▲ Наверх (Ctrl ↑)
По темам: Перейти
Другие языки
Молящиеся новгородцы
Изображения с более высоким разрешением:
См. ниже:

Молящиеся новгородцы

Школа или худ. центр: Новгород

1467 г.

112 × 85 см

Новгородский гос. историко-архитектурный и худо­жест­вен­ный музей-заповедник, Новгород, Россия
Инв. 7580 или 7638

Редкий пример изображения заказчиков иконы в древнерусской иконописи. Впрочем, в иконе господствует "эпический" стиль - нет стремления к передаче портретного сходства в отдельных фигурах.

См. в «Галерее»:

Ниже цитируются:
 Смирнова, Лаурина, Гордиенко 1982 

 
с. 246
¦
28. Деисусный чин и молящиеся новгородцы
(стр. 103–105, 154–155; илл. стр. 440, 441)
Новгородский музей, инв. 7638.
1467 г. или вторая половина XV в.
112 × 85.

Происхождение. Обнаружена Г. Д. Филимоновым в 1849 г. в часовне Варлаама Хутынского, куда иконы поступали из близлежащих, упраздненных церквей Димитрия и Иакова в Кожевниках1. Р. Игнатьев и Макарий указывают, что «Молящиеся новгородцы» происходят из одной из этих церквей2. На основании надписи в центральной части иконы В. Л. Янин полагает, что изображенные на иконе бояре были прихожанами церкви Спаса на Ильине улице и Знаменского собора, откуда, по-видимому, происходит и икона3. Однако «рабами» Спаса и Богоматери назывались вообще христиане, и таким образом не обязательно связывать текст надписи с обозначением прихода. Из часовни Варлаама Хутынского икона попала в церковь Николы Кочанова4. В 1912 г. она передана в Новгородское епархиальное древлехранилище. Во время Великой Отечественной войны эвакуирована, в 1946 г. возвращена в музей.

1 П. Гусев. Три новгородские уничтоженные церкви. — «Вестник археологии и истории, издаваемый имп. Археологическим институтом», XXII. СПб., 1914, с. 83–90.

2

3 В. Л. Янин. Патрональные сюжеты и атрибуция древнерусских художественных произведений. — «Византия. Южные славяне и древняя Русь. Западная Европа. Искусство и культура». Сборник статей в честь В. Н. Лазарева. М., 1973, с. 268.

4 П. Л. Гусев. Две исторические иконы Новгородского церковного древлехранилища. — «Труды Новгородского церковно-археологического общества». Новгород, 1914, с. 176–177. М. Толстой, автор не очень надежный, указывал, что «Молящиеся новгородцы» находились во Власьевской церкви. См.: М. Толстой. Святыни и древности Великого Новагорода. М., 1862, с. 104.

Раскрыта в Новгороде в 1912–1913 гг. П. И. Юкиным5.

5 «Журнал Новгородского церковно-археологического общества». — «Новгородские епархиальные ведомости», 1913, с. 1441; «Отчет за 1913 год» [1914], с. 1386.

Доска липовая, из четырех частей, шпонки односторонние, несквозные. Ковчег, паволока.

Сохранность. Левый нижний угол и боковые поля в нижней части перелевкашены, написаны заново одежды и обувь двух бояр. Красная надпись поновлена Г. Д. Филимоновым на основании фрагментов первоначальной, прочитанной им как SЦОЕ — 6975–1467 г.6 Макарий предлагал другое прочтение SЦЧЕ — 6995 — 1487 г.7 Черная надпись на нижнем поле сохранилась незначительными фрагментами. Согласно свидетельству Г. Д. Филимонова и Макария, в ней читалось имя Антипы Кузьмина, заказавшего икону. Однако эта, а также все остальные черные надписи — поздние, и под ними видны фрагменты первоначальных киноварных букв. Сохранность нижней надписи в настоящее время плохая; за исключением некоторых слов и букв ничего нельзя прочесть. В нижнем регистре много тонированных утрат. В местах соединения досок трещины, также затонированы.

6 Г. Д. Филимонов. Иконные портреты русских царей. — «Вестник Общества древнерусского искусства». М., 1876, с. 62 и след.

Описание.

Композиция разделена на два регистра. Вверху деисусный чин: Спас на престоле, Богоматерь, Иоанн Предтеча, апостолы Петр и Павел, архангелы Гавриил и Михаил. Одежды зеленые, красные, желтые, оранжевые, коричневые, лиловые.

Внизу слева четыре мужские фигуры в рост. Впереди старец с широкой окладистой бородой. Его П. Л. Гусев считает Григорием, чье имя названо в надписи первым, отождествляет его с воеводой Григорием Богдановичем8. За ним следует темноволосый боярин с клинообразной бородой, светлый безбородый и темноволосый с небольшой округлой бородкой. Справа двое мужчин и женщина. Первого из них, седого с клинообразной бородой, П. Л. Гусев называет Иаковом, чье имя названо в надписи вторым из мужских имен, и отождествляет его с другим воеводой Яковом Степановичем, который вместе с Григорием участвовал в победоносной битве со шведами в 1411 г. Второй темноволосый с небольшой острой бородкой. Все мужчины в длиннорукавых голубых, зеленых, желтых, коричневых и красных шубах с широкими отложными воротниками, кафтанах с поперечными петлями. Волосы длинные, на ногах высокие сапоги. Женщина — вероятно, Марья — в коричневой шубе с оплечьем, красном платье с широкими рукавами, с черной каймой и «жемчужной» обнизью. На голове белый плат с длинными кистями. Дети в белых рубашках с красными орнаментами и кушаками.

8 П. Л. Гусев. Две исторические иконы Новгородского церковного древлехранилища. — «Труды Новгородского церковно-археологического общества». Новгород, 1914, с. 183.

Моделировка ликов в виде крупных пастозных пятен резко выделяется на коричневом санкире. Нос написан одним мазком светлой охры. На щеках, у носа, иногда на лбу положены яркие румяна и «оживки» белилами. Контуры темно-коричневые и черные.

Фон, нимбы золотые. Поземы светлые голубовато-зеленые с темными травами. На торцовых полях красная опушь. Нимбы с черной обводкой, нимб Христа крестчатый.

Надписи поздние, исполнены черной краской. Возможно, они в какой-то степени повторяют первоначальные. В верхнем регистре на Евангелии Христа;

(Матфей, 16, 24).

На свитке Петра: И/ТЫ//ЕСИ

(Матфей, 16, 16; Марк, 8, 29; Лука, 9, 20)

Над изображениями:

с. 246
с. 247
¦

Во втором регистре в одну строку:

Видны фрагменты первоначальной киноварной надписи. На нижнем поле поздняя дата красной краской: «SЦОЕ» (6975–1467 г.).

Фрагменты черной надписи:

Иконография.

В деисусном чине фигуры даны в изводах, типичных для новгородского искусства XV в. (см. кат. №№ 29, 32, 33, 37, 39, 55). Некоторые отличия лишь в фигуре Спаса.

Своеобразен нижний регистр иконы, не раз привлекавший внимание исследователей. Эта композиция может быть ктиторской, представляющей строителей храма, как это считал П. Л. Гусев9. Однако более вероятно, что изображено предстояние умерших людей перед вышним престолом. Это предположение высказано В. Л. Яниным10. Оно соприкасается с рассуждениями А. И. Анисимова, который рассматривал композицию иконы как образ «Страшного суда»11. Эта мысль не противоречит гипотезе П. Л. Гусева об изображении известных новгородских воевод начала XV в.

9 П. Л. Гусев. Две исторические иконы Новгородского церковного древлехранилища. — «Труды Новгородского церковно-археологического общества». Новгород, 1914, с. 183–184.

10 В. Л. Янин. Патрональные сюжеты и атрибуция древнерусских художественных произведений. — «Византия. Южные славяне и древняя Русь. Западная Европа. Искусство и культура». Сборник статей в честь В. Н. Лазарева. М., 1973, с. 269.

11 А. И. Анисимов. Этюды о новгородской иконописи, 1. Молящиеся новгородцы. — «София», 1914, № 3, I, с. 9–28.

Таким образом, икона, возможно, заказана потомками видных новгородских деятелей — Григория, Иакова и Стефана — для своего прихода, которым могла быть церковь Иакова в Кожевниках.


[Илл. с. 247] Деисусный чин и предстоящие. Икона XIII в. Монастырь св. Екатерины на Синае

Новгородская икона является вариантом особого рода композиций, известных в искусстве византийского круга, — двухъярусных деисусных чинов, где нижний ярус отведен фигурам земных заступников. Это могут быть местные святые, как на одной из синайских икон XIII–XIV вв. итало-византийского типа12 (илл. стр. 247) или на сербской иконе 1671 г. в Народном музее в Белграде13, причем почитание святых нижнего яруса может быть широким, национальным, но может быть и местным.

12 G. et M. Sotiriou. Icones du Mont Sinaï, I, II. Athènes, 1956, 1958, I, pl. 198; [1958], II, p. 180–182.

13 D. Milošević. Die Heilige Serbiens. Recklunghausen, 1968, Abb. S. 41. Пример указала Г. Кастер (см.: «Lexikon der christlichen Ikonographie». Begründet von E. Kirschbaum. Herausgegeben von W. Braunfels. Bd. 5–8. Rom, Freiburg, Basel, Wien, 1973–1976, 6, Sp. 38).

Сохранились сведения о почитании некоторых новгородских семей, об их изображении в стенописях. Известно, что в новгородском Антониевом монастыре чтились пять братьев Алфановых (память 4 мая), мощи которых были перенесены туда из основанного ими приблизительно в конце XIV — начале XV в. и сгоревшего в 1775 г. Сокольницкого монастыря14. В церкви Вознесения на Прусской улице были изображения семнадцати ктиторов — членов нескольких поколений семьи Морозовых — бояр из рода Мишиничей15.

Тексты на Евангелии Христа и свитке апостола Петра взяты из тех строк Евангелия, которые касаются темы спасения души; тем самым тексты связаны с идейным замыслом «Молящихся новгородцев», с мыслью о заступничестве в загробном мире. (Относительно текста на Евангелии Христа следует также иметь в виду, что это может быть начало многих Евангельских чтений, где зачины «Рече Господь своим ученикам» чередуются с другими — «Во время оно».)

По наблюдению О. И. Подобедовой, композиция «Молящихся новгородцев» своим идейным содержанием родственна композициям с избранными святыми и «Богоматерью Знамение», широко распространенным в новгородской иконописи XV в.16 Святые, предстоящие за Новгород перед высшим миром, в иконе «Молящиеся новгородцы» заменены представителями новгородской семьи.

По своему идейному содержанию икона «Деисусный чин и молящиеся новгородцы» самым непосредственным образом связана с надгробными иконостасами. «Молящихся новгородцев» следует сопоставить и с иконами, изображающими умерших и их святых патронов в молении перед Христом. В Описи Иосифо-Волоколамского монастыря, 1545 г., упомянуты две такие иконы; на одной представлены Иоанн Богослов и князь Иван Борисович Рузский (ум. в 1503 г.), на другой — Феодор Стратилат и князь Федор Борисович Волоцкий (ум. в 1513 г.). См.: В. М. Сорокатый [1977], с. 412.

Датировка и атрибуция.

Несмотря на то, что на иконе имеется надпись, дата плохо читается, поэтому о времени создания с. 247
с. 248
¦
памятника до сих пор нет единого мнения. У исследователей начала века была тенденция относить икону к раннему XV или даже к XIV в. Об этом прямо высказывался П. П. Муратов [1925]. А. В. Грищенко [1917], сравнивая «Молящихся новгородцев» с «Битвой новгородцев с суздальцами», которую он относил к началу XV в., предлагал так же датировать «Молящихся новгородцев». И. Э. Грабарь [1926], как бы ничего не зная о надписи, относил икону к XIV в.

Только Н. П. Кондаков ([1933], IV) определил икону как памятник последней четверти XV в. В. Н. Лазарев ([1947], [1954]) принял прочтение, предложенное Г. Д. Филимоновым, и отнес икону к 1467 г. Поскольку не исключено, что дата в надписи воспроизведена при реставрационном поновлении неточно, в настоящем каталоге предлагается более широкая датировка иконы.

Типы старцев обнаруживают близкое сходство с «Власием и Спиридоном» из Власьевской церкви (ГИМ, кат. № 45), на что обратила внимание Л. М. Глащинская [1938].

Выставки.

Литература.

с. 248
 
¦


 Лазарев 2000/1 

  
 с. 242 
¦
50. Молящиеся новгородцы

1467 год. 112×85. Историко-архитектурный музей-заповедник, Новгород [7580].

Из Николо-Кочановской церкви в Новгороде. Сохранность хорошая. Незначительные потертости красочного слоя. Вставки нового левкаса в нижних углах доски. Посередине идет надпись полууставом: Молятся рабы Божии Григорей, Марья, Иаков, Стефан, Евсей, Тимофей, Олфим и с чады Спаса и пречистой Богородицы о гресех своих. На нижнем поле находилась поздняя надпись полууставом: В лето 6975 (1467) индикта 15 повелением раба Божия Антипа Кузьмина на поклонение православным. При расчистке иконы под этой надписью были открыты остатки первоначальной, старой: ... индикта 15 пове[ле]н[ием] раба Б[ожия] Анти[па] Куз[мина] поклонение хрестианам. В 1849 году Г. Д. Филимонов имел возможность прочесть надпись на нижнем поле иконы еще до ее записи, когда были видны остатки первоначальной даты, ныне утраченной. Индикт, считая год сентябрьским, совпадает с расшифрованной Г. Д. Филимоновым датой (1467 год), которую восстанавливали самым произвольным образом — и как 1487 год (архимандрит Макарий и  Ф. И. Буслаев), и как 1475 или 1493 (Н. П. Кондаков). В новгородских летописях упоминаются в 70-х годах XV века бояре Кузьмины: в 1476 году при встрече Ивана III присутствовали Василий, Иван и Тимофей Кузьмины. Вероятно, из этой же семьи вышел заказчик иконы — Антип Кузьмин.  с. 242 
  
¦



Детали

[A] Христос

[B] Богоматерь, архангел Михаил, апостол Петр

[C] Иоанн Предтеча, архангел Гавриил, апостол Павел

[D] Новгородцы

Литература:

Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info | ВКонтакте

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.

ID: 573