Наверх (Ctrl ↑)

Апостолы Петр и Павел

Апостолы Петр и Павел
Изображения с более высоким разрешением:

Последняя четверть XVII в.

Дерево, темпера
32 × 27 см

Рыбинский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, Россия
Инв. РБМ 4998

См. в «Галерее»:

 Хохлова 2005 

Происходит из имения Петровское Рыбинского уезда1.
Поступила в музей в 1921 году.
Реставрировалась в 1986 году в ВХНРЦ имени академика И. Э. Грабаря Е. В. Грамагиной.

1 В 1730 г. в усадьбе Петровское тщанием ее основателя Петра Михалкова была возведена каменная Петропавловская церковь, — скорее всего, на месте деревянной. Публикуемая икона могла служить ее храмовым образом, исполненным еще для старой церкви, а затем перенесенным в новую.

Первоверховные апостолы Петр и Павел нередко изображались вместе — в ранней иконографии, как правило, фронтально, а с XVI века — обращенными друг к другу. Изображения первых учеников Христа и провозвестников христианского учения в византийском и древнерусском искусстве были, как правило, связаны с темой учрежденной Христом Новозаветной Церкви (на это указывали, прежде всего, слова самого Христа, обращенные к апостолу Петру: «...на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» — Мф. XVI, 18). Общая память двух апостолов празднуется 29 июня / 12 июля.

На рыбинской иконе апостол Петр изображен простирающим правую руку в моленном жесте; с левой руки, держащей свиток, свисает ключ на длинной цепи («...и дам тебе ключи Царства Небесного» — Мф. XVI, 19). В руках апостола Павла традиционный для него атрибут — книга, напоминающая о том, что он является автором четырнадцати посланий, входящих в Новый Завет.

Фигуры апостолов стройны и изящны, но в то же время выглядят устойчиво-монументальными. Этому способствуют их расширяющиеся книзу (за счет развевающихся плащей) силуэты и плотная вписанность в средник по вертикали: ноги апостолов почти касаются лузги ковчега, а нимбы немного не доходят до верхнего поля. Небесный полукруг со Спасителем, благословляющим обеими руками, при этом оказывается почти на одном уровне с головами Петра и Павла, словно наглядно показывая их близость к Богу.

Тонкая и изысканная, выверенная и лаконичная по композиции и письму икона представляет собой первоклассный образец ярославской живописи, во многом ориентированной на столичную традицию. Так, пиетет к греческой иконописи, характерный для искусства Москвы второй половины XVII века, на иконе из Рыбинска сказался в добавлении греческого «АГИОС» (святой) в именующих надписях. Прозрачные изумрудные, киноварные и густые охристые тона характеризуют палитру местных мастеров конца XVII века.

Литература