Наверх (Ctrl ↑)

Кондаков Н. П.

Иконография Богоматери


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

V. Появление моленной иконы. Иконные типы Богоматери V и VI столетий в живописи и скульптуре и художественно-промышленных изделиях

[V.9. Коптские и греко-восточные ткани]

        В дополнение к нашему обзору греко-восточной иконографии Божией Матери в период, предшествующий иконографическому, можно указать несколько (рис. 135 и 136) коптских и греко-восточных материй с евангельскими изображениями, в которых имеется образ Божией Матери212-2). Между ними на первом месте приходится пока поставить куски ткани, вынутые в том же Латеранском кладе213-1), который только что нами упомянут. Ткани эти попали на Запад вместе с мелкими частицами мощей, которые в них завертывались, в виде кусков, которым однако же придавали ценность. Часто некоторые куски тканей, вынимаемые вместе с частицами святых мощей (большинство орнаментальных тканей, открытых собственно в Европе, также принадлежит именно к этому разряду древностей и сохраняется в соборных ризницах различных епископских городов Германии и Франции по преимуществу), сохранили прекрасно даже свои цвета, тогда как другие, особенно шелковые, совсем разрушены. Так оказывается и в Латеранском кладе.

212-2 Например, «Поклонение волхвов»: Dalton, fig. 366, «Благовещение»: ib., fig. 381.

213-1 Phil. Lauer, pl. XV, p. 105–6.

        Прекрасным образчиком является шелковая ткань с изображением Благовещения в кругу (рис. 137), 30 сантиметров в поперечнике, на красно-пурпурном фоне. Божия Матерь представлена здесь сидящей на пышном, украшенном камнями троне, с подножием; сбоку легкая тростниковая корзина на ножке, наполненная пурпурной шерстью, которую Богоматерь прядет. Она облачена, сплошь с головой, в пурпурные одеяния, и голова ее заключена в золотой нимб. Грубые черты типа относятся на счет сирийского оригинала; легкое поднятие правой руки должно выражать изумление к словам ангела. Сравнительно с фигурой Божией Матери, ангел, стоящий перед ней и облаченный в светлые одежды, а поверх — в белый гиматий, разработан несравненно более и напоминает по контурам складок оригиналы VI–VII столетий. Некоторой особенностью являются здесь два цветных квадрата на поле гиматия.

        Второй шелковый кусок (рис. 138) представляет обычную тему Рождества Христова216-1), но в особенной, пока не вполне определенной иконописной схеме. Место действия обозначено наверху лещадными площадками скалистого холмика; поверх их на небе видна звезда. На фоне пещеры, открывающейся под скалами, видны два апокрифических животных, выходящих до половины — вол и осел. Младенец, спеленатый, возлежит посередине; по сторонам сидят и беседуют Божия Матерь и Иосиф (Божия Матерь не возлежащая, а Иосиф не дремлющий). По всем этим признакам схема восходит к древнехристианскому искусству, не византийскому. Но одна подробность оказывается особенно характерной: Младенец положен поверх престола — квадратного и окутанного полосатой тканью (шелковой): такой подробности мы не находим ни в древнехристианском, ни в византийском искусстве, а потому должны отнести ее к той греко-восточной ветви, которую пока едва различаем, — то в мелких художественно-промышленных изделиях древности, то в различных заносах на Запад. В настоящем случае весь характер исполнения тканей, типов и орнаментаций целиком относится к александрийскому искусству VI–VII столетий, а все детали драпировки Иосифа и Божией Матери (любопытны украшения на полах мафория) остались неизвестны византийскому искусству и отличаются высоким мастерством. Издатели обращают внимание на обилие упоминаний о драгоценных тканях, украшенных подобными сценами, в папской книге (Liber Pontificalis) за вторую половину восьмого века и первую половину девятого, но, конечно, этот кусок может относиться только к VII–VIII векам.

216-1 Lauer, pl. XVIII, 5.



← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →