▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск

Лазарев В. Н.

История византийской живописи


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

IX. Четырнадцатый век и последние десятилетия византийской живописи (около 1300–1453)

[IX.7. Исихазм]

        
 с. 166 
¦
Таковы произведения константинопольской живописи первой половины XIV века. Они образуют довольно монолитную стилистическую группу. Их отличительная черта — подчеркнутая живописность. Фигуры изображаются в движении, одеяния прихотливо развеваются, изогнутые формы сложных архитектурных кулис сообщают композициям пространственный характер. Трактовка отличается большой мягкостью, в обработке лиц отсутствуют жесткие линии, блики накладываются широкими мазками либо короткими сочными штрихами. Этот стиль весь проникнут эллинистическими отголосками. Его исходной точкой были не прямые наблюдения над природой, а заимствованные из далекого античного наследия отдельные мотивы и композиционные формулы, взятые в их наиболее динамическом аспекте. Тесная связь с эллинизмом и делает стиль первой половины XIV века ретроспективным как по форме, так и по духу. Он представляет собой логическую параллель к тем своеобразным «гуманистическим» тенденциям, носителями которых были лучшие умы столичного общества конца XIII и начала XIV века. И поэтому глубоко последовательным является факт его зарождения и развития именно на столичной почве, где жили и работали такие тончайшие неоэллинисты, как Георгий Пахимер, Феодор Метохит, Никифор Григора и Мануил Фил — автор изящных, написанных в подражание Филострату, экфрасис76.

76 См.: A. Muñoz. Descrizioni di opere d'arte in un poeta bizantino del secolo XIV. — RepKunstw, XXVII 1904, 390–400; Id. Alcune fonti letterarie per la storia dell'arte bizantina. — NBACr, X 1904, 221–232. В последней статье приводится ряд Ἐϰϕράσεις, принадлежащих перу жившего в первой половине XV века номофилакса Иоанна Евгеника. Ср.: A. Muñoz. Le Ἐϰϕράσεις nella letteratura bizantina e i lore rapporti con 1'arte figurata. — Recueil d'études dédiées à la me-moire de N. P. Kondakov. Prague 1926, 139–142.

     40-е годы XIV века были для Византии эпохой глубокого кризиса. Разыгравшаяся гражданская война, массовые движения против засилья  с. 166 
 с. 167 
¦
аристократов, восстание в Салониках, вовлечение в борьбу с враждовавшими партиями иноземных правителей — все привело к потрясению основ византийской государственности. В результате длительных междоусобиц в Византии победили консервативные силы, которые возглавил Иоанн Кантакузин. Став в 1347 году императором, Иоанн VI обеспечил победу исихастам, с которыми он вступил в политический союз.

     Исихазм был крупнейшим идейным движением, открыто бросившим вызов «гуманистическому» направлению77. Зародившись на Афоне, исихазм вобрал в себя все сокровенные учения восточного христианства. Он звал к уединению, к удалению от злого мира, к чистой молитве, к мистическому слиянию с богом. Он окреп в борьбе с попытками ревизии восточного христианства, исходившими со стороны сильной партии во главе с калабрийским монахом Варлаамом, учителем Петрарки и Боккаччо. В то время как Варлаам настаивал на возможности постигнуть истину, т. е. божество, посредством разума и науки, исихасты утверждали, что соединение с божеством невозможно без сверхъестественного озарения. В длительных спорах (1337–1351) победили исихасты. Но их победа была пирровой победой, потому что вместе с ней восточное христианство навсегда закрыло себе путь к тому религиозному индивидуализму, который был обретен итальянскими еретическими движениями и Реформацией. В политическом отношении победа исихастов означала победу монашеской партии над светской, победу нетерпимых «зилотов» над либеральными «политиками». Это была неприкрытая реакция, поскольку исихазм не принес обновления религиозной жизни, а лишь способствовал окончательному закреплению старых догматических положений. В силу этого на его почве и не возникло ни одного подлинно большого произведения искусства.

77 См.: Ф. Успенский. Очерки по истории византийской образованности. С.-Петербург 1892, 246–364; Γ. Χ. Παπαμιχαήλ. Ὁ ἅγιος Γρηγόριος Παλαμᾶς ἀρχιεπίσϰοπος Θεσσαλονίϰης. Πετρούπολις—Ἀλεζανδρια 1911 (ср. подробную рецензию М. Соколова в ЖМНП: 1913 апрель, 378–393, май, 159–186, июнь, 409–429 и июль, 114–139); В. Кривошеин. Аскетическое и богословское учение св. Григория Паламы. — SK, VIII 1931, 98–154. Наиболее правильную, выходящую из рамок обычного узкого конфессионализма оценку исихастскому спору дал Ф. И. Успенский. Ср.: G. Ostrogorsky. History of the Byzantine State. Oxford 1956, 456–460, 464–466.

     Исихастские идеи обладали тем не менее достаточным влиянием, чтобы оборвать линию развития живописного стиля первой половины XIV века — этого порождения нового, светского духа. Под их воздействием создается более идеалистический стиль78. Некогда подчеркнутое движение уступает место относительному покою79, лица опять приобретают строгое и торжественное выражение, карнация обрабатывается отныне не свободными мазками и смело брошенными бликами, а посредством сухих, графически тонких частых линий, постепенно переходящих в сплошную штриховку. На смену смелым перспективным исканиям начала века приходят специфически иконные схемы, тяготеющие к плоскости. В большинстве икон и фресок появляется неприятный оттенок нарочитой сдержанности, холодной официальности. Эту последнюю, заключительную фазу в истории константинопольской живописи, охватывающую вторую половину XIV и первую половину XV века, можно рассматривать как особую форму византийского академизма, который ознаменовал начало конца некогда великой художественной культуры Византии.

78 См.: L. Bréhier. La renovation artistique sous les Paleologue et les mouvements des idées. — Mélanges Ch. Diehl, II. Paris 1930, 1–10. Л. Брейе первым сделал попытку объяснить стиль позднепалеологовской живописи влиянием исихастских идей. Но вместо того, чтобы поставить в связь с этим влиянием стиль всей второй половины XIV века, он связал с ним лишь стиль одной критской школы, понятие которой некритически перенято им от Г. Милле. Ср.: М. Vasić. L'hésychasme dans l'église et 1'art des serbes du Moyen Age. — L'art byzantin chez les slaves, I. Paris 1930, 110–123.
79 По-видимому, отдаленным отражением оппозиции консервативных кругов против свободного, динамического стиля первой половины XIV века может служить следующая фраза из Κεϕάλαια ἑπτάϰις ἑπτά Иосифа Вриенния: «Мы придаем беспорядочные движения образам святых и хотим предугадать будущее этими движениями». См.: L. Oeconomos. L'état intellectuel et moral des byzantins vers le milieu du XIVе siècle d'après une page de Joseph Bryennios. — Mélanges Ch. Diehl, I. Paris 1930, 227.

     Намеченная здесь линия развития поздней византийской живописи, конечно, не исключает того, что и в это время создавались отдельные удачные произведения, продолжавшие более живые традиции начала XIV века. Но их становилось все меньше, и они теряются в массе довольно заурядных и стандартных работ. Трагедия Византии как раз и заключалась в том, что на завершающем этапе ее истории победили не передовые, как в Италии, а глубоко консервативные силы, не желавшие встать на путь реформ. И когда Георгий Гемист Плифон пытался выдвинуть свою компромиссную программу таких реформ, его голос остался не услышанным.  с. 167 
  
¦



← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.