▲ Наверх (Ctrl ↑)

Лазарев В. Н.

История византийской живописи


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

VIII. Тринадцатый век

[VIII.18. Италия: Сиена и творчество Дуччо]

        
 с. 152 
¦
Если Пиза, вслед за Луккой, уже в 20-х и 30-х годах XIII века преодолевает романские традиции, то последние долгое время продолжают оставаться решающей компонентой стиля в сиенской живописи. Те византинизмы, с которыми мы сталкиваемся в произведениях Гвидо да Сиена и художников его круга, были заимствованы из вторых рук, чем и объясняется их сильно романизованный характер. Чисто византийская струя проникает в Сиену лишь со второй половины XIII века. Она заносит сюда тип Умиления (картина в церкви Санта Мария Кармине), она же определяет стиль Вигорозо да Сиена (упоминается между 1276 и 1292), чей полиптих от 1292 года из Национальной галереи в Перудже выдает непосредственное знакомство с греческими иконами199. Однако не иконы были главными носителями византийских форм на сиенской почве. Есть все основания думать, что решающая роль принадлежала здесь греческим лицевым рукописям. Во всяком случае, сиенская книжная иллюстрация позднего дученто находится под сильнейшим воздействием византийской миниатюры200. Что эти миниатюры служили образцами и для иконописцев, доказывает алтарный образ св. Петра в Национальной пинакотеке в Сиене, написанный в третьей четверти XIII века201. Благовещение, Рождество Христово и четыре сцены из жизни Петра исполнены в тонкой миниатюрной технике, подбор нежных красок образует такой же ароматный букет, как в лучших работах константинопольских миниатюристов. Изящные фигурки отличаются чисто греческой пропорциональностью, трактовка одеяний находит себе ближайшую аналогию в греческих миниатюрах. Примерно с 60–70-х годов к этим сильнейшим византийским влияниям присоединяются воздействия готики, способствующие окончательному освобождению сиенской живописи от пережитков романского стиля. В исполненном в это время алтарном образе Иоанна Крестителя из Пинакотеки в Сиене готические отголоски бросаются в глаза не только в вытянутых пропорциях фигур и в их чисто готическом изгибе, но и в новой, более свободной ритмике линий202. Вероятно, прямым учеником автора данной иконы был Дуччо, вышедший из традиций готизированной maniera bizantina.

199 G. Sinibaldi, G. Brunetti. Catalogo della Mostra Giottesca, 98–99; Garrison, 65, 169, Nos. 125, 436; E. Carli. Pittura medievale pisana, 55. Атрибуция иконы из Санта Мария Кармине пизанской школе меня никак не убеждает.
200 M. Dvořák. Byzantinischer Einfluss auf die italienische Miniaturmalerei des Trecento. — MittIÖG, VI, Ergänzungsband. Wien 1901, 792–820; Venturi, III, 470–479; Millet. Iconographie de l'Evangile, 609–610; Toesca, 1066–1072; P. D'Ancona. La miniature italienne du Xе au XVIe siècle. Paris 1925, 12–19; M. Salmi. La miniatura italiana. Milano 1956, 14, 25–26. Византийские влияния играли также большую роль в образовании стиля венецианской школы миниатюристов, с которой, вероятно, связан Джованни да Гайбана, чей Эпистолярий от 1259 года хранится в падуанском соборе. Миниатюры этой рукописи свидетельствуют о прекрасном знании их автором чисто греческих образцов (Venturi, III, 486–489; Toesca, 1064, 1134; М. Salmi. La miniatura italiana, 14, 35–37). Об этом же говорят и остроумно приписанные П. Тоэска Джованни да Гайбана створки небольшого триптиха из бывшей коллекции Хирша во Франкфурте-на-Майне (см.: G. Swarzenski. Zwei frühe Tafelbilder. — Städel-Jahrbuch, 3–4 1924, 1–4). Как правильно отметил Г. Милле, ряд византийских иконографических типов целиком переходит в итальянскую миниатюру XIII–XIV веков. В частности, из Византии занесен сюда и тип Умиления, см. Statuti della Compagnia di Santa Maria della Vita от 1260 года в Коммунальной библиотеке в Болонье (Bolletino d'Arte, 1929, 522), Petrus Lombardus, Liber IV sententiarum в Национальной библиотеке в Вене, cod. 1415, л. 163 (H. Hermann. Die italienischen Handschriften des Dugento. Leipzig 1928, Taf. XXXV–3, начало XIV века).
201 G. Sinibaldi, G. Brunetti. Catalogo della Mostra Giottesca, 92–95 (с указанием более старой литературы); E. Carli. I capolavori dell'arte senese. Firenze 1947, 11; Garrison, 144, No. 376.
202 G. Sinibaldi, G. Brunetti. Catalogo della Mostra Giottesca, 102–104 (указанием более старой литературы); E. Carli. I capolavori dell'arte senese, 13; Garrison, 143, No. 375.

     Творчество Дуччо (около 1255–1319) в оригинальной, чисто сиенской форме синтезирует наследие Византии с элементами готики. Никто из итальянских мастеров так тонко не понял своеобразный дух византийской живописи, как Дуччо. Но, усвоив основы византийской эстетики, он решительно пошел по пути их преодоления, стремясь выработать собственный, все более отходивший от греческого трансцендентализма стиль. Строго говоря, Дуччо наносит Византии смертельный удар. После него, равно как и после Джотто, византийское искусство перестает играть значительную роль на итальянской почве. Это, однако, не может служить причиной недооценки византийской компоненты его творчества. Из Византии он заимствует блестящую технику, Византии он обязан своим высокоразвитым чувством цвета, от Византии же он унаследовал сложную иконографию, систему пропорций, тончайшую линейную ритмику, композиционные приемы. И когда всплывает вопрос, каковы были источники, которыми пользовался Дуччо, то здесь сам собою напрашивается ответ: раннепалеологовская живопись. Этим в большой мере объясняется специфический характер творчества Дуччо. Не консервативные традиции комниновского искусства, господствовавшие на протяжении почти всего дученто, были исходной точкой его развития, а новое палеологовское искусство зрелого XIII века. Вот почему существует такое разительное сходство между греческими иконами этой эпохи (Пантократор  с. 152 
 с. 153 
¦
в рост в Эрмитаже, Архангел Михаил в Национальном музее в Пизе, Богоматерь Одигитрия с двумя ангелами и Богоматерь на троне в Национальном музее в Равенне, Снятие со креста в собрании Стокле в Брюсселе) и миниатюрами cod. Ivir. 5, с одной стороны, и ранними работами Дуччо — с другой. Только соприкоснувшись с этой последней византийской волной, проникшей в Сиену в 80–90-х годах XIII века, Дуччо мог выработать свой тончайший стиль, который выступает в Мадонне с шестью ангелами из Художественного музея в Берне, в Мадонне Руччелаи из Уффици во Флоренции, в Мадонне францисканцев из Национальной пинакотеки в Сиене, в Мадонне из собрания Стокле в Брюсселе и в триптихе из Национальной галереи в Лондоне203.  с. 153 
  
¦

203 Вопрос о византийских влияниях в творчестве Дуччо долгое время получал слишком общее освещение, причем он заострялся в большинстве случаев на чисто иконографических проблемах. См.: О. Wulff. Zur Stilbildung der Trecentomalerei, I. Duccio und die Sienesen. — RepKunstw, XXVII 1904, 89–112; C. Weigelt. Duccio di Buoninsegna. Leipzig 1911; W. de Grüneisen. Tradizione orientale-bizantina, influssi locali ed inspirazione individuale nel ciclo cristologico della Maestà di Duccio. — Rassegna d'Arte Senese, VIII 1912 1, 15–51; van Marle, II, 1 ss.; C. Weigelt. Die sienesische Malerei des vierzehnten Jahrhunderts. Firenze—München 1930, 8; E. Carli. I capolavori dell'arte senese, 15; P. Toesca. Il Trecento. Torino 1951, 502; Garrison, 17, Nos. 77, 172, 186, 253, 349. Ср.: V. Lasareff. Duccio and Thirteenth-Century Greek Ikons. — BM, LIX 1931 October, 154–169. Я сознательно не затрагиваю здесь проблему школьной преемственности Дуччо от Чимабуе, так как уже сама постановка этой проблемы направляет исследование на неверный путь, стирая грани между флорентийской и сиенской школами живописи, каждая из которых обладала собственным ярко выраженным характером. См.: F. Bologna. Ciò che resta di un capolavoro giovanile di Duccio. — Paragone, 125 1960, 3–31 (с указанием прежней литературы). Ряд мотивов, которые исследователи сиенской живописи связывают с готикой, в действительности заимствованы из Византии. Так, например, трехлопастная арка в Мадонне Гвидо да Сьена в Палаццо Пубблико восходит к византийским источникам (ср. изображение св. Пантелеймона в Нерези и таблицы канонов в рукописях); из последних почерпнуты также прихотливо извивающиеся золотые борта одеяний, получившие особенно широкое распространение в картинах Дуччо (ср. иконы стоящего Пантократора в Эрмитаже и сидящей Богоматери в Национальном музее в Равенне).


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.