▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск

Лазарев В. Н.

История византийской живописи


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

VII. Эпоха Дук, Комнинов и Ангелов

[VII.11. Малая Азия, Сирия, Палестина, Иерусалимское королевство, Египет]

        
 с. 103 
¦
Совсем особое место занимают малоазийские памятники. Несмотря на очевидную зависимость от Византии, они сохраняют много оригинальных чисто восточных черт. В росписях трех крупнейших пещерных храмов Каппадокии — Каранлык килисе, Эль-малы килисе и Чарыклы килисе135, относящихся не к XI, как это полагал Г. Жерфанион, а к XII веку и образующих замкнутую стилистическую группу, — столичные влияния выступают на первый план не только в иконографии, но также в общем расположении фресок, подчиняющихся более строгим архитектоническим принципам. Отдельные сцены даются не в простой исторической последовательности, а в соответствии с требованиями литургии. В куполе помещается Пантократор, но в апсиде изображают по-прежнему Деисус, а на парусах евангелистов в медальонах (кроме Чарыклы килисе, где представлены уже сидящие евангелисты). Эти необычные для Константинополя мотивы являются старыми пережитками. В иконографии наряду с занесенными из столицы новшествами продолжают господствовать сирийские черты. Грубоватый стиль, насыщенный сильным движением, обнаруживает, под воздействием Константинополя, тенденцию к уточнению рисунка, к более уравновешенным композициям, к более правильным пропорциям. Однако трактовка остается по-прежнему плоскостной, доминируют сухие жесткие линии, колорит отличается неприятной пестротой, лица восточного типа носят мало индивидуализированный характер.

135 Jerphanion, I, 393–473, pl. 96–132. К ХII веку принадлежат также росписи Джанавар килисе (ibid., II, 361–368, pl. 206–208) и Эски Гюмюш (M. Cough. An Outstanding Discovery of Byzantine Frescoes. The Rock-Cut Church of Eski Gümüş, Central Anatolia. — ILN, 1964 January 11, 50–53; Id. Annual Report. Eski Gümüş, 1963. — AnatSt, 14 1964, 8–9; Id. The Monastery of Eski Gümüş. A Preliminary Report. — Ibid., 147–161). В Cарыджа килисе сохраняются фрески второй половины XI века (Деисус и сцены из жизни Богородицы и Христа), см.: J. Lafontain. Sarica Kilise en Cappadoce. — CahArch, ХII 1962, 263–284.

     Весьма близки к каппадокийским росписям фрагменты фресок XII века из Пергама, хранившиеся в Берлинском музее136. Мы встречаем здесь похожие лица, обработанные при помощи тяжелых и резких линий. В жестком линейном стиле исполнены также росписи нижней западной пещеры церкви св. Саввы (Кырк Баттал) в Трапезунде137 и пещерных церквей св. Павла и Христа на горе Латмос138. В Кырк Баттал сохранились Благовещение, Преображение и фигуры стоящих святых. Иконография и стиль выдают ряд архаических черт, указывающих на связь с Сирией: ангел из Благовещения стоит, например, не слева, как во всех византийских памятниках, а справа. Росписи Латмоса ближе к византийским прототипам, служившим, без сомнения, образцами для работавших здесь мастеров. В пещерной церкви св. Павла фрески покрывают свод и стены наподобие ковра. Сидящая на троне Богоматерь с Христом представлена между стоящим св. Павлом и другой, ныне утраченной, фигурой. В центре свода написано Преображение, вокруг которого расположен праздничный цикл: Введение во храм, Благовещение, Рождество Христово, Сретение, Крещение. Стены украшают фигуры святых и сцена заупокойной службы по св. Павлу, по низу идут медальоны со святыми. Стиль указывает на XII век. Тогда же расписана и пещерная церковь Христа, на продольной стене которой мы видим Рождество Христово, Крещение, Распятие, Сошествие во ад и медальоны с отцами церкви и другими святыми. Как и в современных им росписях пещерных храмов Каппадокии, стиль фресок ясно указывает, что византийские влияния докатились и до этого отдаленного уголка Малой Азии. Но техника исполнения остается глубоко провинциальной, базируясь на совершенно плоской, линейной трактовке и на примитивной, страдающей от излишней пестроты раскраске139.

136 О. Wulff. Beschreibung der Bildwerke der christlichen Epochen der kgl. Museen zu Berlin, III 2. Berlin 1911, 97–99, Nr. 1991–2001.
137 М. Алпатов, Н. Брунов. Краткий отчет о поездке на Восток. — ВВ, XXIV (1923–1926) 1926, 61–62; M. Alpatoff. Eine Reise nach Konstantinopel, Nicäa und Trapezunt, 2. Forschungen im Gebiete der byzantinischen Plastik und Malerei. — RepKunstw, XLIX 1928, 72; Millet, Talbot Rice. Byzantine Painting at Trebizond, 127–133. Д. Талбот Райс датирует все фрески нижней западной капеллы XV — ранним XVI веком, но не исключена возможность, что часть этой росписи возникла уже в XII веке. Г. Милле относит два фресковых фрагмента в церкви св. Анны (Снятие со креста и Оплакивание) к XII веку, см.: Millet, Talbot Rice. Byzantine Painting at Trebizond, 31, pl. XIII, XIV.
138 Wulff. Latmos, 202–222, Abb. 123, 125, 126, Taf. II–VI; Millet. Iconographie de l'Evangile, Index: Latmos; Wulff, 587; Dalton. East Christian Art, 251; Diehl, 578–579. Росписи пещеры св. Павла, относимые О. Вульфом еще к XI веку, возникли не ранее XII века, в пользу чего говорит их развитая иконография.
139 К группе провинциальных, ориентализирующих по стилю росписей следует присоединить фрески XII века в пещерном храме Райская гора и в монастыре Thàri на Родосе. Эти фрески обнаруживают ряд точек соприкосновения с каппадокийскими памятниками. См.: С. Brandi. La capella rupestre del Monte Paradiso. — MemIstSARod, 3 1938, 7–18; P. Lojacono. Pitture parietali bizantine rodiote. — Atti dello VIII Congresso internazionale di studi bizantini, II. Roma 1953, 177, fig. 2.
К памятникам провинциального круга принадлежат и росписи ХII века на Кипре:
в церкви св. Троицы в монастыре Иоанна Златоуста около Кутсовенди (около 1100; святители в апсиде, Распятие, Сошествие во ад, Успение, полуфигуры святых; столичная работа высокого качества, см.: Γ. Σωτηρίου. Τὰ βυζαντινὰ μνημεῖα τῆς Κύπρου. Ἀθῆναι 1935, πίν. 63; A. H. S. Megaw. Cyprus Annual Report of the Director of the Antiquities, 1958. Nicosia 1959, fig. 17; C. Mango and E. J. W. Hawkins. Report on Field Work in Istanbul and Cyprus, 1962–1963. — DOP, 18 1964, 333–339, fig. 42–44; A. and J. Stylianou. The Painted Churches of Cyprus. Stourbridge 1964, 151–153, fig. 73),
в энклистре св. Неофита (1183–1196; в исполнении первоначальных фресок принимал участие Феодор Апсод; Сошествие во ад, Благовещение, Христос перед Пилатом, Распятие, Оплакивание, Деисус, Константин и Елена, фигуры святых, см.: Γ. Σωτηρίου. Τὰ βυζαντινὰ μνημεῖα τῆς Κύπρου, πίν. 65–73; A. C. Indianos and G. H. Thomson. Wallpainting at St. Neophytos Monastery. — ΚυπρΣπ, 3 1940, 155–222; A. and J. Stylianou. Donors and Dedicatory Inscriptions, Supplicants and Supplication in the Painted Churches in Cyprus. — JÖBG, IХ 1960, 99–101; Id. Some Problems concerning the «Enkleistra» of St. Neophytus and Its Wallpaintings. — ΚυπρΣπ, 26 1962, 131–135; A. Megaw. Twelfth Century Frescoes in Cyprus. — Actes du XIIе Congrès international d'études byzantines, III. Beograd 1964, 258–261, fig. 12, 13; A. Megaw et A. Stylianou. Chypre. Mosaïques et fresques byzantines. Paris 1963, pl. XII, XIII; A. and J. Stylianou. The Painted Churches of Cyprus, 123–136, fig. 57–64),
в церкви Панагии Форбиотиссы в Асину (1105–1106; Константин и Елена, св. Арсений, Ефрем Сирин, Феодосий, Георгий, апостол Петр и другие святые, Причащение апостолов, святители, Рождество Марии, Введение во храм, Благовещение, Вход в Иерусалим, Воскрешение Лазаря, Омовение ног, Тайная вечеря, Вознесение, Сошествие св. Духа, Успение, Сорок севастийских мучеников, см.: Γ. Σωτηρίου. Τὰ βυζαντινὰ μνημεῖα τῆς Κύπρου, πίν. 78–80; Harold Buxton, Bishop of Gibraltar, V. Seymer, W. H. Buckler and Mrs. W. H. Buckler. The Church of Asinou, Cyprus, and Its Frescoes. — Archaeologia, 83. Oxford 1933, 327–350; A. and J. Stylianou. Donors and Dedicatory Inscriptions, Supplicants and Supplication in the Painted Churches in Cyprus, 97–99; A. Megaw. Twelfth Century Frescoes in Cyprus, 261–262, fig. 3, 5; A. Megaw et A. Stylianou. Chypre. Mosaïques et fresques, pl. VIII–XI; A. and J. Stylianou. The Painted Churches of Cyprus, 51–59, fig. 17–20; M. Sacopoulo, Asinou en 1106 et sa contribution à l'iconographie. Bruxelles 1966),
в церкви Панагии τοῦ Ἀράϰου (Аракиотисса) в Лагудера [1192, хорошо сохранившийся ансамбль, весьма важный для уточнения времени исполнения недатированных росписей позднего XII века; Пантократор и медальоны с полуфигурами ангелов в куполе, пророки в барабане, Введение во храм, Рождество Христово, Сретение, Крещение, Сошествие во ад, Вознесение, Успение, фигуры и полуфигуры святых на стенах и сводах, Богоматерь с архангелами в апсиде, одно из самых ранних изображений Богоматери типа Страстной и другие, см.: W. H. and G. Buckler. Dated Wall Paintings in Cyprus. — AIPHOS, 7 1939–1944, 49; Γ. Σωτηρίου. Θεοτόϰος ἡ Ἀραϰιώτισσα τῆς Κύπρου (Πρόδρομος τῆς Παναγίας τοῦ Πάθους). — ΑρχΕϕ, 1953–1954 (1955), 87–91; Ἀ. Στυλιάνου. Αἱ τοιχογραϕίαι τοῦ ναοῦ τῆς Παναγίας τοῦ Ἀράϰου, Λαγουδερά, Κύπρος. — Πεπραγμένα τοῦ IX διεθνοῦς βυζαντινολογιϰοῦ συνεδρίου, Ι. Ἀθῆναι 1955, 459–467; A. and J. Stylianou. Donors and Dedicatory Inscriptions, Supplicants and Supplication in the Painted Churches in Cyprus, 101–102; A. Megaw. Twelfth Century Frescoes in Cyprus, 257–258, fig. 4, 10, 11, 14, 15; A. Megaw et A. Stylianou. Chypre. Mosaïques et fresques, pl. XIV–XVIII; A. and J. Stylianou. The Painted Churches of Cyprus, 70–93, fig. 28–43],
в церкви св. Апостолов в Перахорио (около 1160–1180; Пантократор, архангелы, Богоматерь Влахернитисса между апостолами Петром и Павлом, двойное Причащение апостолов, святительский чин, Вознесение и другие изображения, см.: A. Megaw. Twelfth Century Frescoes in Cyprus, 263–266, fig. 6–9; A. H. S. Megaw and E. J. W. Hawkins. The Church of the Holy Apostles at Perachorio, Cyprus, and Its Frescoes. — DOP, 16 1962, 277–348; A. and J. Stylianou. The Painted Churches of Cyprus, 147–150),
в церкви Николая Чудотворца поблизости от Какопетрии [первая половина XI века: Преображение, Вход в Иерусалим, Воскрешение Лазаря, фрагменты Успения, полуфигуры святых; ХII век: Введение во храм, Сорок мучеников севастийских, Страшный суд, фигуры святых; см.: A. Megaw. Twelfth Century Frescoes in Cyprus, 262, fig. 2; A. Megaw et A. Stylianou. Chypre. Mosaïques et fresques, pl. V–VII; A. and J. Stylianou. The Painted Churches of Cyprus, 32–35, fig. 9, 10; Ἀ. Στυλιάνου. Μία τοιχογραϕία τῆς Κοιμήσεως τῆς Θεοτόϰου τοῦ ΙΑ' αἰῶνος εἰς τὸν ναὸν τοῦ Ἁγίου Νιϰολάου τῆς Στέγης (Καϰοπετρία, Κύπρος). — ΔХАЕ, IV 4 1964–1965 (1966), 373–375; Μ. Σωτηρίου. Αἱ ἀρχιϰαὶ τοιχογραϕίαι τοῦ ναοῦ Ἁγ. Νιϰολάου τῆς Στέγης, Κύπρου. — Χαριστήριον εἰς Ἀ. Κ. Ὀρλάνδου, III. Ἀθῆναι 1966, 133–143],
в церкви св. Мавры в Ридзокарпасо (ХII век; Богоматерь Влахернитисса между архангелами, Успение и неизвестный конный святой, см.: A. Megaw. Twelfth Century Frescoes in Cyprus, 262),
в церкви Богоматери Панагии в Трикомо (вторая половина ХII века; Богоматерь Влахернитисса, Пантократор, процессия ангелов, см.: ibid., 263),
в монастыре Апсинтиотиссы (XI век; остатки Распятия в нарфике, см.: V. Karageorghis. Chronique des fouilles et découvertes archéologiques à Chypre en 1963. — BCH, LXXXVIII 1964, 376 et suiv., fig. III),
в церкви в Перистероне [ХII век; см.: Ἀ. Στυλιάνου. Περιστερονά (Μορϕοῦ). — ΚυπρΣπ, 27 1963, 241–247],
в церкви Христа Антифонитиса поблизости от св. Амвросия, Кирения (около 1200; святители, святые, столпники, Крещение, см.: A. and J. Stylianou. The Painted Churches of Cyprus, 155–157, fig. 75).
Фрагменты фресок XII века сохранились также на почве Пелопоннеса. См.: Е. Stikas. L'église byzantine de Christianou en Triphylie (Péloponèse) et les autres édifices de même type. Paris 1951, 31–33 [фигуры св. Николая, Виктора (?) и других святых]; J. Lafontaine. Le village «byzantin» de Iéraki. — Reflets du Monde, 1956 Mai, 56 (фрагмент Введения во храм в Евангелистрии в Гераки); А. Ξυγγόπουλος. Αἱ τοιχογραϕίαι τοῦ Ἀσϰηταριοῦ τὸ χωρίον τοῦ Βούρβουρα. — Πελοποννησιαϰά, 1959, 88–94 (фигуры св. Никона, Романа, Димитрия, Николая Чудотворца и Предтечи).
Фрагменты фресок XII века открыты в Тезейоне в Афинах [Е. Г. Στίϰας. Ὁ ναὸς τῶν Ἁγίων Ἀσωμάτων «Θησείου» — ΔХАЕ, IV 1 (1959) 1960, 115–126], в церквах Успения Богоматери и св. Димитрия в Аиане к юго-западу от Козани [Σ. Πελεϰανίδης. Ἔρευναι ἐν Ἄνω Μαϰεδονία. — Μαϰεδονιϰά, 5 (1961–1962) 1962, 363–414] и в монастыре Миртия (Успение, см.: Ἀ. Κ. Ὀρλάνδος. Βυζαντινὰ μνημεῖα τῆς Αἰτωλοϰαρνανίας, 5. Ἡ ἐν Αἰτωλία μονὴ τῆς Μυρτιᾶς. — ABME, 9 1961, 74–112).
Здесь следует упомянуть и незначительные, плохой сохранности фрагменты фресок XI века в церкви св. Германа недалеко от озера Преспа и в церкви св. Ахилия на острове того же названия на озере Малая Преспа [Ν. Κ. Μουτσόπουλος. Ἡ βασιλιϰὴ τοῦ Ἁγίου Ἀχιλλείου στῆ Μιϰρὴ Πρέσπα. — ΔХАЕ, IV 4 1964–1965 (1966), 163–202]. Ср. также: Σ. Πελεϰανίδης. Βυζαντινὰ ϰαὶ μεταβυζαντινὰ μνημεῖα τῆς Πρέσπας. Θεσσαλονίϰη 1960.
По-видимому, концом XII века датируются фрески двух церквей в Албании: в церкви св. Стефана в Дзерми в старой апсиде, к которой пристроена небольшая более поздняя базилика, сохранились головы архидиакона Стефана и восседавшего на коне св. Димитрия; в монастыре Пантократора в Рубику также уцелела апсида первоначального храма, украшенная Деисусом, Причащением апостолов под двумя видами и святительским чином (среди святителей представлены как западные, так и местные святые, в частности Сильвестр, Августин, Астий, Иоасаф и другие, сопроводительные надписи латинские); на стенах, фланкирующих конху апсиды, размещены фигуры архангела Гавриила и Богоматери (Благовещение). Стиль росписей в Дзерми и Рубику отличается провинциальным характером. Для стиля фресок второй половины XII века в целом см.: L. Hadermann-Misguich. Tendence expressives et recherches ornamentales dans la peinture byzantine de la seconde moitié du XIIе siècle. — Byzantion, XXXV 1965, 429–444.

     Картина параллельного существования византийских и старых местных традиций наблюдается также в Сирии и Палестине. В таком памятнике, как сирийское Евангелие XII века в Британском музее (Add. 7169)140, византийские влияния не играют почти никакой роли. Грубые формы выдают руку малоопытного миниатюриста, которому непонятен богатый мир художественных образов Византии. В сирийском Евангелии из Национальной библиотеки в Париже (syr. 355)141, написанном около 1200 года в Мелитене, византийские влияния уже дают о себе знать в иконографии, не затрагивая, однако, стиля, целиком связанного с местными традициями. Об устойчивости последних свидетельствуют также Buchanan Bible в Университетской библиотеке в Кембридже (cod. 001/002)142 и фрагмент Евангелия из  с. 103 
 с. 104 
¦
Национальной библиотеки в Париже (syr. 356)143, исполненные в конце XII века. И в этих сирийских рукописях с трудом опознаются византийские отголоски, настолько они слабы и отдаленны.

140 Е. Редин. Сирийские рукописи с миниатюрами в парижской Национальной библиотеке и в Британском музее. — АИЗ, 1895 11, 357; Millet. Iconographie de l'Evangile, Index: Londres, 742; Buchthal, Kurz, 13.
141 H. Omont. Peintures d'un Evangéliaire syriaque du XIIe ou XIIIe siècle. — MonPiot, XIX 1912, 201–210, pl. XVI–XX; Millet. Iconographie de 1'Evangile, Index: Paris, 748; Buchthal, Kurz, 21.
142 Buchthal, Kurz, 11; J. Leroy. Le cycle iconographique de la Buchanan Bible, manuscrit syriaque de la Bibliothèque de l'Université de Cambridge. — CahArch, VI 1952, 103–124, pl. XXXII–XXXIV. Архаической чертой этой рукописи является расположение текста в виде трех колонок. Наличие около фигур Аввакума и евангелистов двуязычных (греческих и армянских) надписей указывает, по мнению Ж. Леруа, на исполнение манускрипта в районе Мелитены, а не в самой Антиохии. На одной из миниатюр (л. 63 об.) Иисус Навин уподоблен западному рыцарю.
143 Buchthal, Kurz, 21; J. Leroy. Le manuscrit syriaque 356 de la Bibliothéque Nationale, sa date et son lieu de composition. — Syria, XXIV 1944–1945, 194–205, pl. XVI, XVII. Писцом и миниатюристом был Иосиф, имя которого встречается и в других сирийских рукописях конца ХII — начала XIII века.

     Совсем особую группу образуют лицевые рукописи, которые вышли из скриптория при храме Гроба Господня в Иерусалиме. Этот скрипторий, как полагает Х. Бухталь, был основан в первой четверти XII века настоятелем храма англичанином Уильямом, сделавшимся в 1127 году архиепископом Тирским144. Деятельность скриптория, ставшая возможной в результате завоевания крестоносцами Палестины, захватывает вторую и третью четверть XII столетия и продолжается в XIII веке (1229–1244). После окончательной утраты крестоносцами Иерусалима латинский скрипторий перекочевал в Акру, где он просуществовал до 1291 года, когда и Акра попала в руки мусульман. Среди связанных с этим скрипторием рукописей центральное место занимает Псалтирь королевы Мелисенды в Британском музее (Egerton 1139), исполненная между 1131 и 1143 годами145. Над украшением Псалтири трудилось четыре западных мастера, одного из которых звали Василием. Ему принадлежат двадцать четыре миниатюры с изображениями евангельских сцен и Деисуса. Используя греческие образцы XI века, он упрощает их и переделывает на романский лад. В его несколько суховатом и приглаженном искусстве ясно чувствуется стремление подчинить византийские формы плоскости, а заодно придать им орнаментальный ритм. С не меньшей силой византийские влияния дают о себе знать и в двух Евангелиях третьей четверти XII века (Paris. lat. 276 и Vat. lat. 5974)146, которые вышли из того же иерусалимского скриптория. Фигуры сидящих евангелистов представляют вольные копии византийских образцов XII века, а фигуры стоящих евангелистов в cod. Vat. lat. 5974 (л. 3 об.) прямо копируют миниатюру из cod. Vat. gr. 756 (л. 11 об.). По-видимому, здесь имело место особенно тесное сотрудничество с греческими мастерами, иначе трудно было бы объяснить факт принадлежности одной из миниатюр парижского Евангелия (полуфигура Христа на л. 58) греческому художнику. И хотя сама система декора остается чисто западной, обнаруживая сходство с произведениями умбро-римской школы, большинство орнаментальных мотивов почерпнуто из византийских источников. В украшении обоих Евангелий принимал участие и армянский художник, выполнивший сильно стилизованные начальные строки в отдельных главах, а также ряд инициалов. Такое сочетание в одном манускрипте западных, византийских и восточных черт типично только для миниатюрной живописи Иерусалимского королевства. В XIII веке, особенно во второй его половине, когда иерусалимский скрипторий был переведен в Акру, положение резко изменилось: западные элементы, главным образом французские, получили решительное преобладание над греческими, так что местные рукописи постепенно утратили всякую связь с византийской культурой.

144 Н. Buchthal. Miniature Painting in the Latin Kingdom of Jerusalem. Oxford 1957, 21–22.
145 Ibid., 1–14, 139–140, pl. 1–19; G. Mathew. Byzantine Painting. London (1950), 16, pl. 7.
146 H. Buchthal. Op. cit., 25–33, 142–143, pl. 34–48.

     К памятникам, стоящим под воздействием Константинополя, следует также отнести мозаики базилики Рождества в Вифлееме147. Они возникли в эпоху сближения Иерусалимского королевства с Византией, когда король Амальрих (1162–1173) женился в 1167 году на племяннице императора Мануила I Комнина Марии. Из упоминания имени Мануила в двуязычной мозаической надписи явствует, что император принимал участие в реставрации храма. Кроме уже описанных изображений Соборов, большая часть которых возникла в иконоборческую эпоху, все остальные мозаики базилики завершены в 1169 году, как об этом свидетельствует та же надпись в хоре, где указано и имя художника: Ефрем. В мозаиках нефа встречается имя еще одного мастера: Василий. От некогда обширного мозаического цикла сохранились жалкие остатки. В трансепте изображены Вход в Иерусалим, Уверение Фомы, Вознесение и Преображение (от последних двух сцен дошли только фрагменты), над входной дверью Древо Иессея, над архитравом нефа фриз с полуфигурами предков Христа, в простенках между окнами фигуры стоящих ангелов. В свое время апсиду украшала фигура Богоматери Влахернитиссы (Оранта с изображением Христа в медальоне на груди), стены хора Благовещение, Введение во храм, Успение и Погребение Марии, триумфальную арку Пантократор, виму Сошествие св. Духа и фигуры пророков, паруса — евангелисты. Плохая сохранность мозаик крайне затрудняет суждение о стиле. Если сюда и были вызваны столичные мастера, то ими широко привлекались местные силы, в пользу чего говорят не только сирийские черты в иконографии, но и жесткая линейная трактовка, выдающая лишь слабые отголоски столичного искусства148.

147 См. литературу, приведенную в главе V, примеч. 23. Ср.: Т. Boose. The Arts in the Latin Kingdom of Jerusalem. — JWarb, II 1938–1939, 1–21.
148 Из церкви св. Креста в Иерусалиме происходят два фресковых фрагмента XI века с изображением голов. См.: H. Swarzenski. Two Heads from Jerusalem. — BMFABost, 54 1956, 34–38.

     В отличие от большинства из вышеупомянутых провинциальных памятников, в той или иной мере связанных с художественной культурой Константинополя, памятники Египта находятся далеко в стороне от путей развития столичной живописи. Коптское Евангелие 1179–1180 года из Национальной библиотеки в Париже (copte 13)149 ясно указывает, какими архаическими традициями питался Египет еще в XII веке. Как убедительно доказал Г. Милле, иконография этой рукописи сохраняет в необыкновенно чистой форме пережитки александрийского искусства раннехристианской эпохи. Грубая и плоскостная трактовка неуклюжих фигур свидетельствует о том, что миниатюрист совсем не знал образцов столичной живописи. Об этом же говорят и стенные росписи XI–XII веков150. Исполненные в примитивном стиле, они подчинены таким декоративным принципам, которые никогда не встречаются на почве Константинополя. Так, в восточной апсиде Белого монастыря мы видим изображение сидящего на троне Христа во славе, окруженного символами евангелистов. Внизу помещены медальоны с фигурами самих евангелистов. В южной апсиде дана композиция Вознесения Христа, типичная для памятников Кавказа. Представленный в ореоле крест несут два ангела, по сторонам сидят  с. 104 
 с. 105 
¦
Богородица и Предтеча. По арке апсиды идут медальоны с апостолами либо пророками. Наряду с коптскими надписями, одна из которых датирована 1124 годом, имеются армянские. Аналогичные изображения Христа украшают апсиды монастырских церквей в Эсне и св. Симеона близ Асуана. В Эсне Христос представлен в сопровождении символов евангелистов и двух ангелов, в Асуане — в сопровождении двух ангелов и фигур стоящих святых. Этот тип Христа, необычный для Константинополя, повторяется, однако, в росписях Латмоса и Каппадокии, где многое восходит к тем же восточным образцам, как и фрески Египта.  с. 105 
  
¦

149 Кондаков, 246; Millet. Iconographie de 1'Evangile, Index: Paris, 745; Buchthal, Kurz, 55.
150 J. de Morgan. Catalogue des monuments de l'Egypte antique, I. Vienne 1894, 129 et suiv.; A. Gayet. Le Deir d'Assouan, 1892, 161 et suiv.; В. Г. Бок. Материалы по археологии христианского Египта. С.-Петербург 1901, табл. XXI, ХХII, ХХХ–ХХХII; Dalton, 286–289; Johann Georg, Herzog zu Sachsen. Streifzüge durch die Kirchen und Klöster Agyptens. Leipzig—Berlin 1914, 46–47, Abb. 119; Wulff, 584. Фрески в малой капелле в Фарасе (Богоматерь с архангелом Михаилом) датируются, вероятнее всего, XI веком. См.: К. Michatowski. Faras. Fouilles polonaise 1961. Warszawa 1962, 97–109; Koptische Kunst. Christentum am Nil. Essen 1963, Nr. 474, 475. О последующих раскопках см.: К. Michalowski. Die Kathedrale aus dem Wüstensand Faras. Einsiedeln—Zürich—Köln 1967.


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.