Наверх (Ctrl ↑)

Снятие со креста. Положение во гроб

Снятие со креста. Положение во гроб
Изображения с более высоким разрешением:

Конец XVI — начало XVII вв.

Дерево, темпера.
35.8 × 30.4 × 2.4 см

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия
Инв. ДРЖ 1062

См. в «Галерее»:

 София Премудрость Божия 2000 

 
с. 128
¦
37. Снятие со креста. Положение во гроб1

Конец XVI — начало XVII века
Дерево, темпера. 35,8 × 30,4 × 2,4
Обнаружена экспедицией ЦГРМ в Гуслицком монастыре Московской области
ГРМ, инв. ДРЖ 1062

1 На тыльной стороне иконы под верхней шпонкой чернильная метка Строгановых и надпись: «Папулина» (М. А. Папулина?). См.: Искусство строгановских мастеров в собрании Государственного Русского музея: Каталог выставки. Л., 1987. № 58. С. 73.

Евангельские тексты сообщают, что тайные ученики Христа Иосиф Аримафейский, называемый Благообразным, и Никодим, желая спасти от поругания тело своего Учителя, испросили у Пилата разрешение совершить его погребение.

Икона из Русского музея делится на два смысловых и четыре пространственных плана. На первом плане «Положение во гроб» с предстоящими, на втором — «Снятие со креста», на третьем — слетающие ангелы и стоящие в отдалении жены, наконец, на четвертом — стены Иерусалима с бледно-розовыми арочными проемами. Справа в верхней части иконы сильно изогнутую фигуру Спасителя снимают с креста Иосиф Аримафейский, Иоанн Богослов и Никодим, облаченные в апостольские одежды — хитон и гиматий, им помогает благочестивый безымянный иудей. Его фигура изображена дважды: на лестнице и у ее подножия. Слева от креста Богоматерь. Тонкая и стройная ее фигура чуть отклонена назад. Она поддерживает под руки Христа и прижимается к его голове. За ней в отдалении скорбно стоят Мария Магдалина и Мария Клеопова. Внизу, у подножия креста, представлен Никодим, вынимающий гвозди из ног Спасителя.

На иконе из Русского музея совмещение двух сюжетов могло произойти из-за того, что на литургии оба события упоминаются в течение одной службы в Великую пятницу. В богослужении этого великого дня время смерти Господа ознаменовано девятым часом, а снятие тела Христова со креста вечернею. В паремиях (ветхозаветных чтениях) службы иносказательно прославляется Христос, а следовательно, и вся Святая Троица; чтением Апостола проводится основная мысль о Христе Божией Силе и Божией Премудрости. Во время Великого вечернего богослужения Церковь вспоминает уже совершившиеся и прославившие Господа события — Его страдания и смерть, т. к. на кресте приобретено примирение Бога с людьми2, в чем и явлена Божия Премудрость. Блаженный Феодорит сообщает: «Весьма легко было для Него и без воплощения совершить спасение людей, и одною волею разрушить владычество смерти... но Он восхотел показать не могущество свое. Но правду промышления»3.

2 Дебольский Г. С. Дни богослужения. СПб., 1887. Т. 2. Т. 2. С. 161–165.

3 Светлов П. Значение креста в деле Христовом. Киев, 1893. С. 211.

После всех чтений и молитв на средину храма выносится плащаница для поклонения верующих и поется канон о распятии Господнем, в котором выражена скорбь Церкви и плач Пресвятой Богородицы — композиция на первом плане иконы.

Тропарь «Благообразный Иосиф, сняв с древа пречистое тело Твое, обвил чистой плащаницей и положил во гробе новом...» произносится тайно священником в алтаре после Великого входа и относится уже к Великой субботе. Новый гроб становится источником жизни4, как и чрево Богоматери стало «пространнейшее небес».

4 Ильин В. Запечатленный гроб, или Пасха нетления. Троице-Сергиева лавра, 1995. С. 73.

Образ искупления человечества крестной жертвой Иисуса Христа соединяется на иконе с тайной Великой субботы.

Церковь особенно почитает Великую субботу. Упокоение во гробе становится последним приделом божественного умаления (кенозиса) «человек ради», таинственным покоем Творца. Дело искупления отождествляется Церковью с делом Творения. Как в первом творении, Бог, создавши все твари, почил в седьмой день, назвав его субботою, т. е. покоем, так и в «делании умного творения», совершив все дело искупления, воссоздав истлевшего грехом человека, обновив его живоносным крестом и смертью, в наступившем седьмом дне Господь успокоился, заснув спасительным сном перед Воскресением Своим в новом теле.

М. Федосеева с. 128
 
¦


Литература