▲ Наверх (Ctrl ↑)

Лазарев В. Н.

История византийской живописи


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

V. Эпоха иконоборчества (730–843)

[V.5. Восточнохристианское искусство]

        
 с. 58 
¦
Таким было искусство, которое культивировали иконоборческий двор и первое поколение столичных иконопочитателей. Совершенно иной стиль и иная тематика лежали в основе восточнохристианского искусства. В течение всей эпохи иконоборчества простой народ продолжал тайно поклоняться иконам. Уцелевшие от разгрома монастыри были главными рассадниками этого примитивного искусства, богатого по иконографии, но беспомощного по внешним средствам своего выражения. Из этих монастырей вышла расширенная редакция иллюстрированной Псалтири, а также цикл миниатюр Физиолога37, рассчитанные на широкие круги читателей, которых они должны были наставлять в вере и просвещать в естествознании путем ознакомления с различными зверями, растениями и камнями. О своеобразном стиле подобного рода миниатюр, украшавших рукописи в VIII–IX веках, могут дать некоторое представление три манускрипта IX века: Избранные места и Параллели из отцов церкви Иоанна Дамаскина в Национальной библиотеке в Париже (gr. 923)38, Слова Григория Назианзина в миланской Амброзиане (Е 49–50 inf.)39 и двухтомная Книга Иова с комментариями в Библиотеке Ватикана (gr. 749)40. Иллюстрации первых двух рукописей расположены на полях. Короткие неуклюжие фигуры изображены в резких, угловатых движениях, контуры обведены жесткими линиями, отсутствует всякая моделировка, пестрые локальные краски наложены спокойными плоскостями, применение золота не искупает бедности общего художественного замысла. По-видимому, обе рукописи исполнены мастерами сиро-палестинского круга, в пользу чего говорит не только их стиль, но и такая деталь, как портрет автора, помещенный на полях в начале каждой проповеди. Манускрипт из Ватикана выдает столь же примитивный линейно-плоскостной стиль. Заключенные в рамочки миниатюры даны на золотом фоне.

37 F. Lauchert. Geschichte des Physiologus. Strassburg 1889; E. Peters. Der griechische Physiologus und seine orientalischen Übersetzungen. Berlin 1898; Krumbacher, 2, 874 ff.; J. Strzygowski. Der Bilderkreis des griechischen Physiologus... Leipzig 1899 (= ByzArch, 2); Millet. L’art byzantin, 215–217; Diehl, 383–384; Gerstinger, 27; H. Woodruff. The Physiologus of Bern. — ArtB, ХII 1930 3, 226–253; F. Sbordone. Ricerche sulle fonti e sulle composizioni del Physiologus greco. Napoli 1936; Id. Physiologus. Mediolani 1936; D. Tselos. A Greco-Italian School of Illuminators and Fresco-Painters. Its Relation to the Principal Reims Manuscripts and to the Creek Frescoes in Rome and Castelseprio. — ArtB, ХХХVIII 1956 1, 5–13.
38 Кондаков, 109–111; Bordier, 90–91; Millet. Iconographie de l’Evangile, 6–7, 689; Diehl, 378; Ebersolt, 19–20; Tikkanen. Studien über die Farbengebung in der mittelalterlichen Buchmalerei, 82; Weitzmann, 80–81, Abb. 537–545; C. Nordenfalk. [Рецензия на книгу K. Beйцмана]. — ZKunstg, IV 1935, 346; A. Grabar. Miniatures byzantines de la Bibliothèque Nationale. Paris 1939, fig. 8–14; J. R. Martin. An Early Illustration of the Sayings of the Fethers. — ArtB, ХХХII 1950 4, 291–295; Byzance et la France médiévale, n° 55. Ранее К. Вейцман относил парижскую рукопись к римско-италийской школе, а К. Норденфальк — к константинопольской. Позже К. Вейцман определил ее как памятник палестинского происхождения, см.: К. Weitzmann. Die Illustration der Septuaginta. — MünchJb, III–IV 1952–1953, 105; Id. Ancien Book Illumination, 119, 124, fig. 127.
39 Ф. И. Буслаев. Общие понятия о русской иконописи. — Сборник на 1866 год, изданный Обществом древнерусского искусства при Московском Публичном музее. Москва 1866, отд. I, 59; Кондаков, 108–109; Millet. Iconographie de l’Evangile, 7, 598; Diehl, 377; Ebersolt, 20; Tikkanen. Studien über die Farbengebung in der mittelalterlichen Buchmalerei, 82; Weitzmann, 81, Abb. 546–553; C. Nordenfalk. [Рецензия на книгу К. Beйцмана]. — ZKunstg, IV 1935, 346; A. Grabar. Les miniatures du Grégoire Nazianze de l’Ambrosienne (Ambrosianus 49–50). Paris 1943; Gengaro, Leoni, Villa. Codici dell'Ambrosiana, 77–98, tav. I–XXII. К. Вейцман связывал эту рукопись с римско-италийской школой, а К. Норденфальк — с константинопольской. В Евангелии 1155 года, хранящемся в Национальной библиотеке в Афинах (cod. 123), имеется миниатюра IX века, изображающая евангелиста Луку. По стилю эта миниатюра близко примыкает к cod. Paris. gr. 923 и cod. Ambros. E 49–50 inf. Вероятно, она также принадлежит сирийскому мастеру (см.: Buberl, 5; Delatte, 18–20). Памятником чисто сирийской книжной иллюстрации позднего VIII — раннего IX века является Сборник проповедей в Гос. Библиотеке в Берлине (Sachau 220). См.: A. Baumstark. Spätbyzantinisches und frühchristlich-syrisches Weihnachtsbild. — OrChr, III 1913, 115–127 (c указанием более старой литературы); Millet. Iconographie de l’Evangile, 149; Buchthal, Киrz, 9.
40 Tikkanen. Studien über die Farbengebung in der mittelalterlichen Buchmalerei, 82–83; Weitzmann, 77–80, Abb. 522–536; C. Nordenfalk. [Рецензия на книгу К. Beйцмана]. — ZKunstg, IV 1935, 346; A. Grabar. Byzance. L’art byzantin du Moyen Age. Paris 1963, 148–150.

      Аналогичным характером отличаются росписи Каппадокии41, представляющие в наиболее чистой форме то монашеское искусство, которое развивалось параллельно придворному искусству столицы. Самые ранние каппадокийские фрески — в крестовой церкви около Мавручана42 и в церкви Иоанна Крестителя в Чауш ини43 — относятся, возможно, еще к иконоборческой эпохе. В первой из этих церквей сохранились жалкие остатки Вознесения в куполе, ангелов в парусах и евангельского цикла на своде и стенах. Грубая, примитивная манера письма сочетается здесь с архаической иконографией, восходящей к сиро-месопотамским традициям (распятый Христос, например, облачен в колобиум). Вторая церковь хранит не менее жалкие фрагменты сцен из жизни Крестителя, рассматриваемые Г. Жерфанионом как самый ранний памятник монументальной живописи в Каппадокии. Росписи 6 и 8-й капелл в Гёреме44, равно как и капеллы Теотокос45, возникли уже во второй половине IX века. Сцены из жизни Христа развертываются здесь в виде фризовых композиций. Свод капеллы украшен Вознесением. В центральной апсиде было помещено изображение Богоматери с ангелами либо окруженного символами евангелистов Христа, восседающего на троне. Повторяясь на своде пещерной церкви Пантократора около Гераклеи на Латмосе (IX–X века)46, где он поставлен в связь с изображением Богоматери Млекопитательницы на стене, этот тип Христа выкристаллизовался из Вознесения. Осложненный в дальнейшем элементами, почерпнутыми из видений пророков Исаии и Иезекииля и апостола Иоанна, он часто встречается и в грузинских росписях, где самым ранним образцом подобного изображения является фреска IX века в пещерном храме в Додо (Давид-Гареджа)47. Отсутствуя в чисто византийских храмах, данный иконографический тип представляет пережиток старой  с. 58 
 с. 59 
¦
сирийской традиции, определяющей всю иконографию каппадокийских росписей. Стиль последних мало чем отличается от стиля вышеупомянутых рукописей: в его основе лежит та же плоскостность и жесткая линейность, колорит базируется на тех же простых, локальных красках. Композиции страдают от перегруженности, движения носят резкий, порывистый характер, чрезмерно вытянутые либо неуклюжие приземистые пропорции фигур лишены всякой правильности.

41 M. Levidis. Αἱ ἐν μονολίθοις μοναὶ τῆς Καππαδοϰίας, 1899; G. de Jerphanion. Etudes. Paris 1906, 705–714; Id. Les églises souterraines de Gueurémé et Soghanle. — CRAI, 1908, 7–21; Id. Les églises de Cappadoce. — Ibid., 1912, 320–326; Id. Deux chapelles souterraines en Cappadoce. — RA, 1908 II, 1–32; Id. La date des peintures de Tokale-kilissé en Cappadoce. — Ibid., 1912 II, 236–254; H. Rott. Kleinasiatische Denkmäler aus Pisidien, Рamphylien, Kappadokien und Lykien. Leipzig 1908; H. Grégoire. Rapport sur un voyage d’exploration dans le Pont et en Cappadoce. — BCH, XXXIII 1909, 1–170; Dalton, 267–276; G. de Jerphanion. Rapport sur une mission d’études en Cappadoce. — Bulletin de la Société française des fouilles archéologiques, 1912, 44–46; Id. Note sur les peintures cappadociennes. — Ibid., l913, 31–51; Id. Inscriptions byzantines de la région d’Urgub en Cappadoce. — MélUSJ, VI 1913, 305–396; Id. Une chapelle cappadocienne du Xe siècle. — RArtChr, LXVI 1914, 153–157; G. Millet. Remarques sur l’iconographie des peintures cappadociennes. — CRAI 1912, 326–334; Id. Iconographie de 1’Evangile, Index: Cappadoce; Wulff, 582–583; Dalton. East Christian Art, 250–251; G. de Jerphanion. Les églises rupestres de Cappadoce. Texte, I–II, Planches, 1–3. Paris 1925–1942; Diehl, 565–578; L. Bréhier. Les églises rupestres de Cappadoce et teur témoignage. — RA, XXV 1927, 1–47; Ch. Diehl. Les peintures chrétiennes de la Cappadoce, — JS, 1927, 97–109; G. de Jerphanion. La chronologie des peintures de Cappadoce. — EO, 30 1931, 5–27; Id. La chronologie des peintures de Cappadoce. — IIIe Congrès international des études byzantines. Compterendus. Athènes 1932, 242–246; L. Bréhier. Les peintures cappadociennes de l’époque pré-iconoclaste au XIVe siècle. — RA, V 1935, 236–253; E. Weigand. Zur Datierung der kappadokischen Höhlenmalereien. — BZ, XXXVI 1936 2, 337–397; Wulff. Bibliographisch-kritischer Nachtrag, 77; G. de Jerphanion. Les églises rupestres de Cappadoce et la place de leurs peintures dans le développement de l’iconographie chrétienne. — BCMI, XXVII 1936, 19 et suiv.; Id. La date des plus récentes peintures de Toqale Kilissé en Cappadoce. — OCP, II 1936 1–2, 191–222; Id. Les caractéristiques et les attributs des saints dans la peinture cappadocienne. — Anal Boll, LV 1937, 1–28; Id. Sur une question de méthode. A propos de la datation des peintures cappadociennes. — OCP. III 1937 1–2, 141–160 (= G. de Jerphanion. La voix des monuments. Paris 1938, 237–254); Bettini. Pittura bizantina, I, 19–22; L. Bréhier. Les peintures des églises rupestres de Cappadoce. — OCP, IV 1938 3–4, 577–584; M. Hadzidakis. A propos d’une nouvelle manière de dater les peintures de Cappadoce. — Byzantion, XIV 1939 1, 95–113; Cl. und G. Holzmeister, R. Fahrпеr. Bilder aus Anatolien. Wien 1955; P. Goubert. La pittura della Cappadocia. — CorsiRav, 1958, 61–62; Ammann, 115–116; M. S. Ipsiroğlu, S. Eyuboğlu. Sakli Kilise. Une église rupestre en Cappadoce, avec une étude des inscriptions par Paul Moraux. Université d’Istambul 1958; L. Budde. Göreme. Höhlenkirchen in Kappadokien. Düsseldorf 1958 (рец. М. Рестле: BZ, 52 1959 2, 400–402); J. Lafontaine. Note sur un voyage en Cappadoce. — Byzantion, XXVIII (1958) 1959, 465–477; N. et M. Thierry. L’église de Kızıl-Tchoukour. — MonPiot, L 1958, 105–146; Id. Iconographie inédite en Cappadoce. Le cycle de la Conception et de l’еnfance de la Vierge à Kızıl-Tchoukour. — Akten des XI. internationalen Byzantinistenkongresses. München 1960, 620–623; Ch. Delvoye. Découvertes en Cappadoce. — Byzantion, XXIX–XXX 1959–1960, 334–338; N. et M. Thierry. Voyage archéologique en Cappadoce. Dans le massif volcanique du Hasan Daği. — REB, XIX 1961, 419–437; Swoboda, 21, 39–40, 45–46, 121–126; A. Grabar. L’art byzantin du moyen age. Paris 1963, 124–128; N. et M. Thierry. Nouvelles églises rupestres de Cappadoce. Région de Hasan Daği. Paris 1953 [1964] (рец. Ж. Лафонтен-Досонь: BZ, 58 1965 1, 131–136); J. Lafontaine-Dosogne. Nouvelles notes cappadociennes. — Byzantion. ХХXIII 1963 1, 121–183; N. Thierry. Quelques églises inédites en Cappadoce. — JS, octobre–décembre 1965, 625–635; Id. Intérêt des peintures monastiques de Cappadoce pour l’histoire de l’art médiéval. — Archeologia. Trésors des âges, 14 1967, 20–27; G. P. Schiemenz. Eine unbekannte Felsenkirche in Göreme. — ВZ, 59 1966 2, 307–333. Вопрос о датировке каппадокийских росписей, несмотря на монументальное исследование Г. Жерфаниона, остается одним из самых спорных в истории восточнохристианской живописи. Многие из фресок Г. Жерфанион датировал слишком рано (например, церкви около Мавручана, церковь Иоанна Крестителя в Чауш ини, Каледжилер, Токалы килисе, Каранлык килисе, Эльмалы килисе, Чарыклы килисе). С другой стороны, предложенная Э. Вейгандом для росписей Токалы килисе датировка Палеологовской эпохой является слишком поздней (ср. правильные критические замечания М. Хадзидакиса). Датировка каппадокийских росписей осложняется тем обстоятельством, что в них устойчиво держатся старые пережитки (в данном отношении особенно интересна группа росписей ХIII века). Как правило, это грубое монашеское искусство отставало от развития столичной живописи на многие десятилетия.
42 Jerphanion, II, 206–234, pl. 156-1, 173–175, 176-1, 2.
43 Ibid., I, 511–519. В этой церкви имеются и более поздние росписи: апсида украшена крестом между солнцем и луной, фигурой восседающего на троне Христа между четырьмя архангелами и крестом в медальоне между ангелом и Крестителем. Сохранились также фрагменты евангельского цикла.
44 Ibid., I, 95–120, pl. 29–33, 35-3, 4, 36-3.
45 Ibid., I, 121–137, pl. 34, 35-1, 2, 37-1. Вероятно, к концу IX века относятся примитивные по стилю росписи трех капелл Баллы килисе (ibid., II, 273–306, pl. 182–184, 185-4), 3-й капеллы в Гюлю дере (J. Lafontaine-Dosogne. L'église aux Troix Croix de Güllü dere en Cappadoce... — Byzantion, XXXV 1965 1, 175–207) и северной капеллы Кызыл шукур (N. et М. Thierry. L’eglise de Kızıl-Tchoukour. — MonPiot, L 1958, 105–146; Id. Iconographie inédite en Cappadoce. Le cycle de la Conception et de l’еnfance de la Vierge à Kızıl-Tchoukour. — Akten des XI. internationalen Byzantinistenkogresses. München 1960, 620–623). В Кызыл шукур сохранился интересный цикл сцен из жизни Иоакима, Анны и Марии, восходящий к апокрифическим источникам, а также изображение Богоматери в мандорле (ср. с мозаикой Панагии Канакарии).
46 Wulff. Latmos, 191–202. О. Вульф относил фрески к VII–VIII веку. Мне они представляются более поздними. См. также рецензию А. Хейзенберга на работу О. Вульфа: BZ, ХХIII 1914–1919 (1920) 1–2, 336.
47 Амиранашвили. История грузинской монументальной живописи, 30–35, табл. 17–23.

      Систематическое преследование иконоборцами монахов привело к тому, что многие из них бежали на Запад. Здесь они оседали в старых греческих монастырях либо основывали новые монастыри: известно, например, что к IX веку их количество в Риме увеличилось с семи до десяти48. Папы, которые проводили политику, резко враждебную императорам-иконоборцам, всячески поддерживали этих византийских эмигрантов. Последние развили кипучую деятельность в Риме, о чем, в частности, свидетельствуют фрески Санта Мария Антиква. О более ранних фресках этой церкви уже шла речь. Сейчас нас интересуют те росписи, которые украшают капеллу св. Кирика и Иулитты и которые в основной своей части датируются эпохой папы Захарии (741–752). Эти фрески, а также фрески времен папы Павла I (757–767)49 представляют из себя как бы открытый вызов, брошенный осевшими в Италии греческими иконопочитателями победившим в Византии иконоборцам. Фрески не образуют стройной системы. Это индивидуальные ex voto, выполненные на средства различных заказчиков. Центральное место занимают образы Христа и Богоматери, окруженные фигурами святых и заказчиков. К ним присоединяются изображения Распятия, отдельных мучеников и сцен из жизни св. Кирика и Иулитты. Примечательно, что в этих фресках, написанных в основном греческими художниками, которые пользовались помощью и местных сил, всплывают детали, указывающие на усиление чувства благочестия с явным оттенком религиозной экзальтации: так, примикирий Феодот, упав на колени перед Кириком и Иулиттой, судорожно зажал в руках две возжженные свечи (в более ранних мозаиках и фресках заказчик дается обычно спокойно стоящим рядом со святыми), а св. Климент держит в руках орудие своего мученичества — якорь, который ему подвязали к шее, прежде чем бросить в море (едва ли не самое раннее изображение конкретного орудия мученичества, пришедшего на смену нейтральному кресту). Строгое, аскетическое, с налетом восточного фанатизма искусство работавших в Санта Мария Антиква художников становится понятным только тогда, когда учитываешь, что все оно проникнуто страстным протестом против иконоборчества. Недаром в этом храме представлены святые Кирик, Иулитта, Сергий, Вакх, севастийские мученики, св. Аввакир, которым в Константинополе были посвящены церкви, где все их изображения уничтожили иконоборцы. Как тонко замечает Э. Маль, для эмигрировавших в Рим греков это преклонение перед святыми своей родины было их «утешением и надеждой»50.

48 См.: Millet. Iconographie de l'Evangile, 593–596.
49 Помимо литературы, указанной в главе IV, прим. 12, см.: van Marle. La peinture romaine, 56–59; E. Mâle. Rome et ses vieilles églises, 108–112; Grabar. La peinture byzantine, 80–81; Grabar, Nordenfalk. Le Haut Moyen Age, 44–49; Grabar. Iconoclasme, 83–84. Фрески VIII века А. Грабар без достаточных оснований относит к VII веку. Тот резкий разрыв в стиле, который бросается в глаза при сопоставлении живописных по стилю фресок и мозаик эпохи Иоанна VII (705–707) с линейными по стилю росписями эпохи папы Захарии (741–752), объясняется в немалой степени сменой константинопольских влияний сирийскими. VIII веком датируется икона в Санта Мария дель Розарио в Риме. Богоматерь представлена здесь в позе заступницы, с молитвенно поднятыми руками. Этот тип называется Богоматерь Агиосоритисса. См.: C. Bertelli. L'imagine del Monasterium Tempuli. — AFP, 1961, 82–111; D. H. Wright. The Earliest Icons in Rome. — ArtsM, october 1963, 30–31.
50 Е. Mâle. Rome et ses vieilles églises, 111.

      Все затронутые здесь памятники ясно показывают, насколько своеобразным было то восточнохристианское искусство, которое существовало параллельно с аниконическим искусством двора в течение всего иконоборчества и в ближайшие десятилетия после его окончания. Эта живопись развивалась по своим собственным путям, лежавшим в стороне от путей развития столичного искусства. Питаясь чисто местными, преимущественно сирийскими традициями, живопись преследуемых иконопочитателей оказала в VIII–IX веках сильнейшее влияние на Запад. Только это полнокровное народное искусство, а не надуманное искусство иконоборческой столицы, было понятно и доступно Западу. Поэтому в VIII–IX веках восточные влияния играют в его художественной культуре огромную роль. С этими влияниями мы сталкиваемся, помимо росписей капеллы св. Кирика и Иулитты в Санта Мария Антиква, в сопровождаемом греческими надписями новозаветном цикле в Сан Саба в Риме (IX век)51, в римских мозаиках Санти Нерео эд Акиллео (795–816)52, Санта Прасседе (817–824), Санта Мария ин Домника (817–824), Санта Чечилия (817–824), Сан Марко (827–844), в росписях нижней церкви Сан Клементе (847–855)53, в мозаике Жерминьи-де-Прэ (около 800)54 и в раннекаролингских рукописях (так называемая «группа Ады»)55. Эти влияния ни в коем случае нельзя назвать византийскими, так как они шли непосредственно с христианского Востока, минуя Константинополь. Их носителями были многочисленные греческие монахи, главным образом сирийцы, в бегстве на Запад находившие себе спасение от преследований иконоборческих императоров. И это же художественное течение распространилось далеко на Восток, о чем свидетельствует армянское Евангелие царицы Млке 851 года в Библиотеке Сан Ладзаро в Венеции (cod. 1144)56, миниатюры и орнамент которого выдают прямую связь с сирийской традицией, явившейся основным стержнем восточнохристианского искусства VIII–IX веков.  с. 59 
  
¦

51 Millet. Iconographie de l’Evangile, 600, 674–676; van Marle, I, 76, 82, 159; E. Anthony. Romanesque Frescoes. Princeton 1951, 16–17 (с подробной библиографией); A. Dikigoropoulos. Notes on Some Frescoes in S. Saba on the Little Aventine in Rome. — Πεπραγμένα τοῦ IX διεθνοῦς βυζαντινολογιϰοῦ συνεδρίου, I. Ἀθῆναι 1955, 152–153; P. Testini. San Saba. Roma 1961.
52 A. Guerrieri. La chiesa dei SS. Nereo ed Achilleo. Città del Vaticano 1951.
53 Van Marle, I, 88–96; Toesca, I, 393–401, 404–406; E. Mâle. Rome et ses vieilles églises, 113–132; E. Lavagnino. L’arte medioevale. Torino 1949, 181–188; F. Hermanin. L’arte di Roma dal sec. VIII al sec. XIV. — Storia di Roma, ХХIII. Bologna 1945, 201 ss.; Grabar, Nordenfalk. Le Haut Moyen Age, 36–43, 50–53; B. Apollonij Getti. Santa Prassede. Roma 1961; M. Matthiae. S. Maria in Domnica. Roma 1960.
54 H. E. Del Medico. La mosaïque de l’abside orientale à Germigny-des-Prés. — MonPiot, XXXIX 1943, 81–102; A. Grabar. Les mosaïques de Germigny-des-Prés. — CahArch, VII 1954, 171–183; Grabar, Nordenfalk. Le Haut Moyen Age, 69–71; A. Freeman. Theodulf of Orleans and the Libri Carolini. — Speculum, XXXII 1957 4, 699–701. В конхе апсиды представлен Ковчег Завета с четырьмя херувимами. В целом, считая утраченные части, мозаика символизировала рай. А. Грабар убедительно связывает мозаику с римской школой.
55 Dalton, 487–488; Millet. Iconographie de l’Evangile, 596–601; Diehl, 389–390; A. Goldschmidt. Die deutsche Buchmalerei, I. Die karolingische Buchmalerei. Firenze—München 1928, 11–13; J. Ebersolt. Orient et Occident. Paris—Bruxelles 1928, 58–70; A. Boeckler. Die Evangelistenbilder der Adagruppe. — MünchJb, III–IV 1952–1953, 121–144; Id. Formgeschichtliche Studien zur Adagruppe. München 1956; E. Rosenbaum. The Evangelist Portraits of the Ada School and Their Models. — ArtB, XXXVIII 1956 2, 81–90; W. Koehler. Die karolingischen Miniaturen, II. München 1958 (рец. Э. Китцингера: ArtB, XLIV 1962 1, 61–65). Мотив плетенки показывает, что сирийские влияния распространились на Запад уже в IV веке, См.: Е. Zimmermаnn. Vorkarolingische Miniaturen. Berlin 1916, 26.
56 Е. К. Редин. Рукописи с византийскими миниатюрами в библиотеках Венеции, Милана и Флоренции. — ЖМНП, 1891 декабрь, 302–303; Die Miniaturen des Evangeliars der Königin Mlke nach dem Wunsche des Herrn P. R. Alishan aus Anlass des tausendjährigen Jubiläums herausgegeben. Venedig, San Lazzaro 1902 (на арм. яз.) [рец. Й. Стржиговского: BZ, XIV 1905 3–4, 728–732]; Б. Саркисян. Письмена и защитные листы в археографическом аспекте. — Базмавеп, 1909 10, 433–441 и 1911 2, 53–62 (на арм. яз.); Tikkanen. Studien über die Farbengebung in der mittelalterlichen Buchmalerei, 85; A. Friend. The Portraits of the Evangelists in Greek and Latin Manuscripts. — ArtSt, VII 1929, 26–28; F. Macler. Raboula — Mlgê. — Mélanges Ch. Diehl, II. Paris 1930, 81–97; K. Weitzmann. Die armenische Buchmalerei des 10. und beginnenden 11. Jahrhunderts. Bamberg 1933, 4–8, Taf. I–III; А. Н. Свирин. Миниатюра древней Армении. Москва—Ленинград 1939, 28–29; Дурново. Краткая история древнеармянской живописи, 16–17. Г. Алишан датирует рукопись 902-м, а Б. Саркисян 851 годом. См.: A. Baumstark. Palaestinensia. — RQ, XX 1906, 181–185.


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.