Наверх (Ctrl ↑)

Шестоднев (Седмица)

Шестоднев (Седмица)
Изображения с более высоким разрешением:

Школа или худ. центр: Ярославль

Конец XVII в.

Дерево, темпера.
157 × 105 см

Ярославский художественный музей, Ярославль, Россия
Инв. И-222

См. в «Галерее»:

 София Премудрость Божия 2000 

 
с. 186
¦
62. Шестоднев (Седмица)

Конец XVII века. Ярославль
Дерево, темпера. 157 × 105
Находилась в церкви Тихвинской Богоматери города Ярославля
Ярославский музей, инв. И-222

В верхней части иконы, в клеймах, представлены праздничные сюжеты, соответствующие шести дням недели: «Сошествие во ад» (воскресенье), «Собор архангелов» (понедельник), «Усекновение главы Иоанна Предтечи» (вторник), «Благовещение» (среда), «Омовение ног» (четверг) и «Распятие» (пятница). Большую часть композиции занимает изображение «Субботы всех святых». В центре здесь представлен Престол Уготованный — Этимасия с Голгофским Крестом. По обе стороны от престола располагаются изображения ангелов с венцами в руках — они готовятся увенчать праведников. Над престолом — Спаситель на троне в окружении ангелов. Правой рукой Он указывает на раскрытое Евангелие (надпись на Евангелии: «Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные» (Мф. 11 : 28–29). Выше, в ряду праздничных клейм, — изображение Святой Троицы в ангельском круге с предстоящими Богоматерью и Иоанном Предтечей.

По обе стороны от престола тремя горизонтальными ярусами располагаются изображения святых по чинам: мученицы и преподобные жены (верхний ярус); праотцы, преподобные и мученики (средний ярус); мученики, пророки, апостолы и святители (нижний ярус). Имена святых надписаны на их нимбах. Верхний ряд, левая группа: мученицы Наталия, Александра, Ульяна, Екатерина, Прасковия; правая группа: преподобные Евдокия, Пелагия, Матрона, Марфа. Средний ряд, левая группа: мученики Леонтий, Самон, Авив, Гурий и праотцы Иаков, Исаак, Авраам; правая группа: преподобные Онуфрий, Зосима, Мария, Варлаам и мученики Прокопий, Василий, Иоанн. Нижний ряд, левая группа: мученики Федор, Дмитрий, Федор, Георгий и пророки Соломон и Давид; правая группа: апостолы Петр, Фома, Павел и святители Григорий Богослов, Василий Великий и Иоанн Златоуст. Между святыми нижнего ряда представлены небольшие фигурки праведных младенцев. Над ними — изображение слетающего ангела с венцами в руках.

Иконография «Седмицы» основана на православной литургической традиции, связывающей каждый день недели с памятью определенного священного персонажа или события. Наиболее последовательно эта традиция выражается в канонах утрени Октоиха (составление этой богослужебной книги приписывается преподобному Иоанну Дамаскину (ум. 753), хотя сами каноны утрени, за исключением воскресных, были сочинены уже в более позднее время). Согласно Октоиху, в будние дни на утрене поются два канона. При этом один из двух канонов на понедельник посвящен бесплотным (ангельским) силам, на вторник — Иоанну Крестителю. Каноны на среду и пятницу посвящены кресту и Богоматери, на четверг — апостолам и св. Николаю, а субботние каноны — всем святым и усопшим. Наконец, первый и основной из трех воскресных канонов — это канон Воскресению Господню.

Иконы, иллюстрирующие литургическое посвящение различных дней недели, известны в русском искусстве начиная с XV века. Так, известная «Четырехчастная» икона первой половины XV века из собрания Третьяковской галереи, изображающая Иоанна Крестителя, Богоматерь и всех святых, представляла собой, как полагают исследователи, фрагмент «Седмицы», соответствовавший вторнику, среде и субботе1. Однако окончательно эта иконография складывается, по-видимому, уже на рубеже XV–XVI веков. Примером здесь может послужить еще одна икона из собрания Третьяковской галереи, известная под названием «Шестоднев», первой половины XVI века2, а также некоторые другие иконы XVI–XVII веков.

1 Государственная Третьяковская галерея: Каталог собрания. Т. 1: Древнерусское искусство X — начала XV века. М., 1995. С. 149.

2 Антонова В. И., Мнева Н. Е. Государственная Третьяковская галерея: Каталог древнерусской живописи XI–XVIII вв. М., 1963. Т. 1–2. Т. 1. № 281.

В соответствии еще с ветхозаветной, дохристианской, традицией первые шесть дней творения и соответствующие им шесть дней недели считались прообразом шеститысячелетней мировой истории. Последний же седьмой день был днем отдыха, днем, когда Бог «почил... от всех дел своих» (Быт. 2 : 2). Он понимался как прообраз покоя, блаженного отдохновения, воссоединения праведных с Богом, которое должно было наступить по истечении исторического времени. Эта концепция перешла и в толкования христианских богословов. Так, уже в послании Варнавы, памятнике апостольских времен, мы находим следующие слова: «...Так как тысяча лет пред Богом, яко день един (Пс. 89 : 5), то Бог как сотворил мир в шесть дней, так и совершит все в шесть тысяч лет... И как Бог почил в седьмой день, так в седьмой день мира почиет Он, когда придет Его Сын и прекратит время беззаконного, осудит нечестивых и изменит солнце, луну и звезды... А осьмой день, в который воскрес Иисус, предъизображает новый мир с началом восьмого тысячелетия»3.

3 Древнерусские пасхалии на осьмую тысячу лет от сотворения мира. Православный собеседник 1860, ч. 3. Казань, 1860. С. 333–334.

Подобные толкования получили широкое распространение в русской культуре с конца XV века — в связи с истечением семи тысяч лет от сотворения мира в 1492 году. В соответствии с ними последняя композиция «Суббота всех святых» в иконах XV–XVII веков выделяется и усложняется, включая в себя ряд мотивов, восходящих к иконографии «Страшного суда»: Деисус, Престол Уготованный, изображения праведников по чинам и т. д. (об иконографии «Страшного суда» см. кат. № 118). Вместе с тем «Суббота всех святых» представляет собой образ не самого Суда, но блаженного покоя праведных, ожидающих Второго пришествия.

Л. Нерсесян с. 186
 
¦


Литература