▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск

Кондаков Н. П.

Иконография Богоматери


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

V. Появление моленной иконы. Иконные типы Богоматери V и VI столетий в живописи и скульптуре и художественно-промышленных изделиях

[V.3. Образ Богоматери Оранты в Острианских катакомбах и родственные ему образы]

      В Острианских катакомбах (близ храма святой Агнии в Риме) имеется пятая крипта, аркосолий которой украшен фресками, представляющими погрудные фигуры. В середине арки находится медальон с юношеским образом Спасителя, налево и направо — матрона и муж в позе молящихся, в люнете же между двумя монограммами Христа представлена по грудь молящаяся, воздев руки, жена, перед которой находится ее младенец. Бозио увидел в этом изображении образ Божией Матери. Боттари сомневался в этом определении и полагал видеть в этой жене заказчицу всей росписи. Де Росси присоединился к мнению Бозио, причем опирался на два довода: на монограммы по сторонам изображения и на положение младенца, который в данном случае не представлен молящимся, как то должно было бы иметь место, если бы здесь были представлены умершие лица или их родственники. Иос. Вильперт в своем сочинении «О цикле христологических фресок» видел двадцать лет тому назад в этой фреске изображение обычной Оранты, но с того времени, по его словам, он открыл ряд ясных параллелей, которые убедили его в правильности выводов Росси и заставили покинуть прежние coмнения. Указанные параллели заключаются в девяти поясных изображениях Спасителя над могилами римских катакомб: все они происходят из IV столетия, и каждому бюсту Спасителя соответствует изображение чудес Его или событий Его жизни, находящееся где-либо рядом. Таким исключительно косвенным путем объясняет Иос. Вильперт свое убеждение в том, что Острианская фреска изображает действительно Божию Матерь с Младенцем.


Рис. 91

Табл. II

      Это фресковое (рис. 91) изображение Божией Матери с Младенцем в катакомбах Агнии представляет важнейший памятник древнейшей иконописи конца IV или начала V-го столетия, явившийся уже после наступления мира для христианской церкви и торжества христианской веры, и под очевидным влиянием иконописных (пока неизвестных) образцов Востока. Как выше указано, в этом кубикуле по боковым стенам его изображены: слева Оранта — образ молящейся с воздетыми руками жены, и справа Орант — молящийся таким же образом мужчина; обе фигуры представлены по колено, по условиям места, типически представляя умерших христиан. В вершине свода в медальоне изображен по грудь мужчина, с длинными локонами, падающими на плечи. Изображение Божией Матери приходится среди изображений семьи, погребенной в кубикуле, и находясь в месте, называемом аркосолием, образующем род алтаря или даже прямо самый алтарь для совершения литургии, является центром и, очевидно, представляет древний тип иконописного изображения Божией Матери с Младенцем у ее груди. Некоторые немецкие ученые (Шульце и Газенклевер) видят в этом изображении также умершую мать с ребенком, но против подобного предположения говорит символическая форма изображения и ряд других фигур, относящихся к умершей фамилии. Могло бы поселить некоторое сомнение отсутствие нимбов вокруг головы Божией Матери и Младенца, но, если мы примем во внимание, что дело идет о памятнике, относящемся ко второй половине IV века, это обстоятельство не может служить доказательством; кроме того, по сторонам изображения написаны две монограммы имени Христа, так называемого греческого типа IV–V веков. Символическим же изображение это приходится назвать по следующей причине: Божия Матерь изображена здесь с молитвенно воздетыми руками, — положение, единственно понятное в изображении Божией Матери стоя, но в данном случае перед грудью ее изображен Младенец, который, очевидно, сидит на коленях Матери. Таким образом, в настоящем случае соединено два типа: торжественное изображение Божией Матери Оранты или заступницы — образ церкви небесной, и обычный образ Божией Матери, восседающей с Младенцем на престоле. Иконописный характер всего изображения нельзя отрицать. Божия Матерь представлена еще в типичном для переходной эпохи наряде, в богатом уборе головы и шеи под тонким прозрачным покрывалом, сквозь которое видны ее темно-каштановые густые волосы, и в далматике с широкими рукавами и широкими полосами по обеим сторонам груди, идущими до низа, и по рукавам; полосы эти коричневато-пурпурного цвета, но чуть лилового оттенка. В ушах Божией Матери вдеты серьги с большими жемчужными подвесками (uniones), а на шее нитка крупного жемчуга. В волосах также видна как будто подобная нитка, и вообще во всем уборе проглядывает ясно восточный сиро-египетский характер. В общем и прочие фрески крипт и фамильных склепов в катакомбах Острианских сильно отличаются греко-восточным, точнее — египетским типом: этому отвечает, во-первых, своеобразный темно-коричневый колорит различных украшений и деталей, и, во-вторых — несколько грубые массивные размеры оконечностей и полные мясистые тела. Настоящая фреска тем более любопытна, что она вполне примыкает к характерному циклу прочих фресок катакомб и столько же отмечена чертами времени — второй половины III и начала IV века, сколько и определенным местным характером, определить который ближе, однако же, мы не в состоянии. Укажем лишь на тесное родство этих фресок с Ашбурнгемским кодексом, с той разницей, что фреска катакомбы Агнии гораздо грубее. Эта фреска, наконец, вполне соответствует по форме изображению в другой крипте — Спасителя с двумя скрынями свитков, так что в обоих случаях видна однородность вкусов и образцов. Обе фрески заполняют аркосолий только на половину, оставляя место для боковой гробницы. Поэтому боковые изображения умерших сделаны до уровня аркосолия, а фресковое изображение Божией Матери только до половины ниши. Таким образом, фигура Божией Матери перерезана под самой головой Младенца, и положение Его рук остается неизвестным. — Во всяком случае фреска является очевидной копией древнейшей восточной иконы Богоматери. Восточное, в частности — александрийское происхождение этого образца доказывается типом Божией Матери, который находит себе близкие, родственные аналогии в известных Фаюмских портретах.

      Наиболее важным доказательством являются, однако, сами восточные памятники, тоже позднейшей эпохи, но сохранившей еще древнехристианский характер. Таковы бронзовые резные кресты, в форме складней, происходящие из Сирии, Египта и частью даже Херсонеса Таврического: древнейшие из них относятся еще к VI–VIII векам, а позднейшие к IX–X векам (см. ниже), и рисунки на них исполнены исключительно резьбой вглубь, в определенной схематической манере, сближающей их вообще с древнейшими коптскими памятниками. Итак, на трех крестах, происходящих из Херсонеса и находящихся в Срднв. Музее Имп. Эрмитажа, мы находим грубое изображение Божией Матери в типе Оранты, с воздетыми руками; у нее на коленях, перед нею, сидит Младенец (иногда стоит перед нею внизу у ее ног — положение, получившееся в результате грубости рисунка); над головой Божией Матери читается надпись: Θεοτ, или же ΠΑΝΑΓΙΑ. В одном случае, на мафории, над челом Божией Матери, сделан знак креста, и по сторонам Младенца в кругах ΗС ХС. На поздних, собственно византийских крестах-складнях этот тип не встречается. Таким образом, имя Панагии, как видим, придавалось образу Божией Матери с Младенцем и в положении Оранты, при том безразлично — сидящей на троне, или стоящей и держащей медальон с Младенцем.


Рис. 92

      Замечательным дополнением к фреске катакомб святой Агнии, является крохотная свинцовая (рис. 92) ампула в городском музее в Болонье (отдел римского и древнехристианского искусства), по-видимому, неизвестного происхождения, но, по всей вероятности, привезенная в V веке, вместе с другими ампулами, с Востока. Как увидим ниже, подобные ампулы со священным елеем от святых мест приносились в большом количестве паломниками с Востока, именно из Палестины, куда паломничества установились с конца IV века и в первой половине пятого в большом числе. На ампуле нет надписи, и она имеет размер не более 0,4 м. в поперечнике. Но на лицевой ее стороне ясно рельефом представлены Божия Матерь с воздетыми руками и Младенец, лицом к зрителю, по грудь, очевидно, сидящим на коленях Матери. Этим мелким памятником окончательно удостоверяется восточное происхождение фрески, а с ней и самого иконописного типа Божией Матери. Наиболее естественное предположение заставляет думать, что ампула была принесена из Вифлеема.


Рис. 93
169-1 Strzygowski, Jos. Byz. Denkmäler, I, Das Etschmiadzin-Evangeliar. 1891, p. 55–6, 64–5, Taf. IV, 1.

      Между древнейшими (VII–VIII вв.) сирийскими миниатюрами, приложенными в виде украшений к Эчмиадзинскому Евангелию в 989 г., находится (рис. 93) как раз интересующий нас символический образ169-1). Поле изображения обрамлено двумя завесами; посередине, на монументальном троне, с убранным камнями подножием, и покрытом матерчатыми подушками, сидящая Божия Матерь подымает руки к небу; сидящий у нее на коленях, так же как и она, лицом к зрителю, Младенец, поднимает правую руку с благословением (двуперстным), а в левой держит золотой тонкий, как бы из проволоки, крест на небольшой ручке. Издатель миниатюры, проф. Стриговский, указывает, что приведенный образ напоминает собой тот пока «спорный» образ катакомбы св. Агнии, относимый покойным Де Росси ко времени Константина Великого. Но в то же время г. Стриговский сопоставляет настоящее изображение только с монетой Константина Мономаха, на которой представлена Божия Матерь в типе Оранты, с медальоном Спасителя на груди, и названа «Влахернитиссой». Все другие примеры, им приводимые, относятся уже к позднейшему византийскому искусству или даже к новогреческому (и итало-критскому). Между прочим, некоторое заключение в настоящем случае могли бы дать свинцовые печати, если бы их изображения были воспроизведены подлинно верными и достаточно ясными.


Рис. 94
170-1 В. Г. Бок. Материалы по археологии христианского Египта. Посмертное издание, 1901, табл. XIII–XV, стр. 29.

      Оригинальный вариант образа Божией Матери Оранты представляет ее не с воздетыми и распростертыми руками, но умиленно приподнятыми на груди и обернутыми ладонью наружу. Этот тип, особенно излюбленный на Востоке (мы встречаем его в разных эмалях Грузии), встречается едва ли не впервые во фресках египетских усыпальниц в Багавате (рис. 94), близ города Ель-Харге, в Большом оазисе. Здесь, в одной из усыпальниц или гробниц, купольный свод которой представляет в круговой росписи: Даниила во рву львином, жертвоприношение Авраама, Адама и Еву, Ноев ковчег, апостола Павла и святую Феклу, также — олицетворение мира, молитвы, правосудия и апостола Иакова, изображена в виде одинокой фигуры св. Дева Мария (надпись: ΜΑΡΙΑ). Женская фигура (без нимба), в пурпурной тунике, со светло-зелеными по ней клавами, и с широкими рукавами далматика, стоит лицом впрямь, подняв обе руки у себя перед грудью; волосы ее в виде свободных густых локонов падают на плечи и только сверху прикрыты прозрачным белым, ниспадающим за спину, покрывалом170-1). По крайней бедности местных росписей, известных в Египте от древнейшего периода, было бы трудно теперь приурочить с определенностью эту роспись к известной эпохе, но вряд ли будет большой ошибкой утверждать, что она не позже конца V века, но может относиться и к началу его. Определенное сродство ее с фреской катакомбы Агнии указывается также многими сторонами стиля и мастерства; особенно характерно то, что, не будь здесь надписанного имени, образ Марии должен был бы считаться обычным библейским изображением, так как в том же типе и с тем же положением рук представлена рядом «жена Ноева» в ковчеге.



← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.