▲ Наверх (Ctrl ↑)
по группам (деисусные, праздничные чины и др.)

Деисусный чин из собрания И. С. Остроухова (Новгород или Псков, первая половина XV в., ГТГ №№ 12016–12021)


3

1

2

4

5

6
  1. Спас на престоле с предстоящими Богоматерью и Иоанном Предтечей [Первая половина XV в.]
  2. Архангел Гавриил [Первая половина XV в.]
  3. Апостол Петр [Первая половина XV в.]
  4. Апостол Павел [Первая половина XV в.]
  5. Иоанн Златоуст [Первая половина XV в.]
  6. Князь Владимир [Первая половина XV в.]

Ниже цитируются:
 Антонова, Мнева 1963 

 
с. 194
¦
153. Чин деисусный1.

Первая половина XV века. Псковская школа.

Фигуры в рост. Спас сидит на престоле — широкой скамье с подушками на сиденье. Текст раскрытого Евангелия в руке Спаса: «Реце Господь притц[у] сию. Аз есть свет всему миру, ходя...». Фигуры Богоматери и Иоанна, стоящие по сторонам Спаса на той же иконе, ограничены размером доски и тоньше остальных фигур чина. Вохрение светлое, крупными мазками, по оливковому санкирю. Краски прозрачные с мягкими переходами от тона к тону: голубовато-зеленые, темно-зеленые, светло-зеленые, голубец, сиреневые с зеленоватыми притенениями, красновато-коричневые, светло-желтые, палевые, блекло-розовые, киноварь. На нимбах прографленный по левкасу растительный орнамент в виде цветов с остроконечными лепестками. Фон и поля золотые. Поземы ярко-зеленые изумрудного оттенка с условным рисунком трав.

Доски липовые, шпонки сквозные, врезные. Верхние и нижние поля икон № 12016, 12017, 12019, 12021 опилены. Паволока крупнозернистая, левкас, яичная темпера.

Собр. И. С. Остроухова.

Поступили из Музея иконописи и живописи им. И. С. Остроухова в 1924 году. с. 194
 
¦


 Смирнова, Лаурина, Гордиенко 1982 

 
с. 192
¦
4. Деисусный чин: Спас на престоле с предстоящими Богоматерью и Иоанном Предтечей; Архангел Гавриил Апостол Петр; Апостол Павел; Иоанн Златоуст; Князь Владимир
(стр. 40–50; илл. стр. 43, 45, 46, 49, 390–393)
ГТГ, инв. 12016, 12019, 12017, 12018, 12020, 12021.
Первая половина XV в. (около 1414 г.?)

Происхождение. Из собрания И. С. Остроухова. Как сообщает в своей книге А. В. Грищенко ([1917], с. 155–156), коллекционер приобрел чин незадолго до написания книги, оконченной в 1916 г. Вместе с чином в собрание И. С. Остроухова поступили другие иконы, ошибочно отнесенные тогда к тому же комплексу: чиновые иконы Бориса и Глеба (сильно переписанные, очевидно произведения XVI в.) и Царские врата с изображением «Благовещения» и четырех евангелистов (видимо, греческой работы XV в.; в литературе относятся к псковской школе XV в., см.: В. И. Антонова, Н. Е. Мнева [1963], I, № 152). Иконы чина поступили в ГТГ из Музея иконописи и живописи имени И. С. Остроухова в 1929 г. Возможно, чин был исполнен для надвратной Владимирской церкви новгородского Детинца после ее пожара в 1414 г. (подробнее см. «Датировка и атрибуция»).

Раскрыты до 1917 г. В книге А. В. Грищенко [1917] иконы «Спас с Богоматерью и Предтечей» и «Князь Владимир» воспроизведены раскрытыми. Реставрация проводилась незадолго до написания книги (А. В. Грищенко пишет об иконе князя Владимира: «... эта доска несколько месяцев назад была почти черной и погибающей», с. 159).

Доски липовые, у центральной иконы — из двух частей, у остальных — цельные. Каждая доска скреплена двумя односторонними сквозными шпонками. с. 192
с. 193
¦
Оборот всех икон покрыт тонким слоем левкаса (сильно осыпался). На иконах предстоящих сзади вверху сделаны зарубки, может быть обозначавшие место иконы в ряду иконостаса. На иконе апостола Петра, стоявшей в левой (от зрителя) части чина, сделано пять зарубок. На остальных иконах, стоящих в правой (от зрителя) части чина: у «Архангела Гавриила» — четыре зарубки, у «Апостола Павла» — пять зарубок, у «Иоанна Златоуста» — три зарубки, у «Князя Владимира» — две зарубки. Ковчег, паволока холщового переплетения.

Сохранность. На иконах «Спас с Богоматерью и Предтечей», «Архангел Гавриил», «Апостол Петр» торцовые поля опилены, нижние вместе с лузгой, верхние — до лузги. У иконы «Князь Владимир» нижнее поле опилено вместе с лузгой, верхнее — лишь слегка, так что видна узенькая полоска красной опуши. У икон «Апостол Павел» и «Иоанн Златоуст» доски сохранны полностью, однако на нижнем поле и вдоль лузги на фоне внизу удален грунт. Видимо, весь чин был когда-то помещен в иконостасе со слишком узким расстоянием между тяблами. Имеются выбоины до паволоки и до доски (самые большие — вдоль левого края иконы «Архангел Гавриил», вдоль правого края иконы «Апостол Павел», в нижней части иконы «Апостол Петр»). Живопись потерта. Мелкие утраты и тонировки. Сильно потерто золото фона и нимбов.

Утраты и вставки на лике Христа (на правой части лика — большая вставка) и Иоанна Предтечи. Утраты и тонировки на лике Богоматери.

От надписей на фоне остались лишь следы киновари и «тени» от утраченных букв на золоте фона.

Описание.

На центральной иконе чина представлены Спас на престоле, Богоматерь и Предтеча. Спас правой рукой благословляет, левой придерживает на колене раскрытое Евангелие с текстом черной краской, с красными инициалами:

(Иоанн, 8, 12: «Паки же им Иисус рече, глаголя: аз есмь свет миру; ходяй по мне, не имать ходити во тме, но имать свет животный».) Ноги Христа расположены в одной плоскости, левое (от зрителя) колено и ступня чуть опущены. Христос облачен в лиловый (относительно светлого тона) хитон и бирюзовый гиматий. Престол без спинки, охряной с золотым ассистом, верхняя плоскость светло-оранжевая. Подушки зеленая и красная, подножие светло-оранжевое. Фигуры Богоматери и Предтечи очень тонкие, удлиненных пропорций. Богоматерь в бирюзовом хитоне и темно-лиловом гиматии. Предтеча в зеленой милоти и светло-оранжевом гиматии, который в тенях показан светло-оливковым, так что создается впечатление двуцветной одежды.

Архангел Гавриил обращен влево, держит сферу (белильная надпись ХС) и посох. Изображение ступней утрачено, однако в контуре фигуры передано спокойное предстояние, а не шаг. Облачен в розовый хитон и светло-зеленый плащ, симметрично накинутый на плечи и застегнутый на груди тремя застежками. Крылья охряные с золотым ассистом, подпапортки розовые.

Апостол Петр обращен вправо, правая рука в жесте адорации, в левой большой ключ и свернутый свиток. Облачен в бирюзовый хитон и оранжево-желтый гиматий, который в тенях сделан оливковым.

Апостол Павел обращен влево, обеими руками держит перед собой закрытое Евангелие. Облачен в холодно-зеленый хитон и светло-лиловый гиматий, часть которого на левом плече сделана светло-зеленой, травянистой, на лиловой части гиматия — светло-зеленые пробела.

Иоанн Златоуст изображен почти фронтально, в легком повороте влево. Обеими руками держит закрытое Евангелие. Облачен в красно-лиловый саккос с зелеными кругами, внутри которых на черном фоне — золотые кресты. Омофор белый, на его черных крестах — золотой орнамент. Изнанка саккоса, видная в рукавах и в разрезах на боках, — красная, под саккосом белый подризник с коричневыми «источниками».

Князь Владимир обращен влево, обе руки в жесте адорации. Облачен в бирюзовый хитон с широкими окаймлениями на плече и на подоле (охра с золотым ассистом) и таким же поясом. Гиматий красный, с золотым орнаментом, завязан узлом на плече; имеет сходство с «корзнами» в изображениях XII–XIV вв., где представлены Борис и Глеб. Подкладка гиматия желтая, с тонким бледно-зеленым узором. На голове охряной венец, с «жемчугами» и золотым ассистом.

Оттенки одежд разнообразные: бирюзовый, несколько зеленых, желтых, красных, лиловых. Драпировки переданы несколькими градациями высветлений и бликов.

Лики написаны по светлому зеленоватому санкирю светлой розоватой охрой, с мягкими высветлениями. Оттенки охры несколько различаются: у седоволосых апостола Петра и князя Владимира она более светлая, у апостола Павла, архангела Гавриила и Иоанна Златоуста общий тон ликов темный.

Кисти рук заостренные, с четко переданным при помощи пробелов строением суставов.

Нимбы золотые, отделены от фона тройными графьями. На нимбах прографленый узор в виде «кринов».

Фон и поля золотые. Поземы зеленые, в два тона, с орнаментом-«ковриком» (плохо сохранился).

Иконография.

Чин сохранился не полностью. Помимо центральной иконы, здесь должны были быть два архангела, два апостола, два или четыре святителя и какое-то изображение, парное фигуре князя Владимира. Возможно, были представлены также Борис и Глеб, культ которых был тесно связан с культом князя Владимира. Таким образом, очевидно, если иметь в виду также Бориса и Глеба, в чине было не менее тринадцати или пятнадцати фигур: Спас, Богоматерь, Предтеча, архангелы Михаил и Гавриил, апостолы Петр и Павел, святители Василий Великий, Иоанн Златоуст, возможно Никола и Григорий Богослов, мученики князь Владимир и неизвестный, Борис и Глеб. О составе чина см. также «Датировка и атрибуция».

В первой половине XV в. многофигурные деисусные чины1 с изображениями в рост были широко известны:

1 Наиболее полную сводку литературы о деисусных чинах см.: «Lexikon der christlichen Ikonographie». Herausgegeben von E. Kirschbaum. Bd. I. Rom, Freiburg, Basel, Wien, 1968, Sp. 494–499 (Th. von Bogyay).

2
  • «Искусство Руси эпохи Рублева (XIV — начала XVI вв.)» Каталог. Гос. Исторический музей. М., 1960, № 25, с. 15, илл.;
  • Н. А. Маясова. Древнерусское шитье. М., 1971, с. 12–13, табл. 9.

Можно предполагать, что развитые чины были в это время и в Новгороде. Известие летописи о пожаре 1419 г. в надвратной церкви Богородицы, когда были повреждены иконы Иоанна Предтечи, Николы и Василия, можно истолковать как свидетельство об одиннадцатифигурном чине3. Ср. также шитый чин эпохи Евфимия II из девяти фигур в ГТГ4. Иконы ГТГ из с. 193
с. 194
¦
собрания И. С. Остроухова подтверждают наличие в новгородском искусстве первой половины XV в. развитых деисусных чинов.


[Илл. с. 194] Спас на престоле. Конец XIV в. Центральная икона триптиха из погоста Кривое. ГТГ.

Отдельные изображения также находят аналогии среди произведений первой половины XV в. Спас на центральной иконе представлен на низком престоле, без спинки; колени примерно на одном уровне, их рисунок передает пластику фигуры и драпировок. Сходные особенности —

Как известно, на протяжении XV в. в Новгороде и в Москве сформировалась совсем иная, чем в иконе собрания И. С. Остроухова, иконографическая схема изображения сидящего Спаса: престол с высокой полукруглой спинкой, характерное положение ног (правая от зрителя резко опущена), диагональное расположение складок гиматия. Ср. среди новгородских икон деисусные ряды

Особенностью иконы Спаса является текст на Евангелии: он цитирует, по старой традиции, Евангелие от Иоанна, 8, 12, тогда как в начале XV в. в русской живописи становятся более принятыми другие тексты («Не на лица судите...», «Приидите ко мне...)6.

6 В. А. Плугин. Мировоззрение Андрея Рублева. (Некоторые проблемы.) Древнерусская живопись как исторический источник. М., 1974, с. 92–95. В собрании Дж. Ханн в США хранится новгородская икона, относящаяся, судя по репродукции, к XVI в., но поновленная при «антикварной» реставрации; изображен трехфигурный деисусный чин на одной доске, близкий по иконографической схеме к среднику чина коллекции И. С. Остроухова (отличия: надпись на Евангелии — «Не на лица судите...»; дополнительно включены фигуры Николы и апостола Петра). См.: «Russian Icons. Collection of George R. Hann», Syracuse Museum of Fine Arts. Syracuse — New York, December 3, 1944, to January 17, 1945, № 6, ill.


[Илл. с. 196] Иоанн Предтеча. 1425–1427 гг. Икона из деисусного ряда иконостаса Троицкого собора в Загорске.

Из фигур предстоящих на той же иконе изображение Богоматери иконографически нейтрально и в целом отвечает типам XV в., а фигура Иоанна Предтечи — в образе аскета-пустынника, в милоти с широким свисающим рукавом, в гиматии, с обнаженными ногами, с простертыми перед грудью кистями рук — имеет прямые аналогии в двух произведениях первой половины XV в. —

В более поздних новгородских иконостасах Иоанн Предтеча изображается в хитоне и длинном гиматии, как у апостолов (ср. чины Новгородского музея, ГТГ, кат. №№ 32 и 33). В московской иконописи существовала и еще одна иконографическая традиция — изображать Иоанна Предтечу как проповедника, со свитком и текстом «Покайтеся...» (икона 1408 г. из Успенского собора во Владимире, икона из Ферапонтова монастыря, 1502–1503 гг., обе в ГТГ).

7 В. Н. Лазарев. Андрей Рублев и его школа. М., 1966, табл. 167.

«Спас на престоле», с предстоящими Богоматерью и Иоанном Предтечей», имеет более позднее иконографическое повторение (реплику) в иконе ГТГ, позднего XV в. или первой половины XVI в., из собрания И. С. Остроухова, которую связывают с Нижним Новгородом. Возможно, это копия раннего новгородского оригинала8.


[Илл. с. 196] Архангел Гавриил. 1425–1427 гг. Икона из деисусного ряда иконостаса Троицкого собора в Загорске.

[Илл. с. 197] Иоанн Златоуст. 1425–1427 гг. Икона из деисусного ряда иконостаса Троицкого собора в Загорске.

«Архангел Гавриил» и «Иоанн Златоуст» по своим иконографическим схемам наиболее близки к одноименным произведениям из иконостаса Троицкого собора 1425–1427 гг.9 (илл. стр. 196, 197).

9 В. Н. Лазарев. Андрей Рублев и его школа. М., 1966, табл. 164, 169.

Рисунок обеих икон с апостолами — с Петром и Павлом — также соответствует типам первой половины XV в. Так, «Апостолу Петру» идентична одноименная фигура в шитом евфимьевском чине из ГТГ10.

10 См. прим. 4.


[Илл. с. 197] Апостолы Петр и Иоанн Богослов. Деталь византийской иконы конца XIV в. Монастырь св. Екатерины на Синае.

В изображении апостола Петра привлекает внимание тип прически: пряди волос уложены в четыре яруса, расчесаны посредине лба. Как в русском, так и в византийском искусстве более распространен другой тип изображения Петра: волосы даются более обобщенно, линии прядей надо лбом косые. Тот тип апостола Петра, который представлен иконой из чина И. С. Остроухова, встречается в византийских произведениях, но редко11 (илл. стр. 197).

11

Особый интерес представляет изображение князя Владимира. Это реальное историческое лицо, киевский князь Владимир Святославич (ум. в 1015 г.), при котором Русь была крещена в 988 г., отец Бориса и Глеба и Ярослава Мудрого. Поскольку князь Владимир был в крещении Василием, то изображения Василия Великого и храмы Василия Великого или Трех святителей связывались с памятью Владимира. Сам князь Владимир был причислен к лику святых после 1240 г., тогда с. 194
с. 195
¦
же написана служба в его честь и установлена память 15 июля12.

В 1311 г. в Новгороде по повелению архиепископа Давыда была построена надвратная Владимирская церковь — одно из первых каменных зданий Новгорода после вызванного войнами перерыва13.

Древнейшее из сохранявшихся изображений Владимира было на наружной фреске 1246 г. церкви Спаса на Нередице, где Владимир и Ольга были представлены по сторонам «Успения»14.

14 Ю. Н. Дмитриев. Изображение отца Александра Невского на нередицкой фреске XIII в. — «Новгородский исторический сборник», 3–4. Новгород, 1938, с. 39–57.

От XIV в. сохранились изображения князя Владимира в живописи:

15

17 Н. А. Маясова. Древнерусское шитье. М., 1971, табл. 5.

Памятник начала следующего столетня — миниатюра с изображением Владимира, Бориса и Глеба в Сборнике 1414 г. Рукопись не сохранилась, но с миниатюры была сделана копия, воспроизведенная у И. Срезневского18. Сборник был изготовлен для новгородской надвратной церкви св. Владимира, видимо, в связи с опустошившим ее пожаром19. Он создан, как свидетельствует запись, по благословению архиепископа Иоанна, в это время уже постригшегося в схиму в Деревяницком монастыре, и по повелению некоего Сидора Кюприянова; в записи упоминается имя Матфея Кусова, известного деятеля новгородской культуры того времени.

К 60-м годам XV в. относится московская шитая пелена с изображением Богоматери Смоленской, где на нижнем поле представлены Иоанн Златоуст, Борис, Владимир, Глеб (Гос. Музеи Московского Кремля)20. Самое позднее среди известных изображений Владимира в XV в. — на Софийской таблетке в Музее-квартире П. Д. Корина (кат. № 63–22 б).

20

Автор предполагает, что пелена заказана великой княгиней Марией Борисовной, первой женой Ивана III, дочерью тверского князя.

Известные нам изображения Владимира в искусстве XIV–XV вв. относятся к двум типам (перечень см. «Датировка и атрибуция»). Один, где святой представлен в княжеской шапке, можно условно назвать историческим. Другой, где, как в издаваемом чине собрания И. С. Остроухова, Владимир — в царском венце, носит символический характер; в подобных изображениях нельзя не видеть ассоциации с образом Давида — царя Израиля, с идеей царственной мудрости и величия.

Остается неясным, с кем в паре изображался князь Владимир в деисусном чине,— может быть, с Ольгой, как в Нередице? На новгородской иконе 1560 г. с избранными святыми (ГТГ) он представлен на правом поле, но парное изображение сильно повреждено и не поддается определению21.

Чин из собрания И. С. Остроухова является одним из немногих деисусных рядов, сохранившихся на Руси от первой половины XV в. Он еще не обладает той устойчивой отработанностью состава и иконографических типов, какая присуща новгородским деисусным рядам второй половины XV в. (ср. кат. №№ 32, 33, 37, 55).

Датировка и атрибуция.

Первую характеристику чин получил у А. В. Грищенко [1917]. Он отнес иконы к «последним годам XIV в.» или к рубежу XIV–XV вв. и предположил в нем руки разных мастеров: центральную икону и «Князя Владимира» он приписал руке русского мастера, а остальные иконы чина — византийскому художнику (предположительно). При этом весь комплекс он связывал с новгородской художественной культурой.

В каталоге В. И. Антоновой и Н. Е. Мневой ([1963], I) чин отнесен к первой половине XV в. Эта датировка подтверждается следующими соображениями: иконографические схемы икон имеют аналогии среди памятников первой половины XV в.; более поздней датировке противоречат состав текста на Евангелии Христа, прическа Петра. Палеографические признаки надписи на Евангелии также говорят о первой половине XV в. как о времени создания комплекса22.

22 Ср. надписи

  • на ковчеге-мощевике суздальско-нижегородского князя Ивана Даниловича, 1414 г.;
  • на суздальском шитом воздухе княгини Аграфены, 1410–1416 гг.

(Т. В. Николаева. Произведения русского прикладного искусства с надписями XV — первой четверти XVI в. М., 1971, табл. 4, 5).

О новгородском происхождении чина свидетельствуют стилистические признаки, языковые особенности надписи на Евангелии, где видна характерная новгородская мена «ч» и «ц» («реце», «притцу»).

Орнамент нимбов, хотя и встречается в новгородском искусстве («Отечество», ГТГ23; «Чудо от иконы Богородицы», ГТГ, из с. Курицкое, кат. № 12), не может служить аргументом для атрибуции, поскольку он известен и в произведениях иных центров (ср. «Спаса» (оплечное изображение) из собрания Н. П. Лихачева в ГРМ24, «Богоматерь Умиление» в ГТГ, иногда относимую к тверской школе25).

Косвенное основание для атрибуции дает включенное в чин изображение князя Владимира. От XV в. сохранилось несколько чинов с редкими, необычными фигурами, причем в одном случае эти фигуры связаны с именем заказчика (соименные архиепископу Евфимию II Иоанн Богослов и преподобный Евфимий в шитом чине из ГТГ), в других же случаях причина появления таких фигур неясна. Это либо патрональные святые, помещенные в чине по воле заказчика, либо мы имеем дело с отражением местных культов. Таковы

От XVI в. это

Культ св. князя Владимира был особенно прочен именно в Новгороде27, о чем говорят фреска Нередицы, постройка Владимирской церкви, фреска церкви Феодора Стратилата, Софийская таблетка (см. раздел «Иконография»). Одна из княжеских гробниц, которую с. 195
с. 196
¦
«позлати» и «подписа» в 1439 г. архиепископ Евфимий, названа летописью «гроб князя Володимера, внука великого Володимера»28.

Правда, тип изображения Владимира в остроуховском чине — в золотом венце — не согласуется, казалось бы, с новгородской традицией.

Между тем изображение Владимира в венце, почти в типе пророка Давида, — традиция московская

В Новгороде традиция изображать Владимира в венце с. 196
с. 197
¦
с уверенностью фиксируется лишь в конце XV в. (Софийская таблетка).

Однако в других иконах остроуховского чина мы тоже видим совпадения с московской иконографией (в «Архангеле Гаврииле», «Иоанне Предтече», «Иоанне Златоусте»). Вероятно, в «Князе Владимире», как и в других иконах чина, новгородцами использованы не традиционно местные, а общерусские схемы.

Известно, что в 1414 г., в связи с ремонтом после пожара надвратной церкви князя Владимира в Новгородском Детинце, для этого храма была изготовлена лицевая рукопись. Не исполнен ли тогда же для этой церкви и издаваемый деисусный чин с фигурой князя Владимира? В таком случае нашли бы себе объяснение как небольшая высота икон, так и растянутость чина в ширину, его многосоставность (что естественно для невысокого, но широкого помещения надвратного храма). Древнее здание Владимирской церкви не сохранилось до нашего времени. Сведения о декоре интерьера имеются в описании Новгорода 1617 г., обнаруженном в ЦГАДА, которое готовят к публикации В. Л. Янин и М. Е. Бычкова. Это описание указывает, что в местном с. 197
с. 198
¦
ряду Владимирской церкви было две иконы, а в деисусном — восемнадцать. Показательны большое количество икон и их четное число, т. е. асимметрия чина. Если это обстоятельство восходит к древности, к интересующему нас раннему XV в., то следует предположить, что у «Князя Владимира» не было парной иконы. Состав чина следовало бы тогда представить следующим образом: ядро чина с четырьмя святителями составляло одиннадцать фигур, к ним добавлялись мученики Георгий и Димитрий, Борис и Глеб, еще какая-то пара фигур и, наконец, восемнадцатой иконой был «Князь Владимир».

В XIX в. в Новгороде еще существовала старая храмовая икона Владимирской церкви, хранившаяся в новгородской кремлевской Никольской часовне. Князь Владимир был представлен по пояс, «в далматике и порфире», со свитком; по сторонам — маленькие фигурки Бориса и Глеба (как на миниатюре в Сборнике 1414 г.!), а у свитка — Кирик и Улита31.

Наличие местной иконы с князем Владимиром вряд ли исключало возможность помещения его фигуры в деисусном ряду.

Если чин изготовлен для Владимирской церкви в 1414 г., то можно объяснить и высокое художественное качество икон: видимо, они исполнены художниками из архиепископской мастерской.

Однако стилистические особенности икон не дают полной уверенности в датировке чина 1414 г.: такие иконы, как «Апостол Петр» и «Князь Владимир» могли быть созданы и ближе к середине XV в. Поэтому дата 1414 г. остается гипотетичной. Владимирская церковь перестраивалась в 1461–1462 гг., когда «старая изрушилась»32. Стилистические признаки не позволяют отнести иконы к этому столь позднему времени: при перестройке, вероятно, был сохранен старый деисусный чин. Следует отметить, что чин с князем Владимиром мог находиться в одном из Борисоглебских храмов или приделов.

По композиционно-иконографической схеме средник чина с князем Владимиром сходен с центральной частью «Деисусного чина, с Николой и неизвестным святым», XV в., из собрания А. Виберга, в Национальном музее в Стокгольме (кат. № 94). Икона в Стокгольме изучена еще недостаточно, однако есть некоторые основания считать ее новгородской. Тем самым наша атрибуция деисусного чина из ГТГ как новгородского произведения находит еще одно косвенное подтверждение. В каталоге В. И. Антоновой и Н. Е. Мневой ([1963], I) чин отнесен к псковской школе. Однако он не имеет сходства с известными нам псковскими произведениями.

Литература.


Литература:

Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info | ВКонтакте

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.