Наверх (Ctrl ↑)

Лазарев В. Н.

Русская иконопись от истоков до начала XVI века


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

[Глава VI] Московская школа

[VI.20. Иконопись второй трети XV века]

        
 с. 114 
¦
Второе тридцатилетие XV века остается для иконописи темным периодом. Отсутствуют точно датированные памятники, отсутствуют летописные свидетельства. Сохранившиеся датированные произведения шитья оказывают здесь малую помощь, поскольку специфическая техника шитья была менее гибкой, нежели техника живописи. Такая неопределенность с произведениями иконописи второй трети XV века находит себе отчасти объяснение и в кризисных явлениях политической жизни. Сначала борьба с Литвой и галицкими князьями, затем междоусобная война между Василием Васильевичем Темным (1425–1462) и Дмитрием Шемякой ослабили позицию московских князей. В этих условиях почти прекратилось в Москве каменное строительство, да и писание икон пошло на убыль, поскольку не было спроса на иконостасы для вновь строящихся церквей. Главной иконописной мастерской должна была оставаться митрополичья мастерская, художники же при княжеском дворе, вероятно, рассеялись по монастырям, быстро богатевшим и развивавшим из года в год все более широкое строительство.

      Традиции Рублева продолжали держаться, но формы делаются более хрупкими, более ломкими, более миниатюрными. Этот этап представлен такими иконами, как «Богоматерь Одигитрия, Троица и избранные святые» (илл. 109) и «Богоматерь Ярославская, Троица, полуфигуры ангелов и святых» 1466 (?) года в Третьяковской галерее (илл. 111) и «Богоматерь Умиление» в Троице-Сергиевой лавре (илл. VI‑23)244. Одновременно создаются иконы и более монументальные по строю своих форм, в которых виртуозно обыгрывается «плавь». К их числу относится фрагмент головы Богоматери, врезанный в изображение XVI века из полуфигурного деисусного чина (илл. 112), и такая великолепная вещь, как «Богоматерь Ярославская» из собрания И. С. Остроухова (Третьяковская галерея) (илл. 113). Традиционный тип Умиления обогащен здесь прелестным мотивом: правой рукой младенец Христос прикасается к подбородку Марии, левой к борту ее плаща, тем самым еще сильнее подчеркивается сердечность во взаимоотношениях матери и сына. Фигуры очерчены единой сплошной линией, редкостной по своему графическому совершенству. Драгоценная моделировка лица выполнена с помощью нежнейших плавей, благодаря которым переходы от света к тени остаются почти неуловимыми. Безукоризненный рисунок и тончайшее чувство линии делают эту икону выдающимся произведением искусства. Ее автором был старший современник Дионисия, представляющий какую-то особую, еще мало нам известную линию в развитии московской иконописи середины века.  с. 114 
  
¦

244 См.: Троице-Сергиева лавра. Художественные памятники, с. 93, табл. 106; Николаева Т. В. Собрание древнерусского искусства в Загорском музее, с. 58, табл. 26; [Ее же. Древнерусская живопись Загорского музея, с. 34, каталог, № 106, ил.].


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →