIII века до нас дошло сравнительно мало рукописей, и они не могут быть объединены в такие же относительно четкие стилистические группы, как манускрипты X–XII веков. Особенно трудно выделить столичные работы. Поэтому для книжной иллюстрации XIII века приходится ограничиться суммарной характеристикой лишь наиболее значительных из выдвинутых в это время художественных проблем. Видную роль начинает играть портрет, развивающийся в сторону все большей индивидуализации (погибшие дипломы из фессалийских монастырей Богородицы Макринитиссы и Неа Петра в Национальной библиотеке в Турине В VI 17/gr. 23735, Никита Хониат в Национальной библиотеке в Вене hist. gr. 5336, cod. Ivir. 5). Пропорции фигур становятся более стройными, контуры приобретают благодаря развевающимся одеяниям живописный характер, тела получают едва заметный изгиб, отдаленно напоминающий готический Schwung (Евангелие в Библиотеке Ватикана gr. 115837, Апостол там же gr. 120838 (табл. 415), хрисовул Андроника II Палеолога от 1301 года в Византийском музее в Афинах χϕ. 8039, фрагмент Евангелия в Публичной библиотеке в Ленинграде греч. 30540). Одновременно усиливается движение фигур. Некогда совершенно неподвижно сидевшие евангелисты изображаются теперь в непринужденных позах: это либо сложный трехчетвертной поворот (Евангелие в Национальной библиотеке в Афинах 152)41, либо чистый фас (Евангелие там же 77)42. В ватиканском Евангелии gr. 1159 Лука представлен пишущим икону поясной Одигитрии43. Большинство евангелистов сидит на круглых тронах, чьи изогнутые линии оживляют традиционную композицию. Позади евангелистов развертывается затейливая архитектура, еще более подчеркивающая живописный характер целого. Там, где дается фигура Иоанна, диктующего Прохору, она изображается в порывистой позе (Новый Завет в Национальной библиотеке в Вене suppl. gr. 128)44. В сцене Положение во гроб сидящие на земле мироносицы представлены сильно жестикулирующими (Евангелие в Ватопеде 735)45. Наряду с этим передовым искусством XIII века, которое ставит новые задачи, продолжают держаться архаизирующие течения, целиком восходящие к традициям XII века (Хроника Иоанна Скилицы в Национальной библиотеке в Мадриде gr. 246, Повесть о Варлааме и Иоасафе в Ивере 46347). Они лишний раз подтверждают, что в XIII веке победа нового стиля была еще не полной.

35 Лицо изображенного на л. 356 Иоасафа Комнина Малиасина имеет вполне портретные черты. Рукопись с Дипломами Макринитиссы погибла при пожаре библиотеки в 1904 году.
36 Gerstinger, 38, Taf. XXIII, XXIV; Buberl, Gerstinger, 60–62, Taf. XXIX; M. Restle. Die Miniaturen des Codex Vindob. Hist. gr. 53. — Beiträge zur Kunst des christlichen Ostens, 3. Recklinghausen 1965, 97–108; L'art byzantin, art européen, n°368. Две миниатюры с портретами Никиты Хониата и императора Алексея V Мурзуфла восходят к прототипу от 1205 года.
37 Beissel. Vaticanische Miniaturen, 18–19, Taf. X; Friend, fig. 140, 141; Bubert, Gerstinger, 64.
38 Beissel. Vaticanische Miniaturen, 19–20, Taf. XII; Friend, 129, fig. 92–94; M. Alpatoff. A Byzantine Illuminated Manuscript of the Palaeologue Epoch in Moscow. — ArtB, ХII 1930 3, 218; Buberl, Gerstinger, 64; K. Weitzmann. Constantinopolitan Book Illumination in the Period of the Latin Conquest, 207; S. Radojčić. Frescoes of Sopočani. Beograd 1953, 5, 9; Demus. Die Entstehung des Paläologenstils, 17; Beckwith. Art of Constantinople, 131.
39 Γ. Σωτηρίου. Ὁδηγὸς τοῦ Βυζαντινοῦ Μουσείου Ἀθηνῶν. Ἀθῆναί 1924, 85, πίν. 6; Grabar. L'empereur dans l'art byzantin, 111, 272, pl. XXVI–2; BZ, 48 1955 2, 525 (аннотация Ф. Дельгера на новое издание путеводителя Г. Сотириу с уточнением датировки хрисовула: не 1293, а 1301 год); L'art byzantin, art européen, n°371.
40 Millet. Iconographie de l'Evangile, Index: Saint-Pétersbourg, 750, fig. 156; K. Weitzmann. A Fourteenth-Century Greek Gospel Book with Washdrawings. — GBA, LXII 1963 juillet — aôut, 105, fig. 12. Датировка Г. Милле XII веком является слишком ранней. Против нее говорит не только стиль миниатюр, но и характер письма.
41 Buberl, 19, Taf. XXVI; Delatte, 24–26, pl. IX, X.
42 Buberl, 20–21, Taf. XXVII; Delatte, 33–36, pl. XIII; L'art byzantin, art européen, n°320. Тонко сработанный трон Иоанна лишний раз показывает, откуда заимствовали прототипы для тронов своих Мадонн Чимабуе и Дуччо.
43 Кондаков, 255.
44 Gerstinger, 38–39, Taf. XX; Buberl, Gerstinger, 43–46, Taf. XVI–XVIII.
45 Кондаков. Афон, 287; Millet. Iconographie de l'Evangile, Index: Athos, Vatopédi, 737. Cod. Vatop. 735 был, вероятно, исполнен в Македонии.
46 Кондаков. Русские клады. С.-Петербург 1896, 212–213; L. M. E. de Beylié. L'habitation bezantine. Paris 1902; Millet. L'art byzantin, 213–214; Dalton, 486; Wulff, 539; Diehl, 876–877; Peirce, Tyler. Byzantine Art, 56, pl. 99, 100; Gerstinger, 37–38; L'art byzantin, art européen, n°367; S. Cirac Estopañan. Skyllitzes Matritensis, I. Reproducciones у miniatures. Barselona—Madrid 1965. Характер письма позволяет датировать рукопись второй половиной XIII века. Грубого исполнения миниатюры принадлежат нескольким художникам.
47 Кондаков, Афон, 292–294; Diehl, 874; S. Der Nersessian. L'illustration du roman de Barlaam et Joasaph. Paris 1937, 23–25, pl. I–XXI; K. Weitzmann. Aus den Bibliotheken des Athos, 105–107. Наряду с греческим текстом рукопись имеет его французский перевод en regard.

     Как показывает обзор рукописей XIII века, в возникновении раннепалеологовского стиля западные влияния не играли никакой роли. Попытки С. Беттини48, Дж. Галасси49 и К. Раггианти50 возводить истоки этого стиля к западному искусству, в частности к монументальной живописи Венеции и Ассизи, легко опровергаются всем ходом развития византийской живописи интересующего нас периода. Памятники миниатюры говорят о другом. В них невозможно обнаружить западные черты, зато они полны пережитками эллинистического искусства. Отсюда сам собою напрашивается вывод, что существенным фактором в процессе сложения нового стиля был возврат к эллинистической традиции, умело использованной столичными мастерами для выработки оригинального художественного языка, выразившего более свободный дух византийской культуры XIII века. Есть все основания думать, что изучение рукописей X века и еще более ранних манускриптов, за которыми ездил на Балканский полуостров знаменитый Никифор Влеммид, подтолкнуло изживание комниновских традиций. И поэтому в вопросе о генезисе стиля XIII века решающее место следует отводить эллинизму, а не западным влияниям, которые не могли не встретить в консервативной византийской среде самый резкий отпор.

48 SBettini. I mosaici dell'atrio di San Marco e il loro seguito. — ArtVen, VIII 1954, 25, 31–32, 37.
49 Galassi. Roma о Bisanzio, II, 324–329; Id, I nuovi mosaici scoperti a San Marco. — ArtVen, IX 1955, 248; Id. La pittura di Vladimir e i differenti angoli visuali degli storici d'arte. — Ibid., X 1956, 20, 24.
50 С. Ragghianti. Pittura del Dugento a Firenze. Firenze 1957, 112.

416. Иисус Навин у стен Иерихона

417. Взятие города Асора

418. Переход через Красное море и Потопление войск фараона

419. Богоматерь с Младенцем и архангелы Михаил и Гавриил
416–417. Миниатюры из Октатевха cod. 602/515. Конец XIII века. Монастырь Ватопед, Афон.418–419. Миниатюры из Псалтири греч. 269 (ранее в cod. Sinait. 38). Последняя треть XIII века. Публичная библиотека, Ленинград.

     Что во второй половине XIII века интерес к старым рукописям был в Византин действительно велик,  с. 128 
 с. 129 
¦
доказывают исследования, позволившие по-новому датировать ряд манускриптов ярко выраженного антикизирующего стиля. Большая часть этих рукописей восходит к неоклассицистическим образцам Македонской эпохи. Это прежде всего Октатевх из Ватопеда (cod. 602/515)51, миниатюры которого обнаруживают особую иконографическую близость к знаменитому Ватиканскому Свитку. Изящные фигурки, представленные в разнообразных поворотах, даются на фоне сложных архитектурных кулис, концы одеяний свободно развеваются, ряд композиций выделяется необычной для миниатюр XII века многоплановостью (табл. 416–417). Пространственное начало сильно подчеркнуто и в миниатюре с изображением Единоборства Давида и Голиафа, вплетенной в Псалтирь XI века из Библиотеки Ватикана (Barb. gr. 285)52. Фигуры сражающихся размещены на фоне эдикулы, сохранившей в на редкость чистом виде свой античный облик. Свободные копии знаменитой Парижской Псалтири (gr. 139) мы находим в cod. Vatic. Palat. gr. 38153, в cod. Hierosol. Τάϕου 5154 и cod. Sinait. 38, фрагмент которого попал в ленинградскую Публичную библиотеку (греч. 269)55 (табл. 418–419). Миниатюры всех этих рукописей обнаруживают основательное знакомство с образцами книжного искусства X века и предшествующего периода, что свидетельствует о пробуждении во второй половине XIII века интереса к работам антикизирующего стиля. Именно из таких кодексов черпали мастера раннепалеологовского времени живые творческие импульсы. Они перенимали отсюда пространственные формы архитектурных кулис56, мотивы драпировок, позы отдельных фигур, представленных в сильном движении, различные виды ракурсов и т. п. Сознательно опираясь на эллинистическое наследие, византийские художники XIII века обрели силы, которые позволили им создать более живое искусство и заложить основы для зрелого палеологовского стиля. Все заимствованное из старых рукописей они подчинили решению новых художественных задач, избегая слепого копирования древних памятников. И все-таки использование старых образцов сделалось фатальным и на этом позднем этапе истории византийского искусства: оно задержало художественное развитие, причем последнее не приобрело широкого размаха, который мог бы преодолеть косный традиционализм и вместо ретроспективных утонченных формул утвердить бесхитростное отношение к природе57.  с. 129 
  
¦

51 Помимо литературы, приведенной в главе VII, примеч. 47, см.: Кондаков. Афон, 284; Ф. Успенский. Константинопольский серальский кодекс Восьмикнижия. — ИРАИК, XII 1907, 54–57; Brockhaus, 172, 212–217; M. Alpatoff. Rapport sur un voyage à Constantinople. Peinture byzantine. — REG, XXXIX 1926, 318–319; K. Weitzmann. Constantinopolitan Book Illumination in the Period of the Latin Conquest, 208–210; Dölger. Athos, 182–183; Demus. Die Entstehung des Paläologenstils, 17, 20; K. Weitzmann. Aus den Bibiotheken des Athos, 25–27. Большинство исследователей относило ватопедский Октатевх к XI–XII векам. Ф. И. Успенский был первым, кто предложил более позднюю датировку (середина XIII века), К. Вейцман считает временем возникновения рукописи ранний XIII век. Развитой стиль миниатюр не позволяет датировать ватопедский кодекс ранее последней трети XIII века.
52 Е. Т. DeWald. A Fragment of a Tenth-Century Byzantine Psalter in the Vatican Library. — Medieval Studies in Memory of A. Kingsley Porter, I. Cambridge 1939, 139–150; K. Weitzmann. Constantinopolitan Book Illumination in the Period of the Latin Conquest, 209–210.
53 Кондаков, 164–165; Venturi, II, fig. 313; Le miniature della Bibbia cod. Vat. Reg. gr. I e del Salterio cod. Vat. Palat. gr. 381. Milano 1905 (= Collezione Paleografica Vaticana, 1), tav. 19–22; Demus. Mosaics of Norman Sicily, 402; Id. Die Entstehung des Paläologenstils, 17; H. Buchthal. Miniature Painting in the Latin Kingdom of Jerusalem. Oxford 1957, 84; K. Weitzmann. Eine Pariser-Psalter-Kopie des 13. Jahrhunderts auf dem Sinai. — JÖBG, VI 1957, 138–139; Talbot Rice. Arte di Bisanzio, 99, tav. 176, 177. О. Пехт первым дал правильную датировку ватиканской Псалтири, которую обычно относили к гораздо более раннему времени.
54 K. Weitzmann. Eine Pariser-Psalter-Kopie des 13. Jahrhunderts auf dem Sinai, 136–137, Abb. 7; L'art byzantin, art européen, n°283; M. Chadzidakis, A. Grabar. La peinture byzantine et du haut Moyen Age, pl. 95. Псалтирь имеет только одну миниатюру (Покаяние Давида).
55 Tikkanen. Psalterillustration, 1; Лихачев. Историческое значение итало-греческой иконописи, 207, рис. 95; Wulff, 522; К. Weitzmann. Eine Pariser-Psalter-Kopie des 13. Jahrhunderts auf dem Sinai, 125–143; Demus. Die Entstehung des Paläologenstils, 17; Гранстрем. Каталог греческих рукописей. — ВВ, 23 1963, 185, № 347. К. Вейцман первым связал ленинградский фрагмент с cod. Sinait. 38 и тем самым отвел ему верное историческое место.
56 Например, в cod. Ivir. 5 (л. 330 об.) на втором плане представлено здание с конхой. Эта необычная для позднего византийского искусства форма встречается на л. 78 cod. Paris. gr. 510, восходящего к старой александрийской редакции. Весьма пространственная трактовка города в cod. Ivir. 5 (л. 403) несомненно навеяна ранними образцами (ср. л. 409 об. cod. Paris. gr. 510). Изогнутая стена и стоящая на высоком постаменте колонна позади евангелиста Иоанна на л. 116 об. cod. Leningr. 101 напоминает старые эллинистические мотивы в ватиканском Свитке Иисуса Навина, в парижском кодексе Григория (л. 104, 409 об., 452), в cod. Paris. gr. 139 (л. 1 об.) и в Евангелии X века из афонского монастыря Ставроникита (43, л. 13). Пространственно трактованное здание с более низкой боковой пристройкой позади евангелиста Луки на л. 1 об. cod. Leningr. 101 — излюбленный архитектурный мотив на страницах парижского кодекса Григория Назианзина (например, л. 67 об., 332 об. и др.). Здание с портиком позади евангелиста Луки на л. 76 об. cod. Leningr. 101 представляет вольную переработку такой же постройки на одной из миниатюр cod. Paris. gr. 510 (л. 174 об.). См.: В. Н. Лазарев. Новый памятник константинопольской миниатюры ХIII в. — ВВ, V 1952, 189.
57 Кроме приведенных в тексте рукописей упомяну еще следующие манускрипты XIII века:
Афины, Византийский музей: Евангелие 4;
Национальная библиотека: Евангелие 153 (Buberl, Taf. XXVIII; Delatte, pl. XXIV), Евангелие 127 (Buberl, Taf. XXIX; Delatte, pl. 23), Евангелие 80 (Buberl, Taf. XXVIII);
Музей Бенаки: Евангелие vitr. 34/4;
Коллекция Е. Стафатос: Евангелие от 1226 года (передано в Библиотеку Gennadion, Ms. I, 5, см.: Collection H. Stathatos. Limoges 1957, 79, pl. XV);
Афон, Ватопед: Апостол и Псалтирь 655, Псалтирь 851, Новый Завет от 1290 года 740, Лествица от 1294 года (Martin, 168, fig. 21);
Дионисиат: Евангелие, Апостол и Псалтирь 33, Евангелие 12, Литургический свиток 101;
Есфигмен: Часослов 71, Апостол 64 (Dölger. Athos, 196–197);
Ивер: Евангелие 55 (О. Demus. Studien zur byzantinischen Buchmalerei des 13. Jahrhunderts. — JÖBG, IX 1960, 79–80);
Каракал: Евангелие 22;
Лавра: Евангелие 32А, Евангелие 111А, Книга Иова 100 В;
Монастырь св. Пантелеймона: Евангелие 25 (Dölger. Athos, 204–205), Евангелие и Апостол 15;
Ставроникита: Евангелие 56, Псалтирь 46 (С. Paдojчuħ. Студиjе о уметности XIII века. — Глас САН, CCXXXIV. Одељење друштвених наука, 7. Београд 1959, 33–39, сл. 79);
Филофеев монастырь: Евангелие 5 (К. Weitzmапn. Constantinopolitan Book Illumination in the Period of the Latin Conquest, 205–206, fig. 9; не ранний ХIII век, как полагает К. Вейцман, а зрелый);
Балтимор, Уолтерс Арт Гэлери: Новый Завет 525 (Walters Art Gallery. Exhibition 1947, 143, pl. XCVI), Евангелие 528 (ibid., 144; О. Demus. Studien zur byzantinischen Buchmalerei des 13. Jahrhunderts. — JÖBG, IX 1960, 80–82), Евангелие 529 (Walters Art Gallery. Exhibition 1947, 144), Евангелие 531 (ibid., 145, n°732, pl. CV; M. Alpatov. Eine Reise nach Konstantinopel, Nicäa und Trapezunt, 2. Forschungen im Gebiete der byzantinischen Plastik und Malerei. — RepKunstw, XLIX 1928, 75; H. Buchthal. A Byzantine Miniature of the Fourtes Evangelist and Its Relation. — DOP, 15 1961, 131–132; L'art byzantin, art européen, n°319);
Берлин, Государственная библиотека: Новый Завет с Псалмами gr. oct. 13;
Государственные музеи, Гравюрный кабинет: Псалтирь 78А9, или Hamilton 119 (Grabar. Iconoclasme, 202, fig. 1; L'art byzantin, art européen, n°286);
Бостон, Музей изящных искусств: лист с изображением евангелиста Луки 19.118 (Walters Art Gallery. Exhibition 1947, 142, pl. XCVIII; лист из этой же рукописи с изображением евангелиста Марка находится в Музее изящных искусств в Монреале);
Вена, Национальная библиотека: Сборник отеческих творений theol. gr. 40 (Buberl, Gerstinger, 58–59, Taf. XXVIII);
Венеция, Греческий институт византийских и поствизантийских исследований: Евангелие gr. 2 (Ἀ. Ξυγγόπουλος. Τὸ ἱστορημένον Εὐαγγέλιον τοῦ Ἑλληνιϰοῦ Ἰνστιτούτου Βενετίας. — Θησαυρίσματα, I 1962, 63–88);
Иерусалим, Библиотека Греческого патриархата: Псалтирь Ἁγίου Τάϕου 51 (A. Baumstark. Ein rudimentäres Exemplar der griechischen Psalterillustration durch Ganzseitenbilder. — OrChr, II 1912, 107–110; K. Weitzmann. Eine Pariser-Psalter-Kopie des 13. Jahrhunderts auf dem Sinai. — JÖBG, VI 1957, 136–137), Новый Завет Ἁγίου Τάϕου 37 (A. Baumstark. Zum stehenden Autorenbild der byzantinischen Buchmalerei. — OrChr, III 1913, 305–310; Hatch. Greek and Syrian Miniatures in Jerusalem, 93–95, pl. XXXVI–XXXVIII; L'art byzantin, art européen, n°294);
Измир (Смирна), церковь евангелиста Иоанна: Евангелие от 1298 года;
Каир, Синаеджуванийское подворье: Новый Завет с Псалтирью 2123, около 1242 года (с вшитыми миниатюрами XV–XVI веков, миниатюра с изображением Илии в пустыне относится к XIII веку, см.: Monumenta Sinaitica, 48–52, табл. 35, 36);
Кембридж, Кингс колледж: Повесть о Варлааме и Иоасафе 338 (SDer Nersessian. L'illustration du roman de Barlaam et Joasaph. Paris 1937, 25–26, pl. XXII–XLIV);
Киев, Центральная научная библиотека Академии наук УССР: Никомидийское Евангелие [Н. И. Петров. Миниатюры и заставки в греческом Евангелии XI–ХII в. и отношение их к мозаическим и фресковым изображениям в Киево-Софийском соборе. — ТКДА, 1881 май, 78–100; Его же. О миниатюрах греческого Никомидийского Евангелия (XIII в.) в сравнении с миниатюрами Евангелия Гелатского монастыря XI века. — Труды V АС в Тифлисе, 1881. Москва 1887, 170–179; Его же. Миниатюры и заставки в греческом Евангелии XIII-го в. — Искусство (Киев), 1911 1, 117–130 и 4, 170–192, ил. 1–24];
Кипр, собрание митрополита Китайского: Евангелие (Γ. Σωτηρίου. Τὰ βυζαντινὰ μνημεῖα τῆς Κύπρου. Ἀθῆναι 1935, πίν. 131–133);
Ленинград, Библиотека Академии наук СССР: Евангелие РАИК 76;
Публичная библиотека: Евангелие греч. 183, Евангелие греч. 204, миниатюра с изображением евангелиста Иоанна греч 313, Евангелие греч. 540, Евангелие греч. 644;
Лондон, Британский музей: Евангелие Add. 5111 (лондонская рукопись XII столетия, но вшитые миниатюры с изображениями трех сидящих евангелистов XIII века, см.: G. Mathew. Byzantine Painting. London [1950], pl. 8), Евангелие Add. 22739, Евангелие Add. 22740 (Tikkanen. Studien über die Farbengebung in der mittelalterlichen Buchmalerei, 184, 192, 203; рукопись XII века, миниатюры с изображениями трех евангелистов добавлены значительно позже, вероятная дата этих миниатюр 70-е или 80-е годы ХIII века), Евангелие Add. 37007;
Музей Виктории и Альберта: миниатюра с изображением евангелиста Марка 8980 Е;
Мадрид, Национальная библиотека: Псалтирь Bordona 1.002 (L'art byzantin, art européen, n°724);
Милан, Амброзиана: Слова Григория Назианзина 1120 sup. (Gengaro, Leoni, Villa. Codici dell'Ambrosiana, 207–209), Слова Григория Назианзина G88 sup. (ibid., 184–188, tav. LXII, LXIII), Песнопения Иоанна Дамаскина C60 sup. (ibid., 182–184), Астрономические и математические сочинения А45 sup. (ibid., 188–189, tav. LXIV–LXVI);
Митилены, Библиотека Лицея: Евангелие 9 (L'art byzantin, art européen, n°318);
Монреаль, Музей изящных искусств: миниатюра с изображением евангелиста Марка 33.1373;
Библиотека Университета МакДжилла: миниатюра с изображением сидящего евангелиста I;
Москва, Гос. Библиотека СССР имени В. И. Ленина: Евангелие ф. 201, 19;
Исторический музей: Лествица от 1285 года греч. 146 (Martin, 169–170, fig. 13);
Нью-Йорк, коллекция Крауса: Евангелие (ранее Phillipps 3887, с тринадцатью вшитыми миниатюрами позднего XIII века, см.: Н. Buchthal. An Unknown Byzantine Manuscript of the Thirteenth Century. — The Connoisseur, 1964 Aprile, 217–224);
Библиотека Пирпонта Моргана: Евангелие М 423 (Walters Art Gallery. Exhibition 1947, 144, pl. CI);
Оксфорд, Бодлейянская библиотека: Ветхий Завет New College 44 (Pächt. Byzantine Illumination, 8, fig. 10 a, b), Слова Григория Назианзина Roe 6 (ibid., 9, fig. 23; L'art byzantine, art européen, n°348), Евангелие E. O. Clarke 6 (Pächt. Byzantine Illumination, 8, fig. 9 f); Пророки Laud. gr. 30 A;
Christ Church: Новый Завет 12, Евангелие 24, Евангелие 25, Евангелие 26;
Охрид, Народный музей: Евхологий с Евангелием 53 (Minijatura u Jugoslaviji. Zagreb 1964, n°123);
Палермо, Национальная библиотека: Новый Завет с Псалтирью 4 (L'art byzantin, art européen. n°298);
Париж, Национальная библиотека: Евангелие от 1263 года gr. 117 (Byzance et la France médiévale, n°82), Евангелие от 1291 года gr. 118, Евангелие gr. 51 (ibid., n°78), Книга Иова с толкованиями gr. 134 (Bordier, 223–225; A. Grabar. Miniatures byzantines de la Bibliothèque Nationale. Paris 1939, fig. 61, 62; Byzance et la France médiévale, n°83), Менологий на январь gr. 1561 (Byzance et la France médiévale, n°80); Литургия Василия Великого supp. gr. 578 (ibid., n°48);
Патмос, Библиотека монастыря Иоанна Богослова: Евангелие 88 (Jacopi, fig. 78–81), Евангелие 89 (ibid., fig. 82), Литургия Василия Великого 707, rot. I (ibid., tav. XXIII, fig. 145–147);
Принстон, Университетская библиотека: Евангелие Garret 7 (Walters Art Gallery. Exhibition 1947, Евангелие Garret 7 (143, pl. CI; L'art byzantin, art européen, n°322);
Рим, Библиотека Ватикана: Евангелие 1155, Книга Иова gr. 751, Книга Иова gr. 1231;
Синай, монастырь св. Екатерины: Евангелие 149, Евангелие 156, Евангелие 221, Стихирарь 1216;
Холкэм (Англия), Библиотека графа Лейчестера: Евангелие 3 (W. O. Hassell. Byzantine Illumination of Holcham. — The Connoisseur, CХХХIII 1954 March, 88–92; L'art byzantin, art européen, n°341).


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.