▲ Наверх (Ctrl ↑)

Лазарев В. Н.

История византийской живописи


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

IX. Четырнадцатый век и последние десятилетия византийской живописи (около 1300–1453)

[IX.9. Иконы второй половины XIV — первой половины XV века]


543. Пантократор. Около 1363 года. Эрмитаж, Ленинград. Икона

544. Богоматерь Умиление с полуфигурами святых на полях. Вторая половина XIV века. Эрмитаж, Ленинград. Икона

545. Благовещение. Конец XIV века. Третьяковская галерея, Москва. Икона

546. Григорий Палама. 70–80-е годы XIV века. Музей изобразительных искусств, Москва. Икона

547. Богоматерь Пименовская. Около 1380&160;года. Третьяковская галерея, Москва. Икона

548. Пантократор. Конец XIV — начало XV века. Музей изобразительных искусств, Москва. Икона

549. Троица. Первая половина XV века. Эрмитаж, Ленинград. Икона

550. Сошествие во ад. Вторая четверть XV века. Эрмитаж, Ленинград. Икона

552. Рождество Иоанна Предтечи. XV век. Эрмитаж, Ленинград. Икона

        
 с. 168 
¦
Рост линейных тенденций можно проследить также в иконах второй половины XIV — первой половины XV века. Три иконы могут быть точно датированы: кипрская икона с изображениями Пантократора, ангелов, донаторов Мануила и Евфимии и их дочери Марии из церкви Панагии Хрисолиниотиссы в Никозии (ныне в архиепископской церкви Фанеромени) помечена 1356 годом82, икона Пантократора в Эрмитаже (табл. 543) написана по заказу великого примикирия Иоанна и великого стратопедарха Алексея около 1363 года83, а диптих-реликварий эпирского деспота Фомы Прелюбовича в сокровищнице собора в Куэнке был выполнен между 1382 и 1384 годами84. Во всех этих вещах бросается в глаза обработка карнации теми же веерообразно расходящимися белыми линиями, которые имеются в росписях церкви Панагии на острове Халки и церкви Спаса в Цаленджихе. Сухие, графические линии, сменившие сочные блики, переходят в наиболее освещенных местах почти в сплошную штриховку, контрастирующую с зелеными тенями. В такой же манере написано лицо Христа на изящной иконе Успения из Эрмитажа, отличающейся особой свежестью красок и сохраняющей еще немало точек соприкосновения с живописным стилем первой половины XIV века85. Отголоски этого стиля дают о себе также знать в тончайшей по исполнению иконе Умиления с четырнадцатью полуфигурами святых в Эрмитаже86 (табл. 544) и в полном сильного движения Благовещении в Третьяковской галерее в Москве87 (табл. 545). Икона из Третьяковской галереи выдается замечательным равновесием масс. Фантастические сооружения образуют вместе с изящными фигурами неразрывное ритмическое и композиционное целое. Но для этой иконы, несмотря на ее высокое качество и большую свежесть, характерно дальнейшее усиление линейных элементов. Карнация трактуется с подчеркнутой сухостью, вместо сочных бликов применяется новый прием сплошной заливки освещенных мест светлой  с. 168 
 с. 169 
¦
краской, путем постепенных переходов незаметно сливающейся с тенью. Этот прием достигает полного развития в столичных иконах позднего XIV и XV веков, иллюстрирующих заключительный этап в эволюции константинопольской живописи. Здесь уже ясно выступает та чисто иконописная манера, которая целиком определила стиль итало-греческих и критских писем. Всюду доминирует тонкая графическая линия, лики становятся сухими и строгими, композиции выдаются нарочитой неподвижностью. Такова портретная икона главы исихастского движения Григория Паламы в Музее изобразительных искусств в Москве (около 1370–1380)88 (табл. 546), таков монументальный Пантократор там же (поздний XIV — ранний XV век)89 (табл. 548), такова икона Богоматери с младенцем в Третьяковской галерее (Богоматерь Пименовская, около 1380)90 (табл. 547), такова изящная панагия с изображением Троицы из собрания Карран в Национальном музее во Флоренции (конец XIV — начало XV века)91, такова несколько суровая по колориту Троица в Эрмитаже (первая половина XV века)92 (табл. 549), такова замечательная строгостью своих форм и редкой красотою рисунка икона Сошествия во ад в Эрмитаже (вторая четверть XV века)93 (табл. 550), таково же наконец Рождество Иоанна Предтечи в Эрмитаже (табл. 552), чьи сияющие краски мало чем отличаются по силе и интенсивности от палитры нидерландских мастеров (середина XV века)94.

82 D. Talbot Rice. Icons in Cyprus. — ILN, 1934 August 11, 222; Id. The Icons of Cyprus. London 1937, 195–196, No. 6, pl. I, IX, X; L'art byzantin, art européen, n° 207; Frühe Ikonen, Taf. 70.
83 H. Кондаков. Изображение русской княжеской семьи в миниатюрах XI века. С.-Петербург 1906, 76–77; Его же. Иконография... Иисуса Христа. С.-Петербург 1905 (= Лицевой иконописный подлинник. I), 80, 84, табл. 3 (неверная датировка XV веком); C. Millet. Dedicacae d'icone. — BZ, XV 1906 3–4, 618–619; Муратов. История древнерусской живописи, 186, 193; Н. Сычев. Древлехранилище Русского музея... — СГ, 1916 январь–февраль, 8; Diehl, 867; Н. П. Кондаков. Русская икона, III. Текст, 1. Прага 1931, 104; V. Lasareff. Byzantine Ikons of the Fourteenth and Fifteenth Centuries. — BM, LXXI 1937 December, 255–256; P. Lemerle. Sur la date d'une icone byzantine. — CahArch. II 1947, 129–132; А. В. Банк. Письмо в редакцию. — ВВ, VII 1953, 317–318; Ее же. Византийское искусство в СССР, ил. 265–269. Как доказал Г. Милле, в нарфике монастыря Пантократора на Афоне, освященного в 1363 году, находилась фреска с той же надписью, какая имеется на иконе. Так как заказчики иконы, один из которых изображен в ее нижнем правом углу, были родственниками царской семьи, есть все основания связывать ее со столичной школой, что не исключает, однако, возможности возникновения иконы на Афоне, куда заезжали и столичные мастера. Для трактовки лица и рук ср. Пантократора в Музее изобразительных искусств в Москве.
84 G. Ostrogorsky, Ph. Schweinfitrth. Das Reliquiar der Despoten von Epirus. — SK, IV 1931, 165–172; Ph. Schweinfurth. Die Bedeutung der byzantinischen Kunst für die Stilbildung der Renaissance. — Die Antike, IX 1933, 110; S. Cirac-Estopañan. Das Erbe der Basilissa Maria und der Despoten Thomas und Esau von Joannina. Forschungen zu den byzantinisch-spanischen Beziehungen. Dissertation. München 1939, 280–338 (эта работа напечатана в 1943 году и на испанском языке): Id. I tesori bizantini passati in Ispagna attraverso l'Italia. Il reliquiario della basilissa Maria e del despota Tommaso dell'Epiro. — Atti del V Congresso internazionale di studi bizantini, II. Roma 1940, 73–77; S. Radojčić. Die serbische Ikonenmalerei vom 12. Jahrhundert bis zum Jahre 1458. — JÖBG, V 1956, 80; Id. Icones de Serbie et de Macedoine, XI, n° 50, 51; J. Beckwith. Byzantine Art in Athens. — BM, CVI 1964 September, 400, fig. 7; L'art byzantin, art européen, n° 212; Ἀ. Ξυγγόπουλος. Νέαι προσωπογραϕίαι τῆς Μαρίας Παλαιολογίνας ϰαὶ τοῦ Θωμᾶ Πρελιούμποβιτς. — ΔΧΑΕ, IV 4 (1964–1965) 1966, 53–70; Frühe Ikonen, Taf. 196, 197.
85 Felicetti-Liebenfels, 71–72, Taf. 85A. Для типа Христа ср. Пантократора в Эрмитаже. Сочно написанные головы восходят к живописным традициям первой половины XIV века. Наиболее вероятным временем исполнения иконы является третья четверть XIV века.
86 Н. Кондаков. Иконография Богоматери. С.-Петербург 1911, 50; Его же. Иконография Богоматери, II, 264; Wulff, Alpatoff, 120–122, 272–273; V. Lasareff. Byzantine Ikons of the Fourteenth and Fifteenth Centuries, 256; Банк. Византийское искусство в СССР. ил. 260, 261. Н. П. Кондаков приписывал икону итало-критской школе, против чего решительно говорит ее константинопольский стиль. Икона написана во второй половине XIV века.
87 М.  Alpatoff. Eine Verkündigungsikone aus der Paläologenepoche. — BZ, XXV 1925 3–4, 347–357; Wulff, Alpatoff, 118–120, 271–272; L. Bréhier. Les icones dans l'histoire de l'art Byzance et la Russie. — L'art byzantin chez les slaves, II. Paris 1932, 162–163; V. Lasareff. Byzantine Ikons of the Fourteenth and Fifteenth Centuries, 256; В. Лазарев, О. Демус. СССР. Древние русские иконы. Милан—Нью-Йорк 1958, 26, табл. XX. Для фигур ангела и Марии и архитектурных типов зданий ср. фрески Перивлепты и Пантанассы в Мистре (Благовещение). Икона возникла в конце XIV века, причем не исключено, что она исполнена греческим мастером, осевшим в Москве.
88 V. Lasareff. Byzantine Ikons of the Fourteenth and Fifteenth Centuries, 256; Банк. Византийское искусство в СССР, ил. 302 (датировка XV веком ошибочна). Архиепископ Григорий Палама (1296–1357/58) был канонизирован Константинопольским собором в 1368 году. Икона не могла быть написана раньше этого года.
89 V. Lasareff. Byzantine Ikons of the Fourteenth and Fifteenth Centuries, 256. Из собрания И. С. Остроухова. Для трактовки лица и рук ср. Пантократора в Эрмитаже (около 1362). Более сухой стиль московской иконы позволяет ее датировать концом XIV или началом XV века.
90 J. Beckwith. Two Exhibitions of Byzantine Art. — BM, С 1958 October, 341, fig. 2; Talbot Rice. Arte di Bisanzio, 106, tav. XLIV, 193; Антонова, Мнева. Каталог древнерусской живописи, I, № 327; Банк. Византийское искусство в СССР, ил. 272. Предание связывает эту икону с именем митрополита Пимена, находившегося в Константинополе в 1379–1380 годах и вернувшегося на Русь в декабре 1381 года. Вторично он ездил в Константинополь в 1385 году. Около этого времени и была, вероятнее всего, написана икона Пименовской Богоматери.
91 Н. Кондаков. Иконография Богоматери. С.-Петербург 1911. 121; V. Lasareff. Byzantine Ikons of the Fourteenth and Fifteenth Centuries, 256; L. Marcucci. Gallerie Nazionali di Firenze. I dipinti toscani del secolo XIII, scuole bizantine e russe dal secolo XII al secolo XVIII. Roma 1958, fig. 27. Ср. икону Троицы в Эрмитаже и миниатюру в cod. Paris. gr. 1242, ил. 123 (1371–1375).
92 Н. Пунин. Заметки об иконах из собрания Н. П. Лихачева. — Русская икона, 1. С.-Петербург 1914, 31, цв. табл. на с. 7; Айналов. Византийская живопись XIV столетия, 90–91; Diehl, 867; V. Lasareff. Byzantine Ikons of the Fourteenth and Fifteenth Centuries, 256; Felicetti-Liebenfels, 103, Taf. l36B; Банк. Византийское искусство в СССР, ил. 276, 277. Д. В. Айналов первым поставил икону в связь с константинопольской школой. Его датировка эпохой Иоанна Кантакузина представляется мне слишком ранней.
93 Лихачев. Материалы для истории русского иконописания, I, табл. LXVIII; Муратов. История древнерусской живописи, 77; Diehl, 867; Schweinfurth. Geschichte der russischen Malerei im Mittelalter, 419; V. Lasareff. Byzantine Ikons of the Fourteenth and Fifteenth Centuries, 256; Банк. Византийское искусство в СССР, ил. 296, 297. Ф. Швейнфурт приписывал икону критской школе XV–XVI века, что решительно опровергается ее стилем, не имеющим ничего общего с критскими письмами. Икона является бесспорной и притом одной из лучших поздних работ константинопольской школы. Для типа Евы ср. Анну из Пантанассы в Мистре, для Крестителя — стоящую позади Христа фигуру в сцене Воскрешения Лазаря там же. Близость к стилю Пантанассы позволяет датировать икону 30-ми годами XV века.
94 Н. Пунин. Заметки об иконах из собрания Н. П. Лихачева, 28–29, цв. табл. на с. 11; Айналов. Византийская живопись XIV столетия, 167–168; Diehl, 867; V. Lasareff. Byzantine Ikons of the Fourteenth and Fifteenth Centuries, 256; Felicetti-Liebenfels, 97, Taf. 126В; Банк. Византийское искусство в СССР, ил. 298–301. В иконе совершенно отсутствуют итальянские влияния, которые здесь усматривал Д. В. Айналов. Для отдельных деталей композиции ср. сербскую фреску Рождество Богородицы в Пече и особенно икону Рождество Богородицы в Баварском национальном музее в Мюнхене. Для трактовки лица Захарии ср. голову молящегося перед жезлами первосвященника в Перивлепте.

551. Апостолы Петр и Павел, архангелы Михаил и Гавриил, Иоанн Златоуст и Василий Великий. Конец XIV века. Монастырь св. Екатерины, Синай. Створки алтаря

553. Богоматерь с Младенцем. Конец XIV — начало XV века. Монастырь св. Екатерины, Синай. Икона

554. Богоматерь с Младенцем. Конец XIV — начало XV века. Монастырь св. Екатерины, Синай. Икона

     И в позднепалеологовскую эпоху продолжали писать небольшие иконы, приближающиеся к миниатюрам. По сравнению с аналогичными иконками первой половины XIV века они выделяются сухостью и стандартностью. Лучшие экземпляры хранятся в пинакотеке Синайского монастыря. Таковы шестистворчатый алтарчик с двенадцатью праздниками на лицевой стороне и фигурами или полуфигурами апостолов Петра и Павла, двух архангелов, Василия Великого и Иоанна Златоуста на оборотной стороне95 (табл. 551) и две иконы с изображениями восседающей на троне Богоматери с младенцем96 (табл. 553–554). Последние, с их легкими разреженными композициями и бесплотными фигурами, лишний раз говорят о том, насколько твердо придерживались византийцы своих эстетических убеждений даже на рубеже XIV–XV веков. Мы имеем здесь композиционные построения, напоминающие знаменитые иконы из Национальной галереи в Вашингтоне. И тут с особой ясностью выступает принципиальное различие между чисто греческими иконами и произведениями maniera greca, в которых все стало не только более земным, но и значительно более материальным.

95 Sotiriou. Icones du Mont Sinaï, I, fig. 213–217, II, 190–191.
96 Ibid., I, fig. 222, 232, II, 195–196, 202–203.

555. Видение Иезекииля. Около 1395 года. Национальная художественная галерея, София. Оборотная сторона двусторонней иконы

556. Богоматерь и Иоанн Богослов. Около 1395 года. Национальная художественная галерея, София. Лицевая сторона двусторонней икона

     Очень интересным памятником константинопольской (?) станковой живописи является икона из Национальной художественной галереи в Софии, наглядно показывающая, насколько велика была в XIV веке тяга к сложным символическим толкованиям97 (табл. 555). Икона происходит из болгарского монастыря Поганово. Она была выносной, так как расписана с обеих сторон. На одной стороне изображено Видение Иезекииля, навеянное, как и фреска в Бачково, мозаикой V века в Хосиос Давид в Салониках, а на другой стороне представлены Богоматерь и Иоанн Богослов (табл. 556). Из греческой надписи явствует, что икона была пожертвована в монастырь василиссой Еленой, дочерью местного феодала Константина, ставшей около 1391 года венценосной супругой Мануила II Палеолога. Около Богоматери написан ее греческий эпитет: ἡ Καταϕυγή (Убежище, Пристанище). Последний нередко фигурирует в молитвах, на произведениях изобразительного искусства он больше не встречается. Наиболее вероятным временем принесения иконы в монастырь Поганово следует считать 1395 год, в октябре которого был убит отец Елены.

97 T. Gerasimov. L'icone bilatérale de Poganovo au Musée archéologique de Sofia. — CahArch, X 1959, 279–288; A. Grabar. A propos d'une icone byzantine du XIVе siècle du Musée de Sofia (notes sur les sources et les procédés des peintures sous les Paléologues). — Ibid., 289–304; S. Radojčić. Icones de Serbie et de Macédoine, XII, n° 60, 61; A. Xyngopoulos. Sur l'icone bilatérale de Poganovo. — CahArch, XII 1962, 341–350; A. Grabar. Sur les sources des peintures byzantins des XIIIе et XIVе siécles. — Ibid., 363–366, 371–373; Frühe Ikonen, Taf. 102–105. Основываясь на фактах иконографического порядка, А. Н. Грабар склонен приписывать икону софийского музея салоникской школе, что никак не согласуется с ее стилем. Попытка А. Ксингопулоса датировать Видение Иезекииля концом XIII века, а изображения Богоматери и Иоанна серединой XIV века неубедительна. Более поздняя датировка, предложенная А. Н. Грабаром, несомненно, правильна.

     По сравнению с мозаикой в Салониках икона Софийского музея обнаруживает ряд существенных изменений: боковые фигуры получили точное наименование (Иезекииль и Аввакум), вместо четырех райских рек и аллегории Иордана введено небольшое озеро с рыбами, изображающее реку Ховар. По-видимому, сюжет салоникской мозаики остался непонятным, и он был приспособлен к более привычному Видению Иезекииля. В том, как трактованы обрамляющие озеро горы и в пропорциях и мотивах движения боковых фигур, четко проступают черты стиля XIV века. Но в сплавленных высветлениях лиц уже ясно чувствуется, что мы имеем здесь работу конца столетия. Особенно это заметно в фигурах Богоматери и Иоанна, украшающих оборотную сторону иконы и, по всей вероятности, исполненных другим, менее искусным мастером.

     Обычно фигуры Марии и Иоанна фланкируют крест с распятым Христом, причем Иоанн изображается молодым. Почему они оказались здесь представленными вместе? Убедительный ответ на этот вопрос дал А. Н. Грабар. Как раз тут мы имеем характерный для XIV века пример сложного символического толкования. Следует вспомнить, что мозаика в Салониках с ее четырьмя райскими реками прославляла Христа как источник воды живой. На это и намекает фигура Иоанна. Он как бы напоминает оплакивающей своего сына Богоматери произнесенные Христом слова: «Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой» (Евангелие от Иоанна, VII, 38). И далее текст добавляет: «Сие сказал Он о Духе…, потому что Иисус еще не был прославлен» (VII, 39). Этот текст находит себе ветхозаветные параллели в Книге Исайи («И в радости будете почерпать воду из источников спасения», XII, 3) и в Книге Иоиля («…а из Дома Господня выйдет источник…», III, 18). Все приведенные тексты сопоставлялись средневековыми теологами с тем эпизодом на Голгофе, когда воин пронзил распятому Христу ребро и из раны потекли кровь и вода. Таким образом, сюжеты на лицевой и оборотной сторонах иконы ставятся в смысловую связь, причем сюда как бы вклинивается еще образ Распятия, символизированного фигурами Богоматери и Иоанна. Этот головоломный ход мысли средневекового  с. 169 
 с. 170 
¦
богослова, труднодоступный современному человеку, ясно показывает, в какой мере усложнилось в XIV веке символическое толкование художественных образов. Для искусства данная тенденция была весьма опасной, так как она шла в ущерб наглядности и ясности изобразительного языка. Здесь уже закладываются основы для искусственной символики и надуманного аллегоризма поздних икон.


557. Иоанн Предтеча. 1387–1395 гг. Русский музей, Ленинград. Икона из Высоцкого чина

     Особую группу произведений византийской станковой живописи составляют иконы, украшавшие алтарные преграды. В обзоре памятников иконописи XI–XII и XIII веков уже шла речь о расписных эпистилях с изображениями Деисуса, праздников и житийных сцен*. Эти иконы сильно вытянутой формы могли выполнять и прямую функцию архитравов (на деревянных алтарных преградах, где их поддерживали деревянные колонки) и отдельных от архитрава икон (когда алтарная преграда была каменной и эпистиль ставился на мраморный архитрав). В последнем случае одну длинную доску рационально было членить на ряд самостоятельных изображений, написанных на отдельных досках. На этот путь толкала и сама тематика украшения алтарных преград, поскольку деисус и праздники легче реализовать в форме расположенных в ряд отдельных икон, особенно если деисус разрастался и в него вводили дополнительно полуфигуры архангелов, апостолов и святителей. Трудно сказать, когда именно в Византии появились деисусные чины, написанные не на одной длинной доске, а на отдельных досках. Если основываться на уцелевших памятниках, то эта практика, восходящая, вероятно, к XII веку98, получила широкое распространение только с конца XIII столетия. Во всяком случае, все самые старые известные нам деисусные чины датируются уже XIV веком: Ангел из разрозненного чина в Ватопеде99, чин в Хиландаре100, чин из Убиси в Музее грузинского искусства в Тбилиси101, чин из Высоцкого монастыря в Третьяковской галерее в Москве и в Русском музее в Ленинграде102. Все эти чины, что важно подчеркнуть, полуфигурные, а не в рост. Особенно интересен чин из Высоцкого монастыря близ Серпухова, который был прислан сюда находившимся в Константинополе основателем этого монастыря Афанасием Высоцким (табл. 557). Входившие в состав чина десять икон привезены на Русь иеромонахом Виктором между 1387 и 1395 годами. Слишком большой для Византии размер этих икон — 1,49 × 1,06 м — говорит о том, что они выполнены по специальному заказу и предназначались для украшения русской церкви. Высота обычных византийских чинов не превышала одного метра. Поэтому их никак нельзя сравнивать с деисусными чинами Феофана Грека и Андрея Рублева, высота которых колебалась уже от 2,10 до 3,14 м. Феофан и Андрей Рублев первыми заменили византийские полуфигурные деисусные чины полнофигурными, что знаменовало перерождение алтарной преграды в высокий иконостас, получивший свою классическую форму на русской почве. В Византии же алтарная преграда осталась сравнительно низкой103. Она состояла из трех рядов икон: в первый ряд, размещенный на мраморной балюстраде, входили местные, или храмовые, иконы (Христос, Богоматерь, соименный церкви «праздник» или святой), а второй и третий ряды, находившиеся чаще всего уже над архитравом, образовывали иконы с изображениями полуфигурных деисусов и праздников. Дальше развитие византийского темплона не пошло, и поэтому решения Феофана Грека и Андрея Рублева следует рассматривать как выходящие за пределы византийской художественной культуры.

* См. с. 99
98 Этим временем датируются иконы архангелов Михаила и Гавриила, составлявшие часть дсисусного чина. См.: Sotiriou. Icones du Mont Sinaï, I, fig. 72, 73. Размеры икон: 54 × 44.
99 Felicetti-Liebenfels, 75, Taf. 136A.
100 С. Радоjчиħ. Уметнички споменици манастира Хиландара. — ЗРВИ, 3 1955, 175, табл. 29–31; Id. Die serbische Ikonenmalerei vom 12. Jahrhundert bis zum Jahre 1459. — JÖBG, V 1956, 80–81; Ἀ. Ξυγγόπουλος. Σχεδίασμα ἱστοίας τῆς θρησϰευτιϰῆς ζωγραϕιϰῆς μετὰ τὴν ἅλωσιν. Ἀθῆναι 1957, 131–132; S. Radojčić. Icones de Serbie et de Macédoine, XII, n° 53, 55, 56; V. J. Djurić. Über den «Čin» von Chilandar. — BZ, 53 1960 2, 333–351, Taf. VIII–XV; Frühe Ikonen, Taf. 187, 200. Хиландарский чин, исполненный в 70-х годах XIV века, состоит из десяти икон (центральная икона с изображением Христа утрачена). Размеры икон: 100 × 60–74.
101 Деисусный чин из Убиси состоит из девяти икон (Христос, Богоматерь, Иоанн Предтеча, два архангела и четыре апостола). Манера письма указывает на работу грузинских мастеров позднего XIV века.
102 В. Н. Лазарев. Новые памятники византийской живописи XIV века, I. Высоцкий чин. — ВВ, IV 1951, 122–131; Антонова, Мнева. Каталог древнерусской живописи, I, № 329; Банк. Византийское искусство в СССР, ил. 273–275. Суховатая трактовка форм на иконах Высоцкого чина типична для стиля константинопольской живописи конца XIV века. Высоцкий чин состоит из семи икон (Христос, Богоматерь, Иоанн Предтеча, два архангела, апостолы Петр и Павел).
103 Греки обозначали алтарную преграду с колонками как τὸ τέμπλον. Термин «иконостас» (εἰϰονοστάσιον, или εἰϰονοστάσις) всплывает сравнительно поздно, причем сначала он применялся для обозначения крюка, на который подвешивалась икона, либо для обозначения подставки для икон. Показательно, что еще ритор Феодор Педиасим и Симеон Солунский называют темплон ἡ στοὰ τοῦ βήματος и τὰ διάστουλα. См.: L. Bréhier. Anciennes clôtures de chœur antérieures aux iconostases dans les monastères de l'Athos. — Atti del V Congresso internazionale di studi bizantini, II. Roma 1940, 52, 55; J. Konstantynowicz. Ikonostasis. Studien und Forschungen. Lwów 1939, 30–33 (работой И. Константиновича следует пользоваться с большой осторожностью, так как автор делает далеко идущие выводы на основе весьма вольного толкования литературных источников и почти полностью игнорирует все современные ему открытия в области изучения византийской и русской живописи).

     Поздние константинопольские иконы ясно показывают, до какого окостенения линейной системы и до какой вылощенности трактовки дошла столичная живопись на последнем этапе своего развития. В них не остается даже малейших следов от живописного стиля первой половины XIV века. Композиции граничат с чисто академическим пониманием формы, трактовка получает подчеркнутую сухость, сочные мазки окончательно вытесняются тончайшими, графически-острыми линиями. И в таком стиле на христианском Востоке изготовлялось огромное количество икон104. Эта бездушная манера письма заносится в Италию, где она ложится в основу так называемых итало-греческих писем, а позже она проникает на Крит, постепенно вырождаясь здесь в эклектическое, глубоко упадочное явление.  с. 170 
  
¦

104 Упомяну здесь еще следующие иконы XIV–XV веков (более точная датировка дается лишь там, где это возможно):
Афины, коллекция П. Канеллопулоса: Успение Богоматери, XV век (L'art byzantin, art européen, n° 197), Иоанн Богослов, XV век (ibid., n° 230), Спаситель с Георгием и Димитрием, XV век (ibid., n° 239), Св. Харалампий, XV век (ibid., n° 249), Страшный суд, XV век (ibid., n° 264);
Византийский музей: Св. Георгий, XIV век, двусторонняя житийная икона из Кастории (L'art byzantin, art européen, n° 237; Frühe Ikonen, Taf. 49), Иисус Христос Ветхий деньми, XV век, из Салоник (G. Sotiriou. A Guide to the Byzantine Museum of Athens. Athens 1960, pl. XV), Св. Георгий, XV век (из Малой Азии), Архангел Михаил, константинопольская работа зрелого XIV века [Μ. Σωτηρίου. Παλαιολόγειος εἰϰὼν τοῦ ἀρχαγγέλου Μιχαήλ. — ΔΧΑΕ, IV 1 (1959) 1960, 80–86, πίν. 31, 32; G. Sotiriou. A Guide to the Byzantine Museum of Athens, pl. XIII; Μ. Χατζηδάϰης. Δώδεϰα βυζαντινὲς εἰϰόνες. Ἀθῆναι 1961, 2; L'art byzantin, art européen, n° 225; Frühe Ikonen, Taf. 64, 65], Богоматерь с младенцем, последняя треть XIV века (G. Sotiriou. Op. cit., pl. XIV; Frühe Ikonen, Taf. 58), Пантократор, XIV век, двусторонняя икона с Одигитрией и Распятием, XIV век (G. Sotiriou, Op. cit, pl. XVI; Felicetti-Liebenfels, 70, Taf. 82A; L'art byzantin, art européen, n° 186; Frühe Ikonen, Taf. 55), Одигитрия, XIV век, Рождество Христово и Крещение, XV век, Одигитрия, XV век, Богоматерь Гликофилуса, XIV век, Пророк Даниил, вторая половина XIV века (G. Sotiriou. Op. cit., pl. X), Св. Антоний, XV век, Одигитрия и двунадесятые праздники, первая половина XIV века, Одигитрия, XIV век (из Салоник), Пантократор, XIV век (из Салоник), Петр и Павел, начало XV века (L'art byzantin, art européen, n° 228), Св. Марина, XV век (Frühe Ikonen, Taf. 83);
Музей Бенаки: Троица, конец XIV века (Ἀ. Ξυγγόπουλος. Κατάλογος τῶν εἰϰόνων υοῦ Μουσείου Μπενάϰι. Ἀθῆναι 1936, 4–6, πίν. 5–7β; Grabar. La peinture byzantine, 192; Felicetti-Liebenfels, 54, Taf. 52A, B; M. Chatzidakis. L'icône byzantine. — Saggi e memorie di storia dell'arte, 2. Venezia 1959, 37; Frühe Ikonen, Taf. 78, 79), Св. Димитрий, XV век (М. Chatzidakis. Op. cit., fig. 19), Одигитрия со св. Павлом Ксиропотамским и св. Елевферием, триптих, XV век (Frühe Ikonen, Taf. 86);
Музей Д. Ловердоса: Чудо архангела Михаила в Хонах, первая половина XV века [A. Ξυγγόπουλος. Τὸ ἐν Χώναις θαῦμα τοῦ ἀρχαγγέλου Μιχαήλ. (Μία παλαιολόγειος εἰϰὼν μὲ ψευδῆ ὑπογραϕήν). — ΔΧΑΕ, IV 1 (1959) 1960, 26–39; L'art byzantin, art européen, n° 260];
Собрание Е. Стафатос: Св. Димитрий и Георгий, начало XV века (Collection H. Stathatos. Limoges 1957, 82, fig. 46);
Афон, Ватопед: Троица, XIV век (M. Chatzidakis. Op. cit., 33–36, fig. 22, 23), Двенадцать апостолов с резным образком Одигитрии, вмонтированным в эту икону (Кондаков. Афон, 146–148; Его же. Иконография Богоматери, II, 187, рис. 86; датировка Н. П. Кондакова, XV–XVI век, неверна, икона относится ко второй половине XIV века), Пантократор (Dölger. Athos, 146, Abb. 78; Felicetti-Liebenfels, 79, Taf. 93), Св. Димитрий, XIV век (М. Chatzidakis. Op. cit., 32, fig. 18; Frühe Ikonen, Taf. 60), Апостолы Петр и Павел, XIV век (Dölger. Athos, 148, Abb. 79; Felicetti-Liebenfels, 85, Taf. 105);
Лавра св. Афанасия: Мученичество св. Димитрия, XV век (М. Chatzidakis. Op. cit., 37, fig. 25), Благовещение на створках царских врат, XIV век (ibid., 32–33, fig. 21), Св. Георгий, XIV век (Frühe Ikonen, Taf. 61);
монастырь Пантократор: Богоматерь с младенцем и Крестителем (Felicetti-Liebenfels, 95, Taf. 103), Введение во храм, XV век (L'art byzantin, art européen, n° 177), Пантократор, около 1360–1375 (ibid., n° 201; Frühe Ikonen, Taf. 71), Афанасий Афонский, XV век (L'art byzantin, art européen, n° 721), реликварий с изображениями Христа и святых, XV век (ibid., n° 250);
Хиландар: Богоматерь Троеручица с изображением Николая Чудотворца на тыльной стороне, XIV век (С. Радоjчиħ. Уметнички споменици манастира Хиландара. — ЗРВИ, 3 1955, 174, сл. 25; Id. Die serbische Ikonenmalerei vom 12. Jahrhundert bis zum Jahre 1459. — JÖBG, V 1959, 77, Abb. 15, 16), житийная икона Марии Египетской, XIV век (С. Радоjчиħ. Уметнички споменици манастира Хиландара, 174);
Берат (Албания), собор: Рождество Богородицы, первая половина XIV века, Одигитрия, конец XIV века, Спас, конец XIV века, Иоанн Креститель, конец XIV века, Спас, зрелый XIV век, Одигитрия, XIV век, Одигитрия, XIV век, шесть праздников (Рождество Христово, Сретение, Крещение, Распятие, Сошествие во ад, Вознесение), XV век, Св. Пантелеймон, XV век, Св. Димитрий, XV век, Одигитрия с ангелами, XV век;
церковь св. Феодора: Спас, XV век, Феодор Тирон и Феодор Стратилат, XV век;
церковь св. Димитрия: Св. Димитрий, XIV век, Одигитрия, Спас и Предтеча, XV век;
церковь св. Троицы: Пантократор, XIV век, Одигитрия, XV век;
Бухарест, Музей: Одигитрия, XV век, Спаситель, XV век;
Венеция, Греческий институт византийских и поствизантийских исследований: Богоматерь с младенцем (Ν. Δρανδάϰης. Παλαιολόγειος εἰϰὼν Βρεϕοϰρατούσης τοῦ εἰς Βενετίαν Ἑλληνιϰοῦ ναοῦ. — Θεολογία, 28 1957, 238–251, εἰϰ. 1–8; М. Chatzidakis. L'icône byzantine. — Saggi e memorie di storia dell'arte, 2, 30–32, fig. 17; Id. Icônes de Saint-Georges des Grecs et de la collection de 1'Institut. Venise 1962, 11–12, fig. 4), Пантократор, середина XIV века (М. Chatzidakis. Icônes de Saint-Georges des Grecs et de la collection de 1'Institut, 4–6, fig. 1), Спас в силах и двенадцать апостолов, вторая половина XIV века (ibid., 7–8, fig. 2), Богоматерь с младенцем, апостолы и святые воины (ibid., 9–10, fig. 3), Умиление, XV век (ibid., 13–14, fig. 5);
Сан Марко, ризница: Богоматерь с младенцем, XIV век;
Веррия, церковь пророка Илии: двусторонняя икона с двумя изображениями Одигитрии, одно из них XIV века (L'art byzantin, art européen, n° 221), Пророк Илия, XV век (ibid., n°226);
Вюрцбург, Университетский музей: диптих с изображениями Богоматери Одигитрии и евангелиста Луки, XIV век;
Загорск, Троице-Сергиева лавра, музей: Богоматерь Перивлепта, поздний XIV век (В. И. Антонова. Иконографический тип Перивлепты и русские иконы Богоматери в XIV веке. — Из истории русского и западноевропейского искусства. Материалы и исследования. Москва 1960, 103–110, ил. на с. 105);
Занте, церковь Фанеромени: Иоанн евангелист, конец XIV века [утрачена при землетрясении в 1953 году, см.: Ἀ. Ξυγγόπουλος. Ἡ παλαιολόγειος παράδοσις εἰς τὴν μετὰ τὴν ἅλωσιν ζωγραϕιϰήν. — ΔΧΑΕ, IV 2 (1960– 1961) 1962, 77–100];
Зерват (Албания), церковь Богородицы: Одигитрия, Спас, Св. Афанасий, Архангел Михаил;
Иерусалим, Греческий патриархат: Чудо архангела Михаила в Хонах, XIV век (L'art byzantin, art européen, n° 723; Frühe Ikonen, Taf. 69), Крещение, XIV век (L'art byzantin, art européen, n° 178; Frühe Ikonen, Taf. 81);
Каламбака, собор: двусторонняя икона с Распятием XIV века и Успением XVI века (Γ. Σωτηρίου. Ἡ βασιλιϰὴ τῆς Κοιμήσεως τῆς Θεοτόϰου ἐν Καλαμπάϰα. — ΕΕΒΣ, VI 1929, 313–314, εἰϰ. 14, 15; L'art byzantin, art européen, n° 189);
Киев, Музей лавры (все названные иконы этого музея утрачены во время второй мировой войны): Апостол Андрей, конец XIV века (ср. с иконой Двенадцать апостолов из Ватопеда), Снятие со креста и Оплакивание, XV век, Богоматерь из деисусного чина (Петров. Альбом музея Киевской духовной академии, I, 12, рис. 17), Одигитрия с двумя ангелами в медальонах, последняя треть XIV века;
Кипр, Никосия, церковь Фанеромени: двусторонняя икона с изображениями Распятия и Одигитрии, XIV век (D. Talbot Rice. The Icons of Cyprus. London 1937, 255, No. 114; L'art byzantin, art européen, n° 190), двусторонняя икона с изображениями Одигитрии и Распятия, XV век (D. Talbot Rice. Op. cit., 256, No. 115; L'art byzantin, art européen, n° 191), Св. Елевферий, вторая половина XIV века (D. Talbot Rice. Op. cit., 196–197, No. 7; L'art byzantin, art européen, n° 241), Св. Параскева, вторая половина XIV века (D. Talbot Rice. Op. cit., 197, No. 8; L'art byzantin, art européen, n° 248);
Монастырь Кикко: Распятие, 1500 год (Γ. Σωτηρίου. Τὰ βυζαντινὰ μνημεῖα τῆς Κύπρου, 1. Λεύϰωμα. Ἀθηναι 1956, πίν. 123; L'art byzantin, art européen, n° 192);
Корча (Албания), церковь св. Георгия: Архангел Михаил, XIV век (из церкви Богоматери в Мборье, скорее всего константинопольская работа, на серебряном фоне), Николай Чудотворец, XIV век, Спас, XIV век (из церкви св. Иоанна в Бобоштице), житийная икона св. Параскевы, Одигитрия, XIV век (из церкви св. Параскевы в Воскопойе), эпистилий с изображением Деисуса, Пророк Илия, XIV век (из монастыря Богоматери в Бобоштице), Одигитрия (из церкви в Малиге);
Лабова (Албания), церковь Рождества Богоматери: житийная икона Христа (с циклом Страстей), XIV век, житийная икона Богоматери, XIV век;
Ленинград, Русский музей: Распятие с этимасией и полуфигурами святых на полях, XIV век [V. de Grüneisen. La piccola icona bizantina del Museo Russo Alessandro III a Pietroburgo e le prime tendenze del tragico nell'iconografia della Crocifissione. — RassArte, IV 1904 gennaio, 138–141; J. Strzygowski (Краткая заметка о статье В. Грюнейзена). — BZ, XV 1906 1–2, 417; Н. П. Кондаков. Иконография... Иисуса Христа. С.-Петербург 1905 (= Лицевой иконописный подлинник, I), табл. XII; Dalton, 318; Муратов. История древнерусской живописи. 186; Н. Сычев. Древлехранилище Русского музея... — СГ, 1916 январь–февраль, 9; Wulff, 514; Айналов. Византийская живопись XIV столетия, 116–121; Diehl, 867; А. Смирнов. К вопросу о первоначальной композиции средника иконы Распятия. — Художественный отдел Гос. Русского музея. Материалы по русскому искусству, I. Ленинград 1928, 43–44; Felicetti-Liebenfels, 70–71, Taf. 33В. Как доказал А. П. Смирнов, первоначально икона изображала Снятие со креста, от которого сохранились остатки надписи. Распятие написано много позже русским художником. От греческого оригинала дошли только полуфигуры святых на полях и этимасия], Воскрешение Лазаря, первая половина XIV века [В. Н. Лазарев. Византийская живопись. Сборник статей. Москва 1971, 338–339, с ил., примеч. 23 на с. 351 (первая публикация в новом варианте его статьи «Византийские иконы XIV–XV веков»)];
Эрмитаж: Иоанн Предтеча, XV век (Лихачев. Материалы для истории русского иконописания, I, табл. Х, № 17), Архангел Михаил, XIV век, Успение, XV век (Лихачев. Материалы для истории русского иконописания, I, табл. LXIX, № 109; Муратов. История древнерусской живописи, 74, 188, 196–197), Св. Анастасия, начало XV века, Иоанн Предтеча из деисуса, XIV век (Банк. Византийское искусство в СССР, ил. 264), Илия пророк в пустыне, первая половина XIV века (N. Kondakov. Russian Icon, pl. IX; Felicetti-Liebenfels, 83–87, Taf. 100B; Банк. Византийское искусство в СССР, ил. 255);
Лондон, собрание К. Томпсона: Успение, XIV век;
Мали Град (на острове Преспа в Албании), церковь Богородицы: Одигитрия, Спас и Предтеча, все около 1345;
Мборье (около Корчи в Албании), церковь Вознесения Христа: Вознесение, конец XIV века, Св. Параскева, конец XIV века, расписной эпистилий с полуфигурным Деисусом на красном фоне, Спас;
Метеоры, монастырь Преображения: Уверение Фомы с портретами деспота Янины Фомы Прелюбовича и его супруги Марии Палеологины, 1372–1383 [L'art byzantin, art européen, n° 193; Ἀ. Ξυγγόπουλος. Νέαι προσωπογραϕίαι τῆς Μαρίας Παλαιολογίνας ϰαὶ τοῦ Θωμᾶ Πρελιούμποβιτς. — ΔΧΑΕ, IV 4 (1962–1963) 1964, 53–70, πίν. 18–24; Frühe Ikonen, Taf. 73], Богоматерь с младенцем, полуфигурами святых и портретом Марии Палеологины, 1372–1383 (L'art byzantin, art européen, n° 211), диптих с изображениями Богоматери и Христа во гробе, поздний XIV век (I. Beckwith. Byzantine Art in Athens. — BM, CVI 1964 September, 400, fig. 2; L'art byzantin, art européen, n° 210; Frühe Ikonen, Taf. 62, 63), Крещение, поздний XIV век (L'art byzantin, art européen, n° 179), Св. Димитрий, XV век (ibid., n° 240);
Митилены (Лесбос), церковь св. Ферапонта: Пантократор, около 1350–1375 (ibid., n° 200), Иоанн Богослов, XV век (ibid., n° 23I; Frühe Ikonen, Taf. 87);
Епископский дворец: Св. Георгий, начало XIV века (L'art byzantin, art européen, n° 236; Frühe Ikonen, Taf. 59), Св. Николай, XIV век (L'art byzantin, art européen, n° 244);
госпиталь Востанион: Одигитрия, XV век (ibid., n° 218);
Монемвасия, церковь Христа Элкоменос: Распятие, поздний XIV век (Ἀ. Ξυγγόπουλος. Ἡ είϰὼν τῆς Σταυρώσεως εἰς τὸν ναὸν τοῦ Ἑλϰομένου Μονεμβασίας. — Πελοποννησιαηά, I 1955, 23–49; L'art byzantin, art européen. n° 188);
Москва, Исторический музей: Иоанн Предтеча в пустыне, последняя четверть XIV века [В. Н. Лазарев. Византийская живопись. Сборник статей. Москва 1971, примеч. 49 на с. 352, ил. на с. 353 (в новом варианте его статьи «Византийские иконы XIV–XV веков»)];
Музей изобразительных искусств: Георгий Диосорит, XV век (Wulff, Alpatoff, 126–128, 273–274, Abb. 51), царские двери с Благовещением, XV век (В. Н. Лазарев. К вопросу о «греческой манере», итало-греческой и итало-критской школах живописи... — ЕжИИИ, 1952, 157);
Третьяковская галерея: Распятие, первая половина XIV века (происходит с Афона, см.: Антонова, Мнева. Каталог древнерусской живописи, I, № 330), Деисус с полуфигурами святых в медальонах, XIV век (там же, № 335), Одигитрия, начало XV века (В. Н. Лазарев. Два новых памятника станковой живописи палеологовской эпохи. — ЗРВИ, VIII 1 1963, 199–200), Косьма и Дамиан, XV век (Антонова, Мнева. Каталог древнерусской живописи. I, № 333);
Успенский собор в Кремле: Одигитрия, XIV век (обратная сторона иконы Георгия XII века), Петр и Павел, XIV век, Распятие, XV век (M. Alpatov. L'icone byzantine du Cricifiement dans la cathédrale de la Dormition à Moscou et les emprunts à Byzance dans les icones russes. — L'art byzantin chez les slaves, II. Paris 1932, 195–211);
Мюнхен, Баварский национальный музей: Рождество Богоматери, XV век (Wulff, Alpatoff, 144–146, 275);
Оксфорд, музей Эшмолеан: Воскрешение Лазаря, XV век (G. Mathew. Byzantine Painting. London [1950], pl. 10; L'art byzantin, art européen, n° 181);
Охрид, Народный музей: Архангел Гавриил из Благовещения и пророк Соломон, створка царских врат, вторая половина XIV века (V. Djurić. Icônes de Yougoslavie, n° 26);
церковь Богоматери Перивлепты: Христос Психосостис (на обороте Распятие), константинопольская работа, первая четверть XIV века, Богоматерь Перивлепта, середина XIV века (на обороте Введение во храм, около 1370), Богоматерь с младенцем архиепископа Николая Охридского, середина XIV века, Одигитрия (на обороте Благовещение), вторая половина XIV века, Одигитрия, вторая половина XIV века (все эти иконы, созданные в разное время и ныне умело реставрированные, входили в состав иконостаса церкви Богоматери Перивлепты в Охриде, где размещается Народный музей, см. о них: Кондаков. Македония, 250–262, табл. V–VIII; Dalton, 318–319; Wulff, Alpatoff, 135–140, 220–222, 274–275, 291; Diehl, 868–870; Ђ. Мазалиħ. Нечто о иконама из цркве св. Климента у Охриду. — Старинар, XIV 1939, 124–128; M. Ćorović-Ljubinković. Les icônes d'Ohrid. Beograd 1953, pl. 1, 5, 6; Felicetti-Liebenfels, 78–79, Taf. 88, 89, 92; JМацан. Охридските икони. — КН, 1959, 80–81; Radojčić. Icones de Serbie et de Macédoine, VIII–X, n° 17, 35, 37; V. Djurić. Icônes de Yougoslavie, 20–29, n° 8, 15, 18, 23; Frühe Ikonen, Taf. 171, 178, 179; T. Velmans. Les icônes de la Macédoine et leur art. — IHA, 1966 4, 142–147), створки маленького триптиха с изображениями Христа и Богоматери (правая створка с изображением Предтечи утрачена), начало XIV века (V. Djurić. Icônes de Yougoslavie, n° 5, 6), Св. Климент и Наум Охридские, двусторонняя икона позднего XIV века (ibid., n° 28; Frühe Ikonen, Taf. 205);
Патмос, монастырь Иоанна Богослова: Феодор Тирон, XIV век (L'art byzantin, art européen, n° 242), Успение Богоматери, XV век (ibid., n° 198; Frühe Ikonen, Taf. 85), Св. Николай, XV век (L'art byzantin, art européen, n° 245), Св. Николай с житием, XV век (ibid., n° 246);
кафизма Благовещения: Распятие, первая половина XIV века (ibid., n° 185; Frühe Ikonen, Taf. 67), Оплакивание, поздний XV век (L'art byzantin, art européen, n° 263);
церковь Христа: Пантократор, XV век (ibid., n° 203), Одигитрия, XV век (ibid., n° 216);
Пешкопия (Албания), церковь Богоматери: Спас, Богоматерь;
Рила, монастырский музей: Иоанн Рильский, вторая половина XIV века (Frühe Ikonen, Taf. 108);
Рим, пинакотека Ватикана: Крещение, Распятие и Предтеча между св. Марком и Николаем, XV век (А. Мuñoz. I quadri bizantini della Pinacoteca Vaticana Città del Vaticano 1928, 11, tav. 13, 14; L'art byzantin, art européen, n° 173);
Родос, архиепископия: двусторонняя икона с изображениями Одигитрии, XIV век, и Николая Чудотворца, XVI век (L'art byzantin, art européen, n° 216);
Салоники, св. София: Одигитрия, Пантократор;
церковь св. Николая Орфанос: Одигитрия, XV век (Ἀ. Ξυγγόπουλος. Εἰϰὼν τῆς Θεστὸϰου Ὁδηγητρίας. — ΕΕΒΣ, 3 1926, 135–143), Св. Варвара;
монастырь τῶν Βλαττάδων: Архангел Михаил, Одигитрия, Христос с двумя ангелами и Богоматерь с ангелом и Предтечей, XIV век (A. Xyngopoulos, Une icône byzantine à Thessalonique. — CahArch, III 1948, 114–128; L'art byzantin, art européen, n° 199);
Синай, монастырь св. Екатерины: диптих с изображениями Богоматери, Христа и двенадцати праздников [K. Weitzmann. Fragments of an Early St. Nicholas Triptych on Mount Sinai. — ΔΧΑΕ, IV 4 (1964–1965) 1966, 22, fig. 15], Моисей и Аарон, получающие скрижали, XIV век (Sotiriou. Icones du Mont Sinaï, I, fig. 162, II, 142–143), Богоматерь с младенцем, Иоаким, Анна и заказчик, конец XIV века (ibid., I, fig. 164, II, 143–144), житийная икона св. Георгия, XV век (ibid., I, fig. 169, II, 154–155), житийная икона Николая Чудотворца с фигурами святых, XV век (ibid., I, fig. 179, II, 155–157), диптих с изображениями св. Прокопия и Богоматери с младенцем в окружении фигур и полуфигур святых, XV век (ibid., I, fig. 188–190, II, 171–173), фрагмент Распятия, XIV век (ibid., I, fig. 204, II, 186–187), боковые створки триптиха с изображениями Богоматери и Иоанна Предтечи из Деисуса, ранний XV век (ibid., I, fig. 218, II, 191–192), Деисус, поздний XIV век (ibid., I, fig. 219, II, 192–193), Деисус и фигуры святых, XV век (ibid., I, fig. 221, II, 194–195), Апостолы Петр и Павел, зрелый XIV век (ibid., I, fig. 224, II, 197), Апостолы Петр и Иоанн Богослов, вторая половина XIV века (ibid., I, fig. 225, II, 198), Одигитрия, вторая половина XIV века (ibid., I, fig. 226, II, 198–199), Богоматерь с младенцем, XV век (ibid., I, fig. 227, II, 199), Пантократор, XV век (ibid., I, fig. 228, II, 199–200), Пантократор, XV век (ibid., I, fig. 229, II, 200–201), Крещение, XV век (ibid., I, fig. 230, II, 201–202), правая створка диптиха с изображениями Богоматери Неопалимая купина и фигур святых, XIV век (ibid., I, fig. 231, II, 202), Св. Георгий на коне, XV век (ibid., I, fig. 233, II, 203–204), диптих с изображениями Одигитрии и Снятия со креста, первая половина XV века (ibid., I, fig. 234, II, 204–205), Панагия Гликофилуса, XV век (ibid., I, fig. 235, II, 205–206), Рождество Богородицы и Введение во храм, XV век (ibid., I, fig. 236, II, 206–207), Архангел Гавриил, XV век (ibid., I, fig. 237, II, 207–208), Иоанн Лествичник, XV век (ibid., I, fig. 238, II, 208);
Скопле, Художественная галерея: Благовещение, последняя четверть XIV века (V. Djurić. Icônes de Yougoslavie, n° 34; S. Radojčić. Icones de Serbie et de Macédoine, n° 64);
Смоленск, Успенский собор: Одигитрия Смоленская, поздний XIV век (Г. В. Жидков. К истории западнорусского искусства XIV в. — Труды секции истории искусств Института археологии и искусствознания РАНИОН, IV, Москва 1930, 30–37. Г. В. Жидков приписывал икону столичной школе, что, однако, решительно опровергается ее стилем);
София, Национальный Археологический музей: Пантократор с фигурами святых на полях, XIV век (из Месемврии, на обороте более позднее изображение Умиления, см.: Frühe Ikonen, Taf. 101), Распятие, первая половина XIV века (из Месемврии), Оплакивание, начало XV века;
Церковный историко-археологический музей: двусторонняя икона с изображениями Одигитрии и Распятия, вторая половина XIV века (из Созополя);
Стокгольм, Национальный музей: Пантократор, поздний XIV век (L'art byzantin, art européen, n° 202);
Тырново, церковь Сорока севастийских мучеников: Одигитрия с ангелами, XIV век, житийная икона Николая Чудотворца, XV век;
Фрейзинг, собор: Богоматерь Агиосоритисса, XIV век [под живописью XIV века находится первоначальный слой живописи XII (?) века, см.: Ch. Wolters. Beobachtungen am Freisinger Lukasbild. — Kunstchronik, 1964 4, 85–91];
Эгина, церковь Панагии Трипити: Св. Георгий, XIV век (L'art byzantin, art européen, n° 238; Frühe Ikonen, Taf. 74, 75);
Элион (около Серр): Снятие со креста, первая треть XIV века (P. Miljković-Pepek. Une icone bilatérale au monastère Saint-Jean-Prodrome, dans les environs de Serrès. — CahArch, XVI 1966, 177–183).


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.