Наверх (Ctrl ↑)

Сретение Господне

Сретение Господне
Изображения с более высоким разрешением:

Конец XVII — первая треть XVIII вв.

Дерево, темпера
53 × 42.4 см

Рыбинский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, Россия
Инв. РБМ 4531

См. в «Галерее»:

 Хохлова 2005 

Происходит из церкви Молчанской Богоматери Югской Дорофеевой пустыни Рыбинского уезда.
Поступила в музей в 1925 году.
Реставрировалась в 1994 году в ЯХМ Т. Л. Шабановой и в 2004 году в РГИАХМЗ Е. А. Расторгуевой.

Сретение Господне — двунадесятый праздник, установленный в память о принесении в Иерусалимский храм Младенца Христа на сороковой день после рождения, где Он был встречен старцем Симеоном и пророчицей Анной, что символизировало встречу Ветхого и Нового Заветов (Лк. II, 22–38). Отмечается 2/15 февраля.

Хотя в целом иконографическая схема Сретения весьма устойчива, существует ряд вариантов группировки и взаимного расположения персонажей. На публикуемой иконе композиция разбита на две самостоятельные группы. В левой изображены пророчица Анна и праведный Иосиф, несущий в ларце двух голубей — очистительную жертву, которую нужно было принести в соответствии с законом (этот мотив также символически связывается с преемственностью двух заветов: «Голубина же два птенца, яко начальник ветхого и нового...» (вечерня, стихира на стиховне)). Правую группу образуют Богоматерь с Младенцем Христом на руках и склонившийся к ним Симеон, готовый покровенными руками восприять воплотившегося Сына Божия. Вверху все фигуры объединены пятилопастной аркой, в левую часть которой плотно вписан нимб Иосифа.

Иерусалимский храм представлен на иконе в виде фантастического здания с орнаментированными стенами и килевидным фигурным фронтоном. Круглые окна, видные из-под арки, как и пышный растительный декор, отражают впечатления художника от барочной архитектуры, в то время как «палаты» с тремя щипцовыми фронтонами на втором плане восходят к иконописной традиции XVI века.

Обилие сложного и нарядного орнамента сочетается в иконе с продуманностью и уравновешенностью композиции. Центральное окно с причудливой формы наличником вписано между головами Анны и Богоматери, четко отделяя одну группу персонажей от другой; волютообразные завитки на боковых частях фасада, напротив, замыкают всех участников события в едином, хотя и условном храмовом пространстве. Любопытно, что престол храма, всегда игравший большую композиционную и символическую роль в этом сюжете, мастер отодвинул на второй план, где он едва виден между фигурами Богоматери и Симеона, что обусловило почти идеальное ритмическое построение первого плана. Продумано и цветовое решение, основанное на сочетании золотистых, красно-оранжевых и зеленых оттенков. Живопись демонстрирует яркую индивидуальность автора, не отходящего от традиции, но достаточно свободно творящего в ее рамках.

Литература