Наверх (Ctrl ↑)

Царские врата с изображениями Благовещения и двух святителей

Царские врата с изображениями Благовещения и двух святителей
Изображения с более высоким разрешением:
См. ниже:

Школа или худ. центр: Новгород

Ок. 1475 г.

Дерево, темпера.
166.5 × 81.5 × 5 см

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия
Инв. ДРЖ-2661

Из церкви Николы в селе Гостинополье, очевидно — из Гостинопольского монастыря.

См. в «Галерее»:

Ниже цитируются:
 Смирнова, Лаурина, Гордиенко 1982 

 
с. 336
¦
74. Царские врата, с изображением «Благовещения» и двух святителей
(стр. 138–140; илл. стр. 542–545)
ГРМ, инв. 2661.
Конец XV — первые годы XVI в.
Размер левой створки 110 × 40,5; правой — 110 × 41; каждой части навершия — 56,5 × 45; высота с навершием — 166,5.

Происхождение. Из Никольской церкви в с. Гостинополье на р. Волхов (между Новгородом и Старой Ладогой). О церкви см. кат. № 55. Врата, находившиеся под записью и скипевшейся олифой, видел в Гостинополье Н. И. Репников в 1913 и 1914 гг., причем их части были расчленены: навершие находилось в кладбищенской церкви, а створки — в алтаре древнего Никольского храма1. В храме, а также в близлежащих церквах прихода Н. И. Репников обнаружил тогда же другие части древнего иконостаса, к которому принадлежали и царские врата (см. кат. №№ 55, 75–78). Все они попали в различные коллекции, видимо, на протяжении 1920-х годов. Царские врата поступили в ГРМ из Антиквариата до 1934 г.

1 Н. Репников. Памятники иконографии упраздненного Гостинопольского монастыря. — «Известия Комитета изучения древнерусской иконописи», I. Пг., 1921, с. 19; Ленинградское отделение Института археологии АН СССР, фотоархив, ф. Н. И. Репникова, негатив II–491, II–492.

Раскрытие. Раскрыты до поступления в ГРМ, вероятно в конце 1910-х или в 1920-х годах. На фотографии 1914 г. сняты под записью.

Доски липовые, каждая створка и каждая часть навершия — на отдельной доске; с односторонними несквозными шпонками. Четыре ковчега (каждая фигура святителя и каждая часть композиции «Благовещения» — в отдельном ковчеге). Паволока.

Сохранность. Живопись в значительной степени прописана при реставрации, особенно темно-зеленые поземы. Надписи поновлены. Золото на облачениях святителей частично более позднее (недочищено). Вставка поздней живописи на нижнем поле левой створки. Нижнее поле навершия и боковые поля створок опилены.

Описание.

На основной части врат Василий Великий и Иоанн Златоуст изображены в рост, слегка повернутыми друг с. 336
с. 337
¦
к другу, с развернутыми белыми свитками в руках. На Василии розовый с сердцевидными узорами подризник и белая с черными и коричневыми крестами фелонь. Его палица и епитрахиль исполнены золотом и украшены разноцветными «камнями». Иоанн в красновато-коричневом, подбитом розовым, крестчатом саккосе с золотыми поручами и каймой по подолу (по золоту орнамент в виде «камней»). Омофоры белые с коричневыми и черными крестами, украшенными золотом. Лики и руки написаны плотной золотистой охрой по оливковому санкирю.

Нимбы золотые с четырехлепестковым «канфаренным» орнаментом. Фон золотой. Позем в два оттенка зеленого цвета с «ковриком».

Надписи на фоне не сохранились, на свитках — поновленные:

На свитках Василия и Иоанна:

Такие же тексты на свитках Василия Великого и Иоанна Златоуста в изображениях на Софийской таблетке; см. кат. № 63–9б.

В шестилопастном навершии — «Благовещение»: слева изображен архангел Гавриил, идущий с простертой благословляющей правой рукой. На архангеле сине-зеленый хитон и коричнево-красный с голубыми высветлениями гиматий. Крылья охряные, с золотым ассистом, подпапортки светло-желтые. Богоматерь в синем хитоне и коричневом мафории сидит на скамеечке с красной и зеленой подушками, в руках у нее пряжа. Из треугольного сине-зеленого сегмента слева вверху над нею исходят три луча. Фоном служат сложной формы зеленые, коричневые и желтые палаты со стенами, колоннами, треугольными красными и синими навершиями, разделанными под черепицу, с проемами, занавесами и переброшенными поверху киноварными велумами.

Лики исполнены золотистой охрой с подрумянкой по оливковому санкирю.

Фон и поля в навершии золотые (плохой сохранности). Края обведены тонкой красной опушью. Надписи не сохранились.

Иконография.

Изображение «Благовещения» и двух святителей определено символическим значением царских врат как входа в алтарь. «Благовещение» трактуется как символ догмата «Воплощение», поэтому именно оно представлено у входа в алтарь, где совершается литургия. Святители Василий Великий и Иоанн Златоуст изображены и как творцы литургии, и как святители — совершители таинства. Изображения составляют параллель росписи восточных компартиментов храма (композиции на предалтарных столбах и росписи в алтаре).

Среди сохранившихся на Руси наиболее древними царскими вратами с «Благовещением» и двумя святителями являются новгородские врата второй половины XIII в. из погоста Кривое, ГТГ, с фронтальными фигурами святителей2. Впоследствии святители стали изображаться обращенными к центру, что соответствовало изменениям в композиции алтарной росписи. От XIV в. на Руси сохранились лишь врата иного извода— с евангелистами3. От конца XIV — первой четверти XV в. остались врата со святителями, ГТГ, тверского происхождения4. Среди новгородских царских врат со святителями и «Благовещением» врата из Гостинополья — наиболее ранние. В XVI в. этот извод уже широко распространен.

О типе «Благовещения» см. кат. № 63–11а (композиция на Софийской таблетке). Поскольку на вратах сцена бывает вытянута по горизонтали, в соответствии с пропорциями навершия, углы композиции заполняются двумя дополнительными постройками.

Датировка и атрибуция.

Как и деисусный чин, происходящий из той же церкви, врата относились в литературе ко времени около 1475–1480 гг., в соответствии с датой отливки колокола Гостинопольского монастыря (см. кат. № 55, «Датировка и атрибуция»). Однако из всего комплекса сохранившихся в Гостинополье икон ко второй половине — концу XV в. может быть безоговорочно отнесен лишь деисусный чин (кат. № 55), созданный одновременно с фресковой росписью гостинопольского храма единой группой мастеров (или одним мастером). Другая группа сохранившихся в Гостинополье икон, найденных в 1913–1914 гг. Н. И. Репниковым разрозненными (в разных помещениях храма, в колокольне, в кладбищенской церкви, в различных церквах прихода), также, вероятно, относится к иконостасу Никольской церкви: среди икон есть части пророческого яруса, и сомнительно, чтобы такой ярус был в сельской церкви, а не в каменном храме Гостинопольского монастыря. Это «Жены мироносицы у гроба» из местного ряда (кат. № 75), «Иоанн Златоуст» из деисусного чина (кат. № 76), иконы праздничного и пророческого ярусов (кат. №№ 77, 78), а также издаваемые врата. с. 337
с. 338
¦

В фигурах, представленных отдельно, — святители на вратах, Иоанн Златоуст из чина, поясные пророки — утрированы некоторые особенности фигур деисусного чина (кат. № 55) и фресок: преувеличенно большие лбы, подчеркнутая силуэтность. Живопись стала суше, рисунок стилизован, в ликах появилась одутловатость, значение внутренней характеристики лика снизилось. Аналогично исполнена икона (кат. № 75).

В праздниках, а также в «Благовещении» на Царских вратах сохраняется живописно-пластическая характеристика. Однако, в отличие от произведений XV в., архитектурный фон чрезмерно развит, в композиции намечается акцентировка условного пространства.

Вся эта группа гостинопольских икон должна быть поставлена в стилистическом ряду развития новгородской живописи после гостинопольских фресок и деисусного чина (кат. № 55), Софийских таблеток (кат. № 63), новгородских произведений из иконостаса 1497 г. Кирилло-Белозерского монастыря (кат. №№ 64, 65, 66), но до праздников 1508–1509 гг. в Софийском соборе в Новгороде5.

Нельзя исключить возможность, что гостинопольские фрески, деисусный чин и весь остальной иконостас были исполнены одновременно, в самом конце XV — первых годах XVI в., но разными художниками. Мастера фресок и деисусного чина — «старшие» — сохраняли в своем творчестве образность XV в., а мастера остальных икон, в том числе Царских врат — «младшие» — были ближе к стилю и образам XVI в.

О знакомстве гостинопольских художников с иконографическими схемами, принятыми в архиепископской мастерской конца XV в., см. кат. № 77, 78.

Следует обратить внимание на стилистическую идентичность «Благовещения» и гостинопольских праздников (ср., в частности, лики архангела Гавриила в «Благовещении» и ангелов в «Крещении», кат. № 77); святителей на вратах и пророков Даниила или Михея (кат. № 78). Как пророки с праздниками изначально были на одной доске и лишь впоследствии были разрезаны (см. об этом кат. №№ 77, 78), так и Царские врата составляли единое целое, затем были разъединены, а затем, после посещения Н. И. Репниковым Гостинополья в 1914 г., соединены вновь.

Из Гостинополья происходит также несколько более поздних икон:

Н. И. Репников называет также храмовую икону

О других исчезнувших иконах из Гостинополья см. кат. №№ 77, 78.

7 Н. Репников. Памятники иконографии упраздненного Гостинопольского монастыря. — «Известия Комитета изучения древнерусской иконописи», I. Пг., 1921, с. 19.

Выставки.

Литература.

с. 338
 
¦


 Русские монастыри 1997 

Царские врата с изображением «Благовещения» и двух святителей.

Конец XV — начало XVI века. Новгород.
Дерево, темпера. 166,5 × 81,5 × 5.
Пост. в 1934 через Антиквариат.
ДРЖ-2661.

Ярким образцом новгородской иконописи конца XV — начала XVI века являются Царские врата из Никольской церкви. Они воспроизводят один из характерных для Древней Руси вариантов убранства алтарных дверей с изображением «Благовещения» в навершии и двух святителей на створках. Своеобразие художественного языка врат определяется графической четкостью рисунка, подчеркнутой силуэтностью изображений, особой выразительностью смягченного колорита. (Н. Пивоварова)

 Лазарев 2000/1 

  
 с. 243 
¦
55. Царские врата с изображениями Благовещения и двух святителей.

Около 1475 года. 166,5×81,5 (с навершием XVI века). Русский музей, Ленинград [2661].

Из церкви Николы Гостинопольского монастыря. Сохранность хорошая. Царские врата в Новгороде чаще всего украшались изображениями Благовещения и фигур Василия Великого и Иоанна Златоуста. Но встречаются, особенно на периферии, царские врата с изображениями евангелистов и Евхаристии (Антонова В. И., Мнева Н. Е. Каталог древнерусской живописи, т. I, № 53, с. 114, ил. 67 и № 79, с. 135; Лаурина В. К. Об одной группе новгородских провинциальных царских врат. — В кн.: Древнерусское искусство. Художественная культура Новгорода, с. 145–178). Близкие врата хранятся в новгородском музее  с. 243 
 с. 244 
¦
(из Сопинской церкви Боровичского уезда) и в Третьяковской галерее (Антонова В. И., Мнева Н. Е. Каталог древнерусской живописи, т. I, № 109, с. 159–160). Характерный для Новгорода иконографический тип Благовещения с данной в резком трехчетвертном повороте фигурой Богоматери мы находим уже на иконе первой половины XV века в Музее икон в Рекклингхаузене (Kunstsammlungen der Stadt Recklinghausen. Ikonen-Museum. Erweiterter Katalog. 1960, Nr. 159, Taf.).  с. 244 
  
¦

Детали


A Архангел Гавриил из сцены Благовещения

B Богоматерь из сцены Благовещения

C Василий Великий

Литература