▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск

Кондаков Н. П.

Иконография Богоматери


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

II. Образ Божией Матери «Оранты» и его отношение к «чину» «дев» и «диаконисс» в древней церкви

[II.2. Чин «дев» и чин «диаконисс»]

        Вопрос о типе Божией Матери Оранты требует, прежде всего, выделить в древнехристианской эпохе два различных периода: эпоху гонений, или период I–III столетий, и IV век, или период торжества христианской веры и новых задач политических, церковных, социальных и бытовых, которые были этим веком торжества выставлены и посильно разрешены. Христианская община выделила в это время клир, поспешивший устроиться, дабы начать управление христианским миром. Правда, христианский Рим, как самая обширная, самая просвещенная и благоустроенная в мире христианская община, уже вполне организовал свой клир в древнейшую эпоху, но не то было на Востоке, куда, к тому жe, была перенесена в это время самая Империя. И если в Риме с 410 года Империя безвозвратно пала и уступила свое место церковному клиру, то на Востоке задачи клира были еще сложнее и шире, чем в самом Риме. Таким образом, к концу IV века в христианской жизни выступают разом, с крайними осложнениями, развитие иерархии и церковного клира, и устройство христианских общин и их новых учреждений, с повышенной деятельностью знати и женщин, и, наряду с ними, нарождение монашеских общин и всякого отшельничества, келлиотства и пустынничества.

        С IV века церковное дело на Востоке распространилось и на учреждения благотворительные, на церковные попечительства о бедных, сиротские дома, больницы и приюты, диаконии. Во главу этих дел христианской любви и милосердия становилось и почитание Девы Марии, и учреждение женского монашества и безбрачия, и насаждение высших нравственных начал веры. Одновременно, с концом IV века и падением Западной Империи в начале V века и появлением отовсюду варваров, культурное общество, ослабленное продолжительным миром, утратило душевное равновесие и покой и стало его искать в крайностях аскетизма и отречения от жизни. 72-1 С. В. Троицкий. Диакониссы в православной церкви. Спб. 1912, стр. 10, 18, 22, 34, 50, 62, 94, 110, 179, 180, 182, 192–200 и др.

        Как увидим ниже, образ Божией Матери Оранты сложился исторически и непосредственно в тесной связи с историей церковного служения женщин в древнехристианской церкви греческого Востока. Но, как подобные стороны искусства принадлежат к наиболее медленным его процессам и, вместе с тем, являются следствием живой отзывчивости на общественные явления, связь эта чувствуется и наблюдается не сразу, но лишь на протяжении ряда веков. И это тем более должно было иметь место, что в первые два века церковное служение женщин было случайным участием наиболее почтенных вдов в делах церковного благотворения вдовам и сиротам. «Первый период», говорит новейший излагатель вопроса о диакониссах — С. В. Троицкий 72-1), «простирающийся до половины III века, был периодом служения вдов, второй — периодом служения диаконисс».

        Церковные писатели первого времени не знают ни женщин «диаконов» ни «диаконисс». И если за то же время писатели сообщают о служении женщин, то ограничиваются общими выражениями о женщинах «служительницах» (ministrae), а этот термин относится еще к языческим. 73-1 Важнейшее свидетельство паломницы (Сильвии-Эферии) конца IV века о подруге Марфане, чтившейся на Востоке, жившей «у св. Феклы» (Селевкия в Исаврии), для управления «monasteria apotactitum seu virginum». Паломница была, вероятно, до «запрещения» апотактитов в силу указа Феодосия 381–3 гг.

        Впервые упоминают «диаконисс» «Дидаскалии», но и этот памятник III века знает их еще под переходным термином «жен диаконов» (ή γυνὴ διάϰονος). Затем чин вдов утрачивает значение, так как вся роль их отходит к особо установленному чину диаконисс, и только на Западе, где диаконисс не было, чин вдов имел дальнейшую историю. Служение диаконисс было столь же разнообразно, сколько важно: помощь при крещении женщин, катехизация их, поручения к женщинам на домах, помощь больным женщинам, но также и литургические обязанности: поддерживать внешний порядок в храме, а в древнейшую эпоху, по-видимому, и в алтаре. Но важнейшей обязанностью диаконисс, было, конечно, заведывание вдовами и «девами», чин которых был установлен около того же времени, как чин монашеский для обоих полов. Впоследствии чины вдов и дев слились с монашеством 73-1), и диакониссы сделались уже начальницами монахинь. Фактическое значение диаконисс в церковной жизни было еще выше их правовой постановки, так как это была единственная доступная женщинам должность, и в диакониссы поступали богатые и влиятельные женщины, с которыми надо было считаться даже верховной власти.  

Рис. 53

        Когда чин вдов исчез, единственным подготовительным учреждением для диаконисс сделался чин «дев», и девы кандидатки в диакониссы почитались уже за диаконисс. На 25 году их возраста, на таковых дев возлагалось особое одеяние епископами. Но в диакониссы могли быть посвящаемы и замужние, прекратившие сожительство с мужьями. Св. Епифаний Кипрский называет дев диаконисс «приснодевами» (ἀειπάρϑενοι). Брак воспрещался им и не признавался действительным. По 19 правилу первого вселенского собора, уже существовавшая в начале четвертого века практика допускала для диаконисс посвящение, хотя переходного характера. Следующие соборы говорят о посвящении (хиротесии) диаконисс, совершаемом епископами: епископ возлагает на диакониссу руки и произносит особую, сочиненную для того молитву. Чин не ранее IV века. В последующую эпоху чин осложнился, и после второй молитвы епископ возлагал на шею диакониссы, под мафорием, диаконский орарь, перенося оба конца (рис. 53) его наперед. После преподания ей тела и крови Христовых, епископ вручал диакониссе св. потир, который она ставила на престол.

        По указанию Дидаскалий (памятник сирийского происхождения), диакониссы появились всего ранее в Сирии, также в Палестине и Месопотамии. Епифаний Кипрский стремился распространять этот чин и в других странах, и не без его влияния чин появился во второй половине IV века в Константинополе. В Кипрской церкви чин существовал издавна и долго. Но в Александрии чин приходских диаконисс не привился, и там были лишь диакониссы-игуменьи. Карфагенская же и Римская церкви никогда не знали у себя этого чина. Правда, в восьмом веке, под влиянием главенства сирийского и греческого элемента в эту эпоху в Римской церкви, упоминаются не раз диакониссы и на Западе, но это были частные случаи. 75-1 Орарь у Дардания на надгробной плите V века в музее Алауи в Тунисе: Saglio, Dict. d. ant. clas., v. Orarium, fig. 3425 (рис. 54).  

Рис. 54

        Из представленного краткого обзора выясняется само собой отношение чина диаконисс к устанавливавшемуся в первых веках почитанию Богоматери: это отношение не только постоянное и всестороннее, но и внутреннее, церковное, бытовое или общественное, и затем церковно-литературное и художественное. Но так как наша специальная задача касается только последней стороны, выясняемой на основании всех прочих, то мы можем ограничиться этим обзором, добавив к нему, что, помимо множества апокрифических сказаний о Приснодеве Марии, посвятившей себя служению в храме Иерусалимском и непрестанной молитве, надо иметь в виду, что при посвящении диакониссы, в особой молитве, поминалось «освящение женского пола через рождение от Девы», «дарование благодати Святого Духа женщинам, отдающим себя на служение святым Божьим домам», «испрашивалось благословение Всемогущего Бога, по заступничеству св. Девы», и пр. Художественная сторона вопроса представляется, между тем, настолько сложной, что не может быть рассматриваема сразу, а лишь в историческом ходе иконографических типов Богоматери, по мере их образования. Так, сюда относится, во первых, самый образ Оранты, избранный для «типа Девы Марии»: чину «дев» и дев диаконисс поставлялась прежде всего в обязанность непрестанная «молитва». Далее, Божия Матерь Оранта с конца IV века представляется то «девой» и по внешности — с распущенными и непокрытыми волосами, то «женой» — с покрывалом на голове, чепцом, скрывающим волосы, и пр. И, наконец, образ Божией Матери Оранты сопровождается атрибутом ораря, надетого на шею и спущенного обоими концами наперед, как увидим, то в виде простого продолговатого полотенца, то в виде пышного парчового и украшенного драгоценными камнями, церковного плата 75-1). Соответственно со значением всех таких изображений, они находят себе место то на донышках «помянных чаш», на церковных плитах, то в торжественных мозаиках.



← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.