▲ Наверх (Ctrl ↑)
По темам: Перейти
Троица Ветхозаветная
Изображения с более высоким разрешением:

Троица Ветхозаветная

Школа или худ. центр: Русский Север

Конец XVI — начало XVII вв.

Дерево, темпера.
107 × 85 см

Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Инв. 19982

См. в «Галерее»:

 София Премудрость Божия 2000 

 
с. 54
¦
7. Троица Ветхозаветная

Конец XVI — начало XVII века. Русский Север
Дерево, темпера; 107 × 85
Находилась в собрании А. И. и И. И. Новиковых, поступила из церкви Успения «на Апухтинке» в Москве
ГТГ, инв. 19982

Икона — один из типологических вариантов образа «Троицы Ветхозаветной», или «Гостеприимства Авраама», созданный на основе текста 18-й главы Книги Бытия. Своеобразие композиции определено стремлением мастера «объемно» обозначить декорацию действия, чтобы наиболее полно передать суть содержания текста Библии. Пространство разделено замкнутой стеной с шатром Авраама на два плана: передний, или внутренний, — сцена «угощения» Авраамом и Саррой «трех мужей» в образе крылатых ангелов и задний, внешний, — дубрава Мамврийская (пещера, гора, дерево) и архитектура (три башни, объединенные велумом). В центре композиции — прямоличная фигура ангела, нарочито выделенная двумя крыльями, распростертыми над Авраамом и Саррой, стоящими за трапезным столом, держа в покровенных руках чаши с хлебами.

В 18-й главе Книги Бытия наиболее зримо раскрыта тема Бога в его отношении к миру и к избранному народу. В учении «ветхозаветной премудрости» (Книги Премудрости Соломона и Премудрости Иисуса, сына Сирахова) трапеза у дуба Мамврийского «трех мужей», одного из которых Авраам называет Владыкой и Господом, а себя его рабом, представляется ветхозаветным символом общей духовной трапезы Бога и человека («и они ели» — Быт. 18 : 8), ответным актом благоволения (1 Кор. 10 : 4) к «боящимся Господа» (Сир. 1 : 13) и потому обладающих «полнотой премудрости» (Сир. 1 : 16) — «она наполняет их от плодов своих: весь дом их она наполнит всем, чего желают, и кладовые их — произведениями своими» (Сир. 1 : 16–17), в противоположность «согрешающим» против Премудрости, подобно Содому и Гоморре, обреченным на гибель. Как ветхозаветный образ пророческих видений и откровений, средний ангел на иконе предстает Ангелом Завета (Малах. 3 : 1), Ангелом Господним, действующим в истории избранного народа (Быт. 16 : 7, 22 : 11–12, 31 : 11; Исх. 3 : 2). Явление «трех мужей» Аврааму у дуба Мамврийского в интерпретации христианской экзегетики и литургики есть непосредственное откровение Святой Троицы. Оно вошло в изобразительный цикл мозаик, фресок и икон не только иллюстрацией 18-й главы Книги Бытия или преобразовательным символом искупительной жертвы Сына Божия, но и стало каноническим образом Святой Троицы, ее трех ипостасей в лице Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого, темой литургических песнопений («...странно и чудно у дуба Мамврийска узрев Тя Авраам во образе триех мужей, яки к единому беседоваше, глаголя: Господи, аще обретох благодать пред Тобою, не мини раба Твоего: триим убо, в триех явльшихся ему лицах, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, единому же в существе Богу, до земли поклонися...» — Акафист Троице, кондак 8).

На иконе образ среднего ангела с раскрытыми крыльями предстает более внушительным относительно сидящих с ним за трапезным столом двух ангелов со сложенными за спиной крыльями — существенный акцент, наглядно свидетельствующий об интерпретации сюжета о гостеприимстве Авраама как явлении Христа с двумя ангелами1.

1 На сложение вариантов иконографии «Троицы Ветхозаветной» оказали влияние тринитарные споры, обострившиеся на Руси в конце XV в., а также суждения византийских богословов и гимнографов Иоанна Златоуста (347–407), Иоанна Дамаскина (VIII в.), Андрея Критского (ум. 720 или ок. 726), Иосифа Песнописца (ум. 883), называвших «трех мужей» то Святой Троицей, то Богом с двумя ангелами, то тремя ангелами.

Иконографическая близость среднего ангела образу Софии, сидящей на престоле, в композиции «София Премудрость Божия» «новгородского» извода еще более обогащает символику иконы как прообразующей Тайну Великого Совета, Премудрость Логоса и Евхаристию Христа2.

2 Активная разработка ветхозаветного сюжета «Гостеприимство Авраама» в русской иконописи с конца XVI в., очевидно, явилась следствием «открытия» Ветхого Завета и тем обостренным вниманием к его прообразовательной символике в связи с появлением на Руси полного текста Библии, составленного в 1499 г. кругом новгородского архиепископа Геннадия (?–1505).

XVI век ознаменовался появлением печатных изданий полного текста книг Нового и Ветхого Завета. Это — «Десятиглав» 1502–1507 гг., созданный в городах Вильно и Супрасле, составивший вместе с «Пятикнижием» в 1514 г. полный славяноязычный свод Библии; «Русская Библия», изданная в Праге в 1517–1519 гг. доктором Франциском Скориной (ок. 1490–1552) из Полоцка, подстрочником для которой послужил один из списков Геннадиевской Библии. Она же легла в основу «Острожской Библии», напечатанной в 1580–1581 гг. Иваном Федоровым (ок. 1510–1583).

Икона экспонируется впервые.

Литература

А. Лукашов с. 54
 
¦


Литература:

Главная | Библия | Галерея | Библиотека | Словарь | Ссылки | Разное | Форум | О проекте
Пишите postmaster@icon-art.info | ВКонтакте

Система Orphus Если вы обнаружили опечатку или ошибку, пожалуйста, выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта.

Для корректного отображения надписей на греческом и церковно-славянском языках установите на свой компьютер следующие шрифты: Irmologion [119 кб, сайт производителя], Izhitsa [56 кб] и Old Standard [304 кб, сайт производителя] (вместо последнего шрифта можно использовать шрифт Palatino Linotype, входящий в комплект поставки MS Office).

© Все авторские права сохранены. Полное или частичное копирование материалов в коммерческих целях запрещено.

ID: 6240