▲ Наверх (Ctrl ↑)
ИСКОМОЕ.ru Расширенный поиск

Лазарев В. Н.

Русская иконопись от истоков до начала XVI века


← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →

[Глава IV] Новгородская школа и «северные письма»

[IV.14. Новгородские софийские таблетки]

        
 с. 65 
¦
«Лебединой песнью» новгородской иконописи XV века являются знаменитые двусторонние таблетки из Софийского собора, ныне хранящиеся в Новгородском музее, а также в музеях Москвы, Ленинграда и Лондона. Эти небольшие иконы, написанные на туго пролевкашенном холсте, предназначались для того, чтобы класть их на аналой в дни церковных праздников. Обычная их тематика — главные евангельские эпизоды, сцены Страстей и фигуры святых. Таблетки бывают обычно двухсторонними, и изображения в них следуют одно за другим, соответственно ходу церковного календаря. Это, в сущности, святцы. По полноте подбора софийские таблетки, хотя они и были разрознены и частично заменены более поздними иконками, не знают себе равных. К ним приближаются только таблетки из Рождественского собора в Суздале, хранящиеся ныне в Суздальском музее, но они написаны позже софийских. В выполнении последних принимало участие несколько художников, вероятно принадлежавших к архиепископской мастерской. В целом софийская серия таблеток дает наглядное представление о творческих исканиях новгородских иконописцев на рубеже XV–XVI столетий.


59 [6]. Отшельники Макарий Египетский, Онуфрий Великий и Петр Афонский. Конец XV — начало XVI века

      В софийских таблетках прежде всего хочется отметить усложнение тематики. Мы находим здесь, помимо единоличных изображений праотцев, отшельников, отцов Церкви, преподобных и других святых, ряд многофигурных композиций, часть  с. 65 
 с. 66 
¦
которых принадлежит к числу больших иконографических раритетов. Это «Воздвижение креста» (данный праздник имел большое значение для новгородцев, так как в этот день был освящен храм Св. Софии), «Собор архангелов», «Собор апостолов». К ним присоединены «Покров» и «О Тебе радуется», а также сцены из жизни Марии и Христа. В христологическом цикле центр тяжести перенесен на сцены Страстей. Совсем обособленное место занимают изображения «Три отрока в пещи огненной» и «Спас Нерукотворный». Все эти сюжеты не образуют стройной иконографической системы, а объединяются лишь по принципу святцев.

      Тяготение к замысловатым сюжетам, не имевшим хождения в иконописи XV века, очень характерно для софийских таблеток. Иконопись XV столетия в основном предпочитала либо единоличные изображения, либо немногосложные сцены со сравнительно небольшим количеством фигур, что отвечало простым, мужественным вкусам новгородцев. С приближением XVI столетия в Новгороде возникает интерес к совсем маленьким иконам с множеством фигур. Эти многофигурные сцены способствуют тому, что постепенно утрачивается былой лаконизм. Композиции делаются все более перегруженными и дробными, чему сопутствует изменение самих форм, приобретающих более хрупкий характер. Как ни хороши отдельные таблетки, нежностью своих красок и особой мягкостью письма невольно заставляющие вспомнить о работах Дуччо, в них все же чувствуется спад творческой энергии. Здесь вступает в свои права любование художественным приемом, которому присущ оттенок определенной стереотипности. Это формально отточенное искусство было рассчитано на рафинированные боярские вкусы. Все более отрывавшееся от народных корней, оно знаменовало приближение того кризиса новгородской живописи, который быстро наступил в XVI веке.


59 [1]. Покров Богоматери. Конец XV — начало XVI века

59 [2]. Собор архангелов. Конец XV — начало XVI века

59 [5]. Страсти. Конец XV — начало XVI века

      Очень поучительно сравнить икону «Покров Богоматери» из софийского цикла (илл. 59 [1]) с иконой на аналогичную тему раннего XV века в Третьяковской галерее. Композиция лишена былой разреженности, усложнились архитектурные кулисы, наступающие со всех сторон на фигуру Богоматери; намного увеличилось количество участников сцены, отчего нигде не осталось просветов фона; одежды оказались испещренными легким, тонким орнаментом, фигуры стали более вытянутыми и изящными. В результате композиция утратила удивительную ясность и архитектоничность, которые так подкупают в иконе из Третьяковской галереи. Подобную же скученность мы наблюдаем на таблетке с изображением Страстей (илл. 59 [5]). Хотя здесь представлено четыре разновременных эпизода, художник дает такое множество фигур, которое явно не рассчитано на столь тесное пространство. Эта же тенденция сквозит и в усложнении традиционной композиции «Собор архангелов» (илл. 59 [2]). Вместо двух архангелов, держащих щит с изображением Христа, здесь представлен целый сонм ангелов и серафимов. Тем самым простая и лаконичная сцена превращается в сложную многофигурную композицию с размещенными друг над другом многочисленными рядами ангелов и полными динамики крыльями серафимов.


59 [3]. Три отрока в пещи огненной. Конец XV — начало XVI века

59 [4]. Иоанн Предтеча в пустыне. Конец XV — начало XVI века

      Гораздо удачнее таблетки с единоличными изображениями либо с ограниченным количеством фигур, как, например, «Иоанн Предтеча в пустыне» (илл. 59 [4]) или «Три отрока в пещи огненной» (илл. 59 [3]). Первая таблетка, выдержанная в благородном серебристом оливково-зеленом тоне, во многом продолжает традиции раннего XV века. Письмо тщательное, но без излишней сухости, композиция скупая и на редкость конструктивная. Лишенная строгой симметрии, она полна той внутренней, интуитивно обретенной логики, когда все становится на свое место, хотя все здесь условно и ирреально. В ней есть удивительная слаженность частей, взаимно друг друга дополняющих и уравновешивающих. В этом сказывается многовековая традиция  с. 66 
 с. 67 
¦
иконописи, научившей художников ценить ритм плоскости. Изогнутые горки вторят наклону фигуры Иоанна Предтечи, чаша с главой Крестителя и правые горки уравновешиваются слева деревом и двумя низкими горками; конец развевающегося плаща и свиток, в одном случае пересекающий ствол дерева, в другом — силуэт горки, служат связью между отдельными частями композиции, не давая ей распасться на разрозненные элементы.

      На второй таблетке, выдающей руку более молодого мастера, представлены Три отрока в пещи огненной. Сзади возвышается колонка с языческим идолом, которому отказались поклониться юноши, за что и были осуждены царем на мученическую смерть. Внезапно явившийся ангел спасает юношей, и языки пламени не в силах их опалить. На первом плане исполнители царского повеления падают ниц, закрывая глаза руками, чтобы оберечь их от исходящего от ангела небесного света, более сильного, чем алый огонь. В фигурах юношей, как бы ведущих вместе с ангелом хоровод, столько легкости и жизнерадостности, что невольно веришь их чудесной победе, одержанной в борьбе с огненной стихией. В расположении фигур и в том, как поставлена прямоугольная печь, явно чувствуется интерес художника к решению сложной пространственной задачи, что говорит о его принадлежности к более молодому поколению.


[IV-31. О Тебе радуется]

      Пожалуй, самой праздничной среди таблеток является икона «О Тебе радуется» (илл. IV‑31)121. Здесь образ Богоматери, как это видно из самого названия, утверждается в его космическом значении, как «радость всей твари». Центральная часть иконы заключена в круг. Почти во всю его ширину красуется на втором плане многоглавый белоснежный храм с луковицами, упирающимися в свод небесный. Вокруг храма вьется райская растительность. В центре восседает на троне Богоматерь с Младенцем — «радость всей твари». Ликование твари небесной символизируется ангельским ореолом Богоматери. Снизу, уже за пределами круга, к ней устремляются со всех сторон апостолы, пророки, епископы, отшельники, святые и девы. Идея мирообъемлющего храма раскрывается здесь с предельной пластической выразительностью. Зритель видит перед собою не холодные и безразличные стены, а радостный, одухотворенный храм, который активно принимает участие в сонме тех ликований, предметом которых является Богоматерь122.

121 См. примеч. 21.
122 См.: Трубецкой Е. Н. Умозрение в красках…, с. 34

      Софийские таблетки, в большинстве своем выполненные первоклассными мастерами (недаром они были сделаны для Софийского собора), наглядно показывают, на каком еще высоком уровне держалась новгородская иконопись в конце XV — начале XVI века. Но очень скоро стал намечаться ее упадок. Потеряв в 1478 году свою независимость, Новгород вместе с тем начал медленно утрачивать и свои традиции, постепенно растворившиеся в московских влияниях. Для дорожившего своим великим прошлым Новгорода это был трудный и мучительный процесс. Как и в московской живописи, получают преобладание сложные аллегорические сюжеты, все чаще в икону проникают черты быта, исчезает былая эпическая простота, композиции становятся все менее ритмичными, тускнеют краски, в манере письма появляется неприятная сухость. И хотя в XVI веке в Новгороде и его округе еще создавались отдельные прекрасные вещи, они не могут сравниться по своему качеству с произведениями XII–XV веков.  с. 67 
  
¦



← Ctrl  пред. Содержание след.  Ctrl →


Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.