Наверх (Ctrl ↑)

История Спасского собора Андроникова монастыря

Илья
Администратор сайта
Регистрация: 10.11.2004 Сообщения: 14157 Откуда: Москва
Сообщение   Сообщение № 3542 • 21 Авг 2006 01:59
Дорогие читатели форума,

на форуме archi.ru этим летом возникла дискуссия (топик 2187, ныне удаленный — прим. адм., 25/08/2006), касающаяся истории Спасского собора Андроникова монастыря. Накал страстей при обсуждении, на мой взгляд, оказался чрезмерным, что и послужило причиной конфликта модераторов archi.ru и некоторых участников полемики. В результате с форума были снесены не только язвительные комментарии ученых мужей в адрес оппонентов, но и ряд цитат, которые имели самое непосредственное отношение к обсуждаемому вопросу.

По просьбе коллег Олега Германовича Ульянова, я размещаю на нашем форуме несколько замечаний по этому вопросу. Я не возражаю, если участники дискуссии дадут отдохнуть Юлии Тарабариной с archi.ru и продолжат обсуждение здесь.

ОДНАКО, я сразу вынужден предупредить уважаемых экспертов, специалистов и знатоков, что не смогу допустить на нашем форуме никаких оскорблений, переходов на личности, попыток уязвления собеседников и прочая, прочая, прочая... Даже фразы типа "Уважаемый господин Холмс видимо не знаком с последними работами доктора Ватсона" я буду считать именно выпадом в адрес оппонента, а не желанием сообщить полезную информацию. Когда такое желание есть, фраза звучит так: "В своих последних работах доктор Ватсон отмечает ....." -- обратите внимание, что мистер Холмс во фразе не упоминается. И уж подавно будут удаляться реплики типа "Монолог миссис Хадсон представляет собой убогое зрелище" или "Доктор Мориарти наводнил свои статьи клеветническими утверждениями в адрес инспектора Лестрейда". Надеюсь, мне удалось донести мысль не расплескав.  Neutral

Теперь вернемся к Спасскому собору:
============================================
В новейших архитектурно-археологических исследованиях Спасского собора Андроникова монастыря в Москве под руководством заведующего Сектором церковной археологии Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева Олега Германовича Ульянова принимали участие такие специалисты по древнерусской архитектуре, как ныне покойный профессор Г. В. Борисевич, кандидат архитектуры И. С. Красовский и др. Ни С. В. Заграевский, ни В. В. Кавельмахер никаких натурных исследований на данном памятнике никогда не проводили!

В новой статье академика Академии архитектурного наследия Г. Я. Мокеева «Федор — мастер Святой Троицы», посвященной памяти Игнатия Викентьевича Трофимова — первого реставратора храмов Свято-Троицкой Сергиевой лавры, приводится обоснованная датировка перестроек Спасского собора со ссылкой на исследования О. Г. Ульянова (Ульянов О. Г. Деисус Андреева письма Рублева из Благовещенского храма Московского Кремля (к 575-летию преставления преподобного иконописца) // Макарьевские чтения. Вып. XII. Иерархия в Древней Руси. Можайск-Терра, 2005. Сс. 196–197). http://drevn2005.narod.ru/mokeev.htm

[…]

Поскольку названная тема может привлечь внимание тех посетителей, кого интересует история Спасского собора Андроникова монастыря в Москве, […] ниже приводится небольшая подборка, собранная из доступных источников.

В своей докторской диссертации Л. А. Беляев пишет: «М. Х. Алешковский провел раскопки, вслед за Г. Ф. Сенатовым, в центральной части собора. Поскольку шурфы уже были засыпаны песком, а исследователи 1959 г. не углублялись в слой, их наблюдения отражают определенное непонимание ситуации. Открытая в 1956 г. алтарная преграда представляла собой ряд белокаменных блоков, протянувшихся на ленте раствора между парой восточных столбов, но не перекрывавшей, кажется, боковые нефы (?). Материалы собраны и сообщены О. Г. Ульяновым. Им вскрыт значительный по площади раскоп (100 кв. м) к северу от западной части поздней галереи собора (1989 г.) и проведены наблюдения над шурфом под престолом XIX в. в алтаре храма (зима 1992/1993)» (Беляев Л. А. Древние монастыри Москвы (кон. XIII — нач. XV вв.) по данным археологии. М., 1994. С. 264).

В связи с упоминанием об археологических наблюдениях О. Г. Ульянова в алтаре Спасского собора уместно указать иллюстрацию: Захоронение преп. Андроника под св. престолом Спасского собора Андроникова монастыря. Фото 1993 г.

Что касается датировки самим исследователем изучаемого им с 1989 г. Спасского собора Андроникова монастыря, то в его статьях нет ничего из того, что […] приписывается ему Сергеем Заграевским. Так, в статье «Цикл миниатюр лицевого "Жития Сергия Радонежского" о начале Андроникова монастыря» О. Г. Ульянов относительно датировки строительства первоначального Спасского собора отмечает:  «Более точно дата освящения может быть установлена с помощью клейм житийной иконы митрополита Алексия. С 8-м клеймом, изображающим поставление преподобного Андроника на игуменство, соседствует 9-е клеймо со сценой моления у гроба митрополита Петра. Данное событие имело место в Успенском соборе Московского Кремля в престольный праздник 15 августа 1357 года накануне повторного отъезда святителя 18 августа в Орду. Следовательно, освящение Спасской церкви в Андрониковом монастыре, мимо которого проходил древний путь из Москвы через Нижний Новгород в Орду, могло произойти 16 августа 1357 года. С этой датой согласуется указание Жития митрополита Алексия, что монастырь был основан по повелению великого князя Ивана Ивановича (1353–1359)».
Ульянов О. Г. Цикл миниатюр лицевого "Жития Сергия Радонежского" о начале Андроникова монастыря

В той же академической статье О. Г. Ульянова приводится мнение автора работ о нескольких перестройках Спасского собора: «Согласно новейшим археологическим данным, еще при игуменстве Андроника после пожара 1370 г. был возведен новый Спасский собор, в каменной алтарной преграде которого был помещен известный блок с воином-змееборцем, олицетворявшим только что родившегося 26.XI.1374 г. великокняж. сына Георгия (ЦМиАР. КП 3261 а–в).

Неоднократная перестройка Спасского собора отражена, по нашим наблюдениям в напрестольных Евангелиях. Так, в "Андрониковом" Евангелии апракос (пергамен 1 (28,5x21,5). 291 л., круп, полуустав. ГИМ. Епарх. 436) с выходной рублевской миниатюрой "Спас в славе" (илл. 21) месяцеслов почти точно повторяет (отсутствием русских святых) месяцеслов митрополичьего Евангелия Симеона Гордого, воспроизведенного в Евангелии 1357 г. Мнение ряда палеографов (М. В. Щепкина, Т. Б. Уховой и др.), что миниатюра перенесена с более ранней рукописи, соответствует установленным при археологических исследованиях 1993 г. фактам перестройки Спасского собора в 1371–1373 и 1424–1427 гг.» (Ульянов О. Г. Цикл миниатюр лицевого "Жития Сергия Радонежского" о начале Андроникова монастыря [прим. 19, 20] ).

Упоминаемый в данной цитате уникальный белокаменный блок Спасского собора с воином-змееборцем до последнего времени не был опубликован на удовлетворительном уровне, к примеру, Б. Л. Альтшуллер в своей статье «Белокаменные рельефы Спасского собора Андроникова монастыря и проблема датировки памятника» (Средневековая Русь. М. , 1976) не привел ни одного размера белокаменных блоков Спасского собора.

Наконец, современная библиография по Спасскому собору Андроникова монастыря приведена в публикациях:
Ульянов О.Г. Древнейшая история некрополя Спасо-Андроникова монастыря // Московский некрополь: история, археология, искусство, охрана. М., 1996. С. 25-27

http://www.genealogia.ru/projects/necr/posobie4.htm

«Андроников монастырь (Спасо-Андроников, Андроников Нерукотворного Спаса) мужской монастырь на левом берегу р. Яузы, близ одной из Поклонных гор. Основан в 1357 митрополитом Алексием как митрополичий монастырь, назван по имени первого игумена — Андроника, ученика Сергия Радонежского. Во второй половине XIV в. в монастыре построен Спасский собор (первоначально деревянный, в 1420–27 построен вновь из белого камня).
В архитектурном ансамбле Андроникова монастыря сохранились: белокаменный Спасский собор, одно из древнейших сооружений Москвы (неоднократно перестраивался, восстановлен в первоначальных формах в 1959–60 архитектором Л. А. Давидом и др.; в 1989 освящён, возобновлены богослужения).
С 1993 ведутся археологические раскопки, в результате которых обнаружены древний престол собора и мощи (идёт освидетельствование)» (О. Г. Ульянов. Андроников монастырь // Энциклопедия Москва. М., 1997) http://e-project.redu.ru/hram/sov/322.htm


Последний раз редактировалось: Илья (25 Авг 2006 10:06), всего редактировалось 1 раз
Пивоваров
Регистрация: 24.08.2006 Сообщения: 2 Откуда: Санкт-Петербург
Сообщение   Сообщение № 3558 • 24 Авг 2006 11:18
Вот что по этому поводу написал доктор архитектуры, профессор С.В.Заграевский на форуме http://www.archi.ru/forum/viewtopic.php?t=2187#6131:

Прежде всего еще раз отметим, что, по свидетельству Л.А.Беляева, в начале 1990-х годов О.Г.Ульянов предлагал для существующего Спасского собора Андроникова монастыря «максимально древнюю датировку, соотносимую с постройкой Кремля из камня и собора Чудова монастыря, но несколько предшествующую (ок. 1364 г.) (Доклад на заседании Сектора археологии Москвы 5.05.93 г.)» [1, с. 263].

Ни тогда, ни в дальнейшем эта точка зрения О.Г.Ульянова никакого резонанса в научном мире не имела, так как и архитектурно-археологический, и стилистический анализы уверенно относят существующий собор к эпохе Василия Дмитриевича. Отрадно, что, как следует из сообщений на интернет-форумах [2], подписанных фамилией «Красовский» (вероятно, их автором является И.С.Красовский), О.Г.Ульянов в настоящее время не настаивает на этой позиции.

Однако, как следует из сообщений на тех же форумах, О.Г.Ульянов в настоящее время вернулся к еще одной версии архитектурной истории собора, неоднократно озвучивавшейся в 1950–1960-е годы и даже нашедшей отражение (в качестве одной из выдвигавшихся гипотез) в ряде популярных изданий [3]. Речь идет о том, что на месте существующего Спасского собора в Андрониковом монастыре ранее был построен еще один каменный собор.

Эта версия разрабатывалась О.Г.Ульяновым и в середине 1990-х годов (в примечаниях к статье [4]), но из-за краткой, бездоказательной формы и нахождения в примечаниях она практически ускользнула от внимания научной общественности и не подверглась должному критическому анализу. Отметим, что сам факт вынесения О.Г.Ульяновым столь принципиального утверждения, как наличие в Андрониковом монастыре каменного храма 1370-х годов, в краткие и бездоказательные примечания к статье [4] может свидетельствовать о желании скрыть свою позицию от внимания научной общественности того времени.

Так, в примечаниях к статье О.Г.Ульянова [4] говорится следующее: «Согласно новейшим археологическим данным, еще при игуменстве Андроника после пожара 1370 г. был возведен новый Спасский собор, в каменной алтарной преграде которого был помещен известный блок с воином-змееборцем, олицетворявшим только что родившегося 26.XI.1374 г. великокняж. сына Георгия» [4, c. 191].

Кроме того, на форумах [2] выдвигаются и другие аргументы в пользу того, что в монастыре до существующего Спасского собора был построен каменный храм:
- изображение поставления Андроника на игуменство на 8-м клейме житийной иконы митрополита Алексея;
- возможное отражение неоднократных перестроек Спасского собора в напрестольных Евангелиях (впрочем, этот аргумент звучал и в примечаниях к статье О.Г.Ульянова [4, с. 191]).

Рассмотрим эти аргументы по порядку.

Прежде всего покажем, что найденный при архитектурно-археологических исследованиях 1950-х годов блок с воином-змееборцем не мог принадлежать гипотетическому каменному собору эпохи Алексея митрополита по нижеследующим причинам.

Во-первых, Л.А.Давид, Б.Л.Альтшуллер и С.С.Подъяпольский указывали на отсутствие каких-либо подтверждений тому, что в кладку существующего собора этот блок (как и другие обнаруженные резные блоки) попали изначально, а не при последующих ремонтах [5, с. 390]. Таким образом, блок со змееборцем мог происходить из любого храма, построенного в любое время, в том числе и не на территории Андроникова монастыря.

Во-вторых, по форме, размерам, композиции и способу исполнения это блок не из стеновой кладки, а из интерьера собора – например, из резной алтарной преграды, как справедливо предполагал О.Г.Ульянов [4, с. 191] вслед за Б.Л.Альтшуллером [6, с. 285]. Но резная алтарная преграда могла быть устроена в любом храме в любое время, в том числе и в существующем Спасском соборе.

В-третьих, резное изображение Георгия Победоносца могло быть связано с любой иконой Георгия (и не обязательно с иконой, это мог быть и самодостаточный артефакт), и абсолютно недоказуемо, что оно было связано с рождением того или иного княжича. Тем более недоказуемо, что этим княжичем был именно родившийся в 1374 году Георгий (в дальнейшем известный как Юрий Дмитриевич Звенигородский). С таким же «успехом» резное изображение Георгия можно было бы связывать с рождением в 1441 году Юрия «Младшего» - второго сына Василия Темного.

В-четвертых, масштабные археологические исследования 1950-х годов, проводимые Г.Ф.Сенатовым и М.Х.Алешковским, не открыли никаких следов предыдущего каменного храма [1, с. 189; 5] – при том, что при раскопках такого масштаба следы капитальных перестроек, тем более постройки храма заново, легко могут обнаружить даже начинающие археологи.

В-пятых, археологические исследования, проведенные в начале 1990-х годов О.Г.Ульяновым, обнаружили лишь фрагмент древнейшего некрополя, предшествующего существующему храму, и место древнейшего престола [4, с. 185]. О.Г.Ульянов также исправил неточность, допущенную в 1950-е годы М.Х.Алешковским в отношении мощности фундаментов восточных столпов [1, с. 189] и, вероятно, формы первоначальной алтарной преграды существующего храма [1, с. 264]. Но никаких следов предыдущего каменного храма этими раскопками открыто также не было.

Перейдем к другим аргументам, выдвигавшимся на форумах [2].

Изображение на 8-м клейме житийной иконы митрополита Алексея не может являться аргументом в пользу существования в это время каменного Спасского собора, так на этом клейме изображены условные постройки, не имеющие ничего общего с каменными соборами, изображенными на других клеймах указанной иконы.

Приведенное в статье О.Г.Ульянова [4, с. 191] мнение некоторых палеографов о том, что в «Андрониковом» Евангелии с выходной рублевской миниатюрой «Спас в славе» месяцеслов почти точно повторяет (отсутствием русских святых) месяцеслов митрополичьего Евангелия Симеона Гордого, воспроизведенного в Евангелии 1357 года, и, следовательно, миниатюра могла быть перенесена с более ранней рукописи, само по себе является гипотезой. Но даже если эта гипотеза и верна, то никакой связи с любыми перестройками собора здесь усмотреть невозможно.

Более того, если даже вслед за О.Г.Ульяновым предполагать такую связь с якобы «установленными при археологических исследованиях 1993 г. фактами перестройки Спасского собора в 1371–1373 и 1424–1427 гг.» [4, с. 191], то перестраиваться могли и деревянные храмы, причем гораздо чаще, чем каменные. К тому же, как мы показали выше, утверждение О.Г.Ульянова о том, что факты перестройки собора в начале 1370-х годов были установлены археологическими исследованиями [4, с. 191], не соответствует действительности.

Необходимо отметить, что в указанной статье О.Г.Ульянова [4] имеет место попытка уточнения даты основания Андроникова монастыря. Этот вопрос касается темы датировки и реконструкции существующего Спасского собора лишь косвенно, и все же мы кратко рассмотрим и его.

О.Г.Ульянов полагал, что монастырь был основан 16 августа 1357 года, так как, по его мнению, «дата освящения может быть установлена с помощью клейм житийной иконы митрополита Алексия. С 8-м клеймом, изображающим поставление преподобного Андроника на игуменство, соседствует 9-е клеймо со сценой моления у гроба митрополита Петра. Данное событие имело место в Успенском соборе Московского Кремля в престольный праздник 15 августа 1357 года накануне повторного отъезда святителя 18 августа в Орду. Следовательно, освящение Спасской церкви в Андрониковом монастыре, мимо которого проходил древний путь из Москвы через Нижний Новгород в Орду, могло произойти 16 августа 1357 года. С этой датой согласуется указание Жития митрополита Алексия, что монастырь был основан по повелению великого князя Ивана Ивановича (1353–1359)» [4, с. 184].

Однако, указанная аргументация не может быть признана убедительной по ряду причин.

Во-первых, в позиции О.Г.Ульянова имеет место хронологическая ошибка: митрополит выехал в Орду 18 августа 1357 года, следовательно, даже если допустить, что Алексей, по О.Г.Ульянову, «по пути» основал Андроников (а также возобновил Константино-Еленинский и Благовещенский монастыри соответственно под Владимиром и Нижним Новгородом), это никак не могло произойти 16 августа, а только после 18-го.

Во-вторых, мастера житийных икон обычно стремились восстанавливать события прежде всего по их последовательности. Соответственно, в случае принятия версии О.Г.Ульянова, 8-е клеймо должно было бы следовать после 9-го.

В-третьих, столь значимое событие, как основание Андроникова монастыря, вряд ли могло иметь место «мимоходом», к тому же в столь долгом и опасном путешествии, как поездка в Орду.

В-четвертых, Андроников монастырь находится не настолько далеко от Кремля, чтобы митрополит Алексей не нашел время для отдельной поездки туда (возможно, и для неоднократных поездок).

Таким образом, если вообще принимать весьма условные житийные иконы как основания для датировок (что само по себе достаточно сомнительно, но этот вопрос выходит за рамки настоящего исследования), то последовательность клейм на житийной иконе митрополита Алексея дает нам лишь верхнюю границу даты основания Андроникова – не позднее 15 августа 1357 года (моления Алексея у гроба Петра).

Источники:
1. Л.А.Беляев. Древние монастыри Москвы (кон. XIII–нач. XV века) по данным археологии. М., 1994.

2. http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&type=forum&id=42633&message=45370#msg;

http://www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=7&id=5875;

http://www.icon-art.info/phpBB2/viewtopic.php?t=954&sid=50df348ade54a5f271ea8cbabd6cfa9d

3. http://www.russiancity.ru/text/mos02.htm

4. О.Г.Ульянов. Цикл миниатюр лицевого "Жития Сергия Радонежского" о начале Андроникова монастыря. В кн.: Памятники культуры. Новые открытия. 1995. М., 1996. С. 181-192.

5. Л.А.Давид, Б.Л.Альтшуллер, С.С.Подъяпольский. Реставрация Спасского собора Андроникова монастыря. В кн.: Древнерусское искусство. Сергий Радонежский и художественная культура Москвы XIV–XV вв. СПб, 1998. С. 360-392.

6. Б.Л.Альтшуллер. Белокаменные рельефы Андроникова монастыря и проблема датировки памятника. В кн.: Средневековая Русь. М., 1976. С. 284-292.

P.S. Версию о якобы найденных останках Андрея Рублева (http://www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=7&id=5875) принципиально отказываюсь комментировать, считая это напрасной потерей времени. К тому же этот вопрос не относится к истории архитектуры.

Это конец цитаты из профессора, а внизу подпись моя! Very Happy

_________________
Я не вед, я только учусь
Красовский
Регистрация: 21.08.2006 Сообщения: 22
Сообщение   Сообщение № 3560 • 24 Авг 2006 17:49
Следующее сообщение было серьезно исправлено модератором в соответствии с правилами поведения на данном форуме. Тов. Красовский, пожалуйста, не расцвечивайте речь всяческими эпитетами и ярлыками — их очень и очень тяжело править. Опять же, в начале данного топика ясно указана должность О. Г. Ульянова — не надо ее упоминать при каждом появлении фамилии ученого, поскольку читать становится невозможно.
Уточняющие вопросы модератора выделены синим жирным шрифтом. Попросил бы участников дискуссии, помимо своих собственных аргументов, ответить и на мои вопросы лаконично и без лишних эпитетов — только так есть шанс расставить хотя бы некоторые точки над ё.



Прежде всего, должны заметить, что Олег Германович Ульянов никогда не датировал существующий Спасский собор 1360-ми гг. Это ясно указано в академической статье О.Г. Ульянова «Цикл миниатюр лицевого "Жития Сергия Радонежского" о начале Андроникова монастыря» 1995 г. (Ульянов О. Г. Цикл миниатюр лицевого "Жития Сергия Радонежского" о начале Андроникова монастыря [прим. 19, 20] ). Поэтому никакого пересмотра датировок исследователем отнюдь не предпринималось.

1. С. Заграевский не утверждает, что О. Г. Ульянов датировал Спасский собор 1360-ми годами. Он цитирует работу Л. А. Беляева: Древние монастыри Москвы (кон. XIII–нач. XV века) по данным археологии. М., 1994, стр. 263. Пожалуйста, расширьте цитату так, чтобы было ясно, что речь идет об О. Г. Ульянове и о существующем Спасском соборе. Если это так, то непонятно, какие у тов. Красовского претензии по этому пункту к С. Заграевскому — претензии надо адресовать к работе Л. А. Беляева.

Касательно отсутствия научного резонанса, никак нельзя согласиться с утверждением С. Заграевского. По крайней мере, на моей памяти серьезный научный резонанс, который вызвал в 1995 г. научный доклад О. Г. Ульянова «Вопросы творческой биографии прп. Андрея Рублева в свете новейших открытий» на расширенном заседании Совета по истории мировой культуры РАН с участием академика Б. А. Рыбакова, Н. К. Голейзовского, В. Г. Брюсовой и др.

Нельзя согласиться и с комментарием С. Заграевского о том, что исследователь якобы что-то умышленно «спрятал от научной общественности» в примечания (?!) к своей статье. Любому автору прекрасно знакомо, какой нещадной редактуре подвергается текст научной работы, тем более выходившей в условиях жесткой цензуры.

2. Согласен с тов. Красовским. Фраза "факт… может свидетельствовать о желании скрыть свою позицию от внимания научной общественности того времени", на мой взгляд, является необоснованным выпадом в адрес О. Г. Ульянова — просил бы участников полемики не строить догадок о чужих намерениях. Ниже тов. Красовский тоже позволил себе рассуждения о "сознательном введении в заблуждение" — прошу впредь этого не делать, все равно я удалю.

Априори ясно, что приоритет в научном анализе того или иного памятника принадлежит исследователю, который им непосредственно занимается. С этой точки зрения позиция С. В. Заграевского наиболее уязвима, ибо он оперирует устаревшими данными. О качестве прежних археологических работ на Спасском соборе до исследований научного коллектива О. Г. Ульянова достаточно красноречиво свидетельствует в своей докторской диссертации Л. А. Беляев, который пишет, что наблюдения 1959 г. группы М. Х. Алешковского — Ф. Гольдштейн «отражают определенное непонимание ситуации» (Беляев Л. А. Древние монастыри Москвы (кон. XIII — нач. XV вв.) по данным археологии. М., 1994. С. 264).

Столь же уязвимы попытки С. В. Заграевского поставить под сомнение научную датировку О. Г. Ульяновым белокаменных блоков Спасского собора. Б. Л. Альтшуллер, на мнение которого ссылается Заграевский, в своей статье «Белокаменные рельефы Спасского собора Андроникова монастыря и проблема датировки памятника» (Средневековая Русь. М., 1976) не привел ни одного размера белокаменных блоков Спасского собора, не говоря уже о локализации их местоположения. Между тем, в архивах сохранились фотографии размещения белокаменных рельефов, включая воина-змееборца, в существующем Спасском соборе. Заметим, что С. Заграевский оговаривается в данном случае о «последующих ремонтах существующего Спасского собора», даже не ссылаясь на источники о «последующих ремонтах». Поэтому расхожие представления о миграции подобных артефактов бездоказательны и прежде своего обнародования требуют минимального обоснования, чего нет и в помине.

Поскольку С. В. Заграевский вырывает из контекста атрибуцию воина-змееборца, то ему невдомек, почему это изображение связано с рождением Юрия Звенигородского. Относить этот редчайший рельеф ко времени «Юрия «Младшего» — второго сына Василия Темного» по крайней мере безграмотно с исторической точки зрения, не говоря уже об отсутствии каких-либо источников об отношении данного исторического лица с окружением прп. Сергия Радонежского и его учеников.

3. Действительно, С. Заграевский пишет (слегка перефразирую): "абсолютно недоказуемо, что резное изображение Георгия Победоносца было связано с рождением того или иного княжича. Тем более недоказуемо, что этим княжичем был именно родившийся в 1374 году Георгий". Тов. Красовский, пожалуйста, объясните наличие связи. В цитируемой работе Ульянова это утверждение содержится в прим. 19, но не раскрыто, в то время как Вы, похоже, располагаете более подробной информацией.

Недостоверным является и утверждение про «масштабные археологические исследования 1950-х годов, проводимые Г. Ф. Сенатовым и М. Х. Алешковским». Инженер Г. Ф. Сенатов успел заложить лишь несколько небольших шурфов, как тут же памятник перешел под контроль группы Давида-Алешковского-Альтшуллера. В условиях зимы 1959-1960 и форсированных работ по реконструкции ни о каких «масштабных исследованиях» не могло быть и речи. Достаточно сказать, что в реставрационных отчетах Давида-Алешковского-Альтшуллера не указана даже глубина залегания подошвы фундамента Спасского собора! Этот крайне важный параметр для любого древнерусского памятника архитектуры был впервые выявлен лишь в ходе архитектурно-археологических исследований Спасского собора под руководством О. Г. Ульянова.

4. Вопрос про "масштабные исследования Г. Ф.Сенатова и М.Х.Алешковского" — это была цитата из Беляева или нет? Ссылка на источник есть, но не ясна сама цитата — пожалуйста, процитируйте без купюр.

Что касается клейм житийной иконы митрополита Алексия (http://www.icon-art.info/masterpiece.php?mst_id=487), то этот памятник был одним из центральных в монографии Н. Н. Воронина и кандидатской диссертации И. А. Кочеткова, которые разобрали именно исторические реалии, запечатленные на иконе. Поэтому изображенные постройки остаются «условными» лишь для С. В. Заграевского…

5. Охохо… не хватает мне кругозора… Какая монография имеется ввиду, можно ли уточнить цитаты? Что можно сказать про расхождение дат 16–18 августа и про порядок клейм ("во-первых" и "во-вторых" в сообщении С. Заграевского)?
Красовский
Регистрация: 21.08.2006 Сообщения: 22
Сообщение   Сообщение № 3571 • 25 Авг 2006 16:18
По существу поставленных модератором вопросов.

1. Точная цитата из работы Л.А. Беляева: «Современный исследователь монастыря О.Г. Ульянов предлагает максимально древнюю датировку, соотносимую с постройкой Кремля из камня и собора Чудова монастыря, но несколько предшествующую» (Беляев Л.А. Древние монастыри Москвы (кон. XIII–нач. XV века) по данным археологии. М., 1994. С. 263-264). Фразу о существующем Спасском соборе приписал к этой цитате С.В. Заграевский.

2. Белокаменный рельеф воина-змееборца давно привлекал внимание исследователей, но его атрибуция была затруднительна из-за плохих публикаций памятника. Например, Л.А. Лифшиц трактовал саблю как фрагмент крыла и полагал, что изображен не воин-змееборец, а Архангел Михаил. Но никто из авторов, кроме С.В. Заграевского, никогда не ставил под сомнение происхождение самого памятника из Спасского собора Андроникова монастыря. По стилю этот блок идентичен с другими фрагментами белокаменного убранства собора, в т.ч. фигуративными (например, рыба). Некоторая наивность образа заставляла ученых предполагать довольно раннюю датировку, не выходившую за рамки XIV в. По мнению О.Г. Ульянова, такая стилистическая особенность могла быть обусловлена историческими реалиями.

В статье «Цикл миниатюр лицевого «Жития Сергия Радонежского» о начале Андроникова монастыря» (http://www.icon-art.info/book_contents.php?lng=ru&book_id=22) О.Г. Ульянов аргументированно отмечает: «В Житии преп. Сергия можно встретить указание на особое княжеское покровительство Андроникову монастырю еще во времена преподобного Саввы, который был почитаем "и от великодержавных". 27 Учитывая как политическую обстановку в Московском княжестве к исходу 1427 года, так и возрастные особенности изображенного лица, правомерно идентифицировать его со знаменитым князем Юрием Дмитриевичем Звенигородским, с именем которого связано строительство трех важнейших памятников московского зодчества начала XV в. - Успенского собора в Звенигороде и соборов Саввино-Сторожевского и Троице-Сергиева монастырей. 28 В последнем проходили работы преподобного Андрея Рублева в 1416 и 1423 гг. В данном контексте весьма примечательно, что первое упоминание о преподобном Андрее Рублеве — "иконописце преизрядном, всех превосходящем" и о подписании им Спасского собора помещено в III Пахомиевской редакции Жития преп. Сергия (ок. 1442 г.) одновременно с указанием на особые заслуги в убранстве Троицкого собора (его "рука прострена къ строению паче всех беаше") кн. Юрия Дмитриевича, духовным отцом которого назван преподобный Сергий ("иже великодержавный бе хвалам достойный, просвещениа сподоблен от святого христолюбивое чадо его князь Георгий"). 29».

От себя заметим, что аналогии в сфрагистике, нумизматике и шитье позволяют согласиться с такой атрибуцией. Но гипотеза С.В. Заграевского, что воин-змееборец имеет отношение к «Юрию Младшему – второму сыну Василия Темного», не выдерживает никакой критики ни по стилю памятника, ни по источникам, где нет никакой информации о связи кн. Юрия Васильевича с Андрониковым монастырем.
 
3. Относительно историографии археологического изучения Спасского собора у Л.А. Беляева сказано следующее: «Первые послевоенные исследования возглавил архитектор Сенатов (1956 г.), проводивший и археологические шурфовки, в 1959 г. вслед за ним начал работы в интерьере М.Х. Алешковский. Ошибкой этих раскопок стало установление незначительной глубины закладки восточной пары столбов четверика. Материалы работ оставались практически неопубликованными. Небольшие публикации были сделаны по общим результатам Н.П. Максимовым, Б.А. Огневым, Б.Л. Альтшуллером. С 1989 г. раскопки и наблюдения в монастыре проводит О.Г. Ульянов» (Беляев Л.А. Древние монастыри Москвы (кон. XIII–нач. XV века) по данным археологии. М., 1994. С. 189).

Как видим, фраза о «масштабных исследованиях Г.Ф. Сенатова и М.Х. Алешковского» также как и в других случаях является домыслом С.В. Заграевского.

4. В монографии Н.Н. Воронина «Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV вв.» по интересующему модератора вопросу указано: «Некоторое представление об общем облике Чудова собора 1365 г. дает клеймо иконы митрополита Алексея, где представлен обычный трехзакомарный, видимо, четырехстолпный храм с одной массивной главой и отнесенным художником к западу Благовещенским приделом. На втором изображении (сцена устройства аркосолия) собор представлен по той же схеме, но его верх показан ярусным – со вторым рядом закомар» (Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV вв. Т. II. М., 1962. С. 182).

В статье «Когда были написаны иконы митрополитов Петра и Алексия из московского Успенского собора» И.А. Кочетков, например, сообщает, что «Еще один аргумент в пользу поздней датировки дает анализ архитектурных форм на иконе Алексия: в 19-м клейме ее собор Чудова монастыря изображен без придела Благовещения, в отличие от изображений его в 14, 15 и 17-м клеймах, так как имеется в виду собор 1503 г., не имевший придела» (речь идет вновь о Благовещенском приделе в соборе Чудова монастыря. – Кочетков И.А. Когда были написаны иконы митрополитов Петра и Алексия из московского Успенского собора // Средневековая Русь. М., 1976. С. 314).

5. Что касается хронологических выкладок С.В. Заграевского, то его грубая ошибка вызвана очевидным незнанием чина освящения храма.

Об изображении освящения Спасского собора в клеймах житийной иконы святителя Алексия в статье О.Г. Ульянова «Цикл миниатюр лицевого «Жития Сергия Радонежского» о начале Андроникова монастыря» (http://www.icon-art.info/book_contents.php?lng=ru&book_id=22) сказано: « 7 и 8-е клейма этой иконы (илл. 4) со сценами "прошения" митрополитом Алексием у преподобного Сергия Андроника и благословения его на игуменство помещены между клеймами, посвященными двум поездкам святителя в Орду (6, 10 и 11-е клейма). Даты поездок точно документируют ярлыки, выданные митрополиту Алексию ханшей Тайдулой 11.02.1354 г. и ханом Мухаммадом Бердибеком в ноябре 1357 г. Первая встреча преподобного Сергия и митрополита Алексия произошла, скорее всего, после возвращения святителя осенью 1354 г. "къ Рускым странам, къ своей митрополии" (здесь и далее курсив мой. - О.У.) из его первой поездки в Константинополь на поставление. Именно тогда, как мы полагаем, митрополит Алексий попал в бурю на Черном море и "обет свой дах Богу: вън же день доправит Господь въ пристанище котораго святого, въ то имя създати церковь". Если относить спасение святителя к его второй поездке в Константинополь в 1356 году, то возникает противоречие, ускользавшее ранее от внимания исследователей: митрополит Алексий в таком случае должен сразу иметь на своем корабле "Образ", в праздник которого он обретет пристанище. "Честную икону образа Христова, юже сам принесе от Константина града, чюдну и златом украшену" (илл. 5) митрополит Алексий мог привезти из второй поездки специально для освящения обетного храма. …С 8-м клеймом, изображающим поставление преподобного Андроника на игуменство, соседствует 9-е клеймо со сценой моления у гроба митрополита Петра. Данное событие имело место в Успенском соборе Московского Кремля в престольный праздник 15 августа 1357 года накануне повторного отъезда святителя 18 августа в Орду. Следовательно, освящение Спасской церкви в Андрониковом монастыре, мимо которого проходил древний путь из Москвы через Нижний Новгород в Орду, могло произойти 16 августа 1357 года».

Таким образом, согласно О.Г. Ульянову, поставление прп. Андроника на игуменство (8 клеймо) произошло между 1354 и 1356 гг. Для освящения собора в Андрониковом монастыре была специально привезена из Константинополя в 1356 г. икона Спаса Нерукотворного, следовательно, собор мог быть освящен, скорее всего, только после 1356 г. О.Г. Ульянов совершенно справедливо датирует освящение Спасского собора на престольный праздник 16 августа 1357 г. после праздничной службы митрополита на Успение в кафедральном соборе (9 клеймо) – накануне повторного отъезда свт. Алексия в Орду 18 августа. Чин освящения храма не имеет ничего общего с поставлением на игуменство, к тому же весьма продолжителен и никак не мог быть совершен «походя по дороге», как это вольно интерпретирует Сергей Заграевский.
С.В.Заграевский
Регистрация: 25.08.2006 Сообщения: 139 Откуда: Москва
Сообщение   Сообщение № 3574 • 25 Авг 2006 22:07
Воспользовавшись любезным предложением модератора, начинаю работу на этом форуме. Надеюсь, что обсуждение будет плодотворным.

Прошу также не выдавать мои сравнения за мои гипотезы или интерпретации. Я НЕ считаю, что рельеф был посвящен Юрию «Младшему», просто он мог быть с таким же успехом посвящен ему, как и Юрию Звенигородскому. Я НЕ считаю, что митр.Алексей основал монастырь «по пути», наоборот – по моему мнению, так получалось при принятии точки зрения О.Г.Ульянова.

Вообще говоря, очень трудно (точнее, невозможно) вести дискуссии, в которых оппоненты оперируют понятиями «так могло быть». Могло быть, а могло и не быть. Я привык основываться только на фактах.

Итак, перед нами существующий собор Андроникова. Это факт. Он был построен около 1427 года. С этим никто не спорит (насколько я понимаю, в том числе и мои оппоненты).

Мои оппоненты хотят убедить научный мир в том, что на этом месте ранее был еще один каменный собор, построенный при митр. Алексее. Соответственно, они обязаны предоставить факты, подтверждающие их позицию. Что же они предоставляют?

1. Клейма на житийной иконе Алексея. Там каменный собор Андроникова не изображен. Домыслы о том, что первый собор Андроникова мог быть таким же, как изображенный там Чудов, - не более чем домыслы. Мы и про Чудов-то почти ничего не знаем.

2. Миниатюры лицевого жития Сергия. Там изображен существующий каменный собор XV века, что, в частности, показал Н.Н.Воронин (Зодчество Северо-Восточной Руси, т. 2. М., 1962. С. 326). Собственно, и ссылки на Воронина не нужны: в житии Сергия четко  написано, что изображены игумены Александр и Ефрем, а не Андроник. Сам по себе анализ этих миниатюр интересен, но ни о каком храме эпохи Алексея речи там нет.

3. Воин-змееборец. Здесь мы видим целую цепочку домыслов, так как мы не знаем:
- относился ли рельеф к фасаду (по Г.К.Вагнеру – «От символа к реальности". М., 1980. С. 186) или алтарной преграде (по ранее цитированным трудам Давида, Альтшуллера, Подъяпольского);
- из какого храма он происходил, был ли этот храм вообще на территории Андроникова;
- Георгий ли это вообще (в чем сомневался, например, Г.К.Вагнер - "От символа к реальности". М., 1980. С. 187).
Следовательно, основываться на этом рельефе в каких-либо умозаключениях (откуда был рельеф, с каким княжичем был связан и т.п.) невозможно.

4. Археологические исследования. Да, возможно, раскопки Сенатова и Алешковского были не столь масштабными, как хотелось бы (хотя по субъективным воспоминаниям тех, кто их застал, это было очень масштабное исследование). Но они ничего не показали. Насколько я понимаю, ничего не показали и раскопки Ульянова. Значит, собора не было! Если бы раскопки показали предыдущий собор, то зачем привлекать иконы и рельеф? Просто покажите нам отчет, где найдены остатки предыдущего храма! Это же сразу видно по стратиграфии, по обломкам, - был храм или нет! Покажете – поверим безусловно и безоговорочно. А пока это домыслы на уровне «так могло быть».    

Больше фактов я не вижу. Если есть еще – представляйте, будем анализировать.

А с датой основания Алексеем монастыря и (или) заложения Спасского собора (несомненно, деревянного, так как фактов о том, что он был каменным, пока не представлено), ответьте мне, пожалуйста, на вопрос: по Вашему мнению, Алексей его основал по пути в Орду или специально ездил на Яузу? Из статьи О.Г.Ульянова я понял, что по пути в Орду, поэтому и усмотрел хронологическую ошибку. Но если Алексей ездил специально, тогда рушится вся система доказательств О.Г.Ульянова, построенная на поездках в Орду.
Красовский
Регистрация: 21.08.2006 Сообщения: 22
Сообщение   Сообщение № 3576 • 26 Авг 2006 13:10
Хотел бы отметить, что С. В. Заграевский в своей публикации о Спасском соборе даже не упомянул результаты новейших исследований, в т.ч. научного коллектива под руководством О.Г. ульянова, и использовал устаревшие данные.

К тому же те факты, которые упомянуты в моих ответах модератору, также не учитывались в публикации С. В. Заграевского. Главным из них является открытие О. Г. Ульяновым фундамента предшествующего храма при археологическом исследовании шурфа (1993)  под престолом Спасского собора. Об этом открытии неоднократно сообщалось на различных научных форумах, в т.ч. на расширенном заседании Научно-методического Совета ЦМиАР (1995) с участием таких известных специалистов, как С.С. Подъяпольский, А. В. Рындина, Б. М. Клосс, А. А. Турилов, Л. А. Беляев, Т. И. Макарова, В. А. Кучкин и др.

Датировку строительства предшествующего храма в 1370–1374 гг. позволил определить радиоуглеродный анализ как строительных лежней, так и подстилающего слоя пожарища. Эта датировка соответствует летописному известию о пожаре 1368 г., вызванном набегом Ольгерда. Полученные данные позволяют сопоставить собор 1370–1374 гг. с близкими по времени храмами, прежде всего, в Пскове, где работала строительная дружина знаменитого зодчего Кирилла. Таким образом, подкрепляется научная гипотеза П. Д. Барановского, первым из ученых указавшим на близкие стилистические аналогии Спасского собора с Троицким собором в Пскове.

Разумеется, современная научная методика базируется на комплексных исследованиях, поэтому для научных доказательств одних архитектурных данных недостаточно. В публикациях С. В. Заграевского полностью отсутствуют какие-либо материалы смежных дисциплин. Между тем, без житийных источников и их текстологического анализа невозможно заниматься изучением древнерусских памятников. Для эпохи Сергия Радонежского это вопрос особенно актуален, как показывает полемика Б.М. Клосса — В.А. Кучкина.

Ни в коем случае нельзя игнорировать также изобразительные источники, особенно те из них, что базируются на житийных текстах определенной редакции. Клейма житийной иконы святителя Алексия, в т.ч. поставление прп. Андроника на игуменство, следуют в строгой последовательности, позволяющей привлекать не только житийные, но и летописные данные, как показали исследования Н. Н. Воронина, И. А. Кочеткова, О. Г. Ульянова, В. А. Кучкина и др. В публикации же С. В. Заграевского эти данные полностью отсутствуют.

С.В. Заграевский утверждает, что  «в житии Сергия четко  написано, что изображены игумены Александр и Ефрем, а не Андроник». На самом деле в тексте Жития прп. Сергия Радонежского нет ни слова о том, кто изображен. Имена исторических лиц приведены в надписях на миниатюрах, но эти надписи в тексте лицевого Жития прп. Сергия Радонежского подчищались, например, под именем «Александр» при фотографировании в ультрафиолете было прочитано имя «Сергий».  

Среди миниатюр лицевого Жития есть и изображение Спасского собора времени прп. Андроника, которое не упомянуто в публикации С.В. Заграевского. Желающих в этом убедиться приглашаю ознакомиться с отдельными миниатюрами, рассмотренными в статье О. Г. Ульянова «Цикл миниатюр лицевого "Жития Сергия Радонежского" о начале Андроникова монастыря»:  
Строительство Спасского собора
Освящение Спасского собора митрополитом Алексием
Пожертвование митрополита Алексия на строительство Андроникова монастыря
Преставление преп. Андроника.

Именно на основе изучения данного цикла миниатюр О. Г. Ульянов пришел к выводу, что освящение Спасского собора произошло на престольный праздник 16 августа 1357 г. после праздничной службы митрополита на Успение в кафедральном соборе (9 клеймо) — накануне повторного отъезда свт. Алексия в Орду 18 августа. «Походя по дороге» такое священнодействие не совершается, а вот в рамках молитвенной подготовки к предстоящему отъезду и не куда-нибудь, а в Орду (со многими неизвестными!), а также для исполнения обета вполне имело место (несть числа примеров из источников!).

Теперь о мнении С. В. Заграевского по поводу рельефа с воином-змееборцем.
Мнение тов. Красовского по поводу мнения С. В. Заграевского тов. модератор не осилил и выделить из сарказма сухой фактический материал не смог. Тов. Красовский, пришлите, пожалуйста, мне это абзац в максимально сухом виде без демонстрации столь характерного чувства юмора либо разместите самостоятельно ниже. Когда, кто и что нашел в Благовещенском храме, как это связано или не связано с белокаменными фрагментами из Спасского собора?


Существенно, что шурфы архитектора Г. Ф. Сенатова не достигли материка (помешала внезапная смена научного коллектива), а М. Х. Алешковский и Ф. Гольдштейн, которым Г. Ф. Сенатов отказался передать свои кроки, «сели» на его перекопы, в т.ч. в алтаре Спасского собора, не заглубляясь ниже 1,5 м.  В то время как шурф, который был заложен под научным руководством О. Г. Ульянова, достиг отметки 3,5 м и дал полноценную стратиграфию памятника.


Последний раз редактировалось: Красовский (28 Авг 2006 14:42), всего редактировалось 3 раз(а)
С.В.Заграевский
Регистрация: 25.08.2006 Сообщения: 139 Откуда: Москва
Сообщение   Сообщение № 3577 • 26 Авг 2006 15:22
Я готов услышать и принять все аргументы в пользу того, что в 1370-е был построен каменный собор, если они будут убедительными. С удовольствием отражу их в своей новой книге о древнерусском белокаменном зодчестве XII–XV веков (естественно, с соответствующими ссылками).

Прежде всего, нельзя ли посмотреть хоть одну ссылку на публикацию результатов находок под престолом Спасского собора? Или хотя бы номер и дату отчета, если таковой имелся и был сдан в ИА РАН? Как минимум, не могли бы Вы сами рассказать подробнее, что именно там было найдено?

За информацию о житии Сергия спасибо (непонятно, как эти миниатюры не заметил Воронин). Но подчеркиваю, что если не будет археологии, то этого аргумента недостаточно.

Отмечу также, что точность радиоуглеродного анализа в условиях частых городских пожаров, никак не может быть достаточной для столь точных датировок. Впрочем, если есть ссылка на лабораторные результаты, то попрошу ее тоже привести.

Никакой "системы умозаключений" у меня о дате основания Андроникова нет, я этим вопросом не занимался, статей на эту тему не писал (единственная моя статья про Андроников касалась правильности реконструкции Л.А.Давида (http://www.zagraevsky.ru/andron.htm).
Просто хочу понять, насколько обоснована позиция О.Г.Ульянова. Пока она кажется мне недостаточно подкрепленной фактами. Убедите — буду только благодарен.
Илья
Администратор сайта
Регистрация: 10.11.2004 Сообщения: 14157 Откуда: Москва
Сообщение   Сообщение № 3579 • 26 Авг 2006 23:19
Уфффф, надеюсь, мне удалось "высушить" сообщения. Джентельмены, пожалуйста, обратите внимание на внесенные исправления и постарайтесь в следующих сообщениях не выплескивать свои эмоции. В основном это касается тов. Красовского -- Вы ведь совершенно спокойно ответили на мои вопросы. Отвечая на вопросы и обсуждая аргументы С. Заграевского, пожалуйста, думайте что отвечаете мне лично - может так получится?  Rolling Eyes

Вы просто плохо представляете, какой я терпеливый зануда...  Wink
Красовский
Регистрация: 21.08.2006 Сообщения: 22
Сообщение   Сообщение № 3581 • 28 Авг 2006 14:32
Всех форумчан и, прежде всего, наитерпеливейшего модератора с праздниками Успения и Нерукотворного Спаса! Как недавно стало известно, в скором времени выходит в свет новая монография Олега Германовича Ульянова, где есть раздел, посвященный новейшим исследованиям Спасского собора Андроникова монастыря.

В отношении датировки Спасского собора у П.Д. Барановского отмечено: «в литературе, непонятно почему, достаточно прочно закрепилась датировка существующего памятника как построенного не в первой четверти XV, а в последней четверти XIV века. Эту тенденцию проводил в своих работах проф. Некрасов, а также проф. Брунов плоть до последней печатной работе о соборе 1940 г., относя его ко времени 1360 г.» (Барановский П.Д. О времени и месте погребения Андрея Рублева // Петр Барановский. Труды, воспоминания современников. М., 1996. С. 31).

Отдельно стоит сказать о том, как в действующем храме проходили архитектурно-археологические исследования под научным руководством О.Г. Ульянова. Один из участников работ заведующий отделом древнерусской архитектуры и градостроительства ЦМиАР Г.Я. Мокеев поделился своими впечатлениями: «Как же проводилось исследование 1993 года? В Спасском соборе были сначала развернуты приходом реконструктивные работы по замене солеи без какого-то бы ни было официального разрешения и оповещения археологических служб. Лишь благодаря настойчивости прихожан О.Г. Ульянов смог добиться археологического надзора над работами, при этом на него тут же посыпались кляузы и доносы в администрацию музея со стороны старосты и настоятеля с обвинениями в срыве богослужений. Стремясь доказать ненужность археологических исследований в алтаре храма, староста Пичугин А.Д. даже загонял двухметровые металлические ломы под св. престол! Археологические исследования удалось начать после получения разрешения УГКОиП от 22.01.1993 г. (№ 16-03/49) в январе 1993 года, а не в марте, как неверно излагается в заметке о. Вячеслава Савиных. В неимоверно трудных условиях, когда О.Г. Ульянову "милостиво" разрешили устроить узкий лаз в человеческий рост, через который археолога спускали на веревке, Божиим промыслом было уготовано обрести на глубине свыше 3 м (!) захоронение в дубовой колоде непосредственно под св. престолом. Об этом удивительном событии был незамедлительно уведомлен Святейший Патриарх Алексий II в письме дирекции музея от 12.03.1993 г. (исх. № 50-01)» (Мокеев Г.Я. КОМУ НУЖЕН АЖИОТАЖ ВОКРУГ МОГИЛЫ ПРЕП. АНДРЕЯ РУБЛЕВА // Русский Вестник, № 23 от 11.11.2005 г.)
http://www.rv.ru/content.php3?id=5978

Научный отчет О.Г. Ульянова об архитектурно-археологических исследованиях Спасского собора был заслушан на расширенном заседании Научно-методического Совета ЦМиАР, где автор работ отметил: «Стратиграфия шурфа размером 5, 5 х 4, 25 м, заложенного в алтаре храма на глубину до 3 м, отражает три этапа строительства Спасского собора. На I этапе был возведен деревянный храм (освящен 16 августа 1357 г.), от которого сохранились полосы горелого дерева, параллельные по отношению к 2 ящичным гробам. Под изголовьем одного из погребений был обнаружен брусчатый маломерный кирпич недостаточного обжига, грубой формовки с крупными примесями в тесте, размером 4, 5 х 10, 5 х 20 см.

На II этапе была проведена планировка участка после пожара (1368 г.?), подсыпка песком и строительство (ок. 1370 г.) храма из плинфы. Фрагмент его северной апсиды был прослежен благодаря земляному основанию толщиной ок. 0, 6 м, на котором покоились деревянные лежни, пролитые известью, и тонкий слой плинфы. Радиоуглеродный анализ образцов археологической древесины, полученные в лаборатории ИИМК (СПб), подтверждают предложенную датировку строительства. На этот храм (Спасский собор – 2) были сориентированы 2 дубовые колоды с расширением в изголовье и дополнительным сужением «кораблем». В каждой из них отсутствовали верхние крышки и верхние части останков, но сохранились цельнокроеные кожаные калиги, а также кожаный игуменский ремень с железной пряжкой (ближайшие аналогии в Новгороде) - в центральной колоде. С этим храмом из плинфы можно связать известные белокаменные рельефы, обнаруженные при реставрации 1959-1960 гг. во вторичном использовании.

На III этапе (1425-1427 гг.) была вновь проведена планировка участка и возведен ныне существующий белокаменный собор (Спасский собор – 3), фундамент которого был заложен значительно глубже (глубина фундаментных рвов достигает 3, 5 м от поверхности пола) предшествующих, так что на уровне строительного горизонта было обнаружено несколько фрагментов раннего керамического материала, в т.ч. ручка амфоры-корчаги (ближайшие аналогии в Коломне). По отношению к своим предшественникам белокаменный собор был смещен при закладке на С-В, вероятно с тем, чтобы его престол возвести непосредственно над изголовьем центральной колоды.

Поскольку впускные ямы всех 4-х погребений перекрыты строительным горизонтом существующего собора, то переложение мощей произошло накануне его строительства» (из протокола № 1 расширенного заседания Научно-методического Совета ЦМиАР 26.06.1995 г.).


Научно-методический Совет ЦМиАР с участием таких известных специалистов, как С.С. Подъяпольский, А.В. Рындина, Б.М. Клосс, А.А. Турилов, Л.А. Беляев, Т.И. Макарова, В.А. Кучкин, И.Г. Качалова и др., принял решение: «заслушав сообщение заведующего сектором археологических исследований музея О.Г. Ульянова и представителя Московской Патриархии С.А. Беляева по итогам реконструктивных работ в алтаре Спасского собора Андроникова монастыря и результатам освидетельствования мощей, обретенных под престолом храма, Научно-методический Совет отмечает большое научное значение открытия. Полученный археологический материал и данные стратиграфических наблюдений позволяют Научно-методическому совету положительно оценить научную гипотезу о существовании первоначального храма из плинфы и синхронного ему некрополя, предшествующих ныне существующему собору» (из резолюции № 1 расширенного заседания Научно-методического Совета ЦМиАР 26.06.1995 г.).

Радиоуглеродный анализ образцов археологической древесины, обнаруженных при исследованиях О.Г. Ульяновым шурфа в Спасском соборе, отражен в отчете лаборатории ИИМК № 14102/33-2816 от 10.07.1996 г.
С.В.Заграевский
Регистрация: 25.08.2006 Сообщения: 139 Откуда: Москва
Сообщение   Сообщение № 3583 • 28 Авг 2006 18:16
Благодарю за обстоятельное разъяснение. Учитывая то, что про плинфяное строительство этого времени нам до сих пор было неизвестно, хотелось бы уточнить:

1. Был ли все-таки сдан отчет о раскопках в ИА РАН, были ли где-то опубликованы их результаты? Если нет, то почему?

2. По идее, если бы на месте существующего собора (а тем более со сдвигом) был плинфяной, то все вокруг должно было быть буквально усеяно обломками плинфы, и фундаменты тоже никуда бы не делись. Это если бы старый собор был из того же материала (бел.камня) на старом основании, то его материал мог бы уйти во вторичное использование. Поэтому вопрос такой: куда исчезли плинфа и фундаменты "Собора-2"?  

3. Предположим, плинфу всю растащили на окрестные постройки (хотя все равно что-то вокруг должно бы остаться). Но как Вы представляете себе достаточно большой плинфяной собор, стоящий без фундамента, просто на земляном основании, на которое положены дер.лежни, поверх которых положена плинфа?

4. Не допускаете ли Вы, что найденный слой плинфы мог относиться не к северной апсиде "Собора-2", а, например, к раннему полу существующего собора, или к полу деревянного собора (в деревянных соборах вполне могли быть устроены плинфяные полы)?

5. Почему, по Вашему мнению, Л.А.Беляев и С.С.Подъяпольский в своих работах, соответственно, 1994 и 1998 гг. ничего не написали про плинфяной "Собор-2" Андроникова даже как про гипотезу?

6. И.Г.Качалова - возможно, здесь опечатка, и имеется в виду Ирина Яковлевна?

Был бы признателен за ответы на все поставленные вопросы.
Красовский
Регистрация: 21.08.2006 Сообщения: 22
Сообщение   Сообщение № 3586 • 29 Авг 2006 14:28
Прежде всего, о корректности трактовки летописного текста.
В 1215 г., согласно летописи, «благочестивый князь Константин заложи церковь камену на Ярославли на дворе своем, во имя святыя Богородица Успенья». При раскопках же к востоку от апсид перестроенного в XVII в. собора найден не белый камень, а фрагменты характерного для XIII в. плинфообразного кирпича (5 х 17 х 19), напоминающий по фактуре аналогичную плинфу Преображенского собора в Спасском монастыря Ярославля, Рождественского собора 1222-1225 гг. в Суздале (9 рядов нижней кладки стен из плинфы толщиной 4 см на извести), собора Княгинина монастыря во Владимире, Архангельского собора 1227-1229 гг. в Нижнем Новгороде (плинфа толщиной 3 см) и др. Напомним, что при археологических исследованиях О.Г. Ульянова в алтаре Спасского собора была обнаружена плинфа толщиной 4, 5 см.
Причем в Ярославле указанные храмы из плинфы просуществовали до пожара 1501 г., т.е. были известны в эпоху прп. Андрея Рублева!
Характерной особенностью таких соборов было сочетание кирпичной кладки с белокаменными резными деталями, типичное для ранних памятников Чернигова (Борисоглебский и Благовещенский соборы) и Старой Рязани.

Теперь обратимся к источникам по нашей теме.
В 1365 г., согласно летописи, митрополит Алексий «заложи церковь камену во имя святого архаггела Михаила.. единаго лета и почата, и кончена, и священа бысть». Как видим, упоминается близкий ко времени строительства Спасского собора в Андрониковом монастыре ок. 1370 г. «каменный» храм. Пахомиевский текст «Жития митрополита Алексия» вносит существенные подробности о Чудовском соборе 1365 г., перестроенном в 30-е гг. XV в.: «Новая церкви начинается здати и ветхую церковь разобравшее и место очистившее. И егда начаша копати рвы во основание новой церкви, внутрь преже бывшия церкви юже разобраша…Древняя же церковь, юже разобраша, аще и пространнее была всюду, но един помост имея токмо на самой земли имущее».
Из этих источников ясно следует, что собор 1365 г., имевший один пол – «помост», лежавший на земле, был полностью разобран, так что место его было начисто очищено!
Вот вам и ответ на вопрос, «куда исчезла плинфа».

Что касается работ С.С. Подъяпольского и Л.А. Беляева, то самое неблагодарное дело – пытаться разгадать, что скрыто за авторским текстом. Вот уж действительно почва для домыслов! Как известно, последняя статья С.С. Подъяпольского «Реставрация Спасского собора Андроникова монастыря» 1998 г. написана о существующем соборе в соавторстве (Л.А.Давид - Б.Л.Альтшуллер - С.С.Подъяпольский) под редакцией Г.В. Попова (о Г.В. Попове отдельный нелицеприятный разговор, но Б.Л. Альтшуллер ни разу не видел шурфа О.Г. Ульянова!). Предварительные результаты научных изысканий О.Г. Ульянова в алтаре Спасского собора с упоминанием предшествующего храма уже были к тому времени опубликованы: Ульянов О.Г. Древнейшая история некрополя Спасо-Андроникова монастыря // Московский некрополь: история, археология, искусство, охрана. М., 1996. С. 25-27.

Если брать работу Л.А. Беляева 1994 г., то в разделе об Андрониковом монастыре она полностью базируется на исследованиях О.Г. Ульянова, также как и археология Крутиц описана Л.А. Беляевым по материалам Н.П. Пахомова. Вопреки собственному утверждению Л.А. Беляева, что он якобы консультировал работы в соборе Андроникова монастыря (Беляев Л.А. Древние монастыри Москвы (кон. XIII–нач. XV века) по данным археологии. М., 1994. С. 35), участие Л.А. Беляева было сугубо номинальным. Роль Л.А. Беляева ограничилась составлением им по просьбе дирекции ЦМиАР «заключения по результатам внешнего осмотра археологического шурфа, выкопанного в центральной апсиде Спасского собора Спасо-Андроникова монастыря» от 22.07.1993 г. В заключении Л.А. Беляева (1993), в частности, отмечено: «В западной части шурфа – несомненные остатки фундамента алтарной преграды… Прорезка засыпки показывает на одном участке ступенчатую основу фундамента апсиды… Уровень древнего некрополя для осмотра был недоступен» (выписка из записки Л.А. Беляева от 20.07.1993 г. в научном архиве ЦМиАР).
Неудивительно, что на расширенном заседании НМС ЦМиАР 26.06.1995 г., где была представлена научная реконструкция (по О.Г. Ульянову) предшествующего «каменного» храма 1370 г., Л.А. Беляев поначалу назвал фрагменты основания, обнаруженные под св. престолом Спасского собора, «хозяйственной ямой»! (из протокола НМС ЦМиАР 26.06.1995 г. в научном архиве ЦМиАР). То есть, по Л.А. Беляеву получалось, что в 1425-1427 гг. престол Спасского собора поставили прямо над «хозяйственной ямой»?!

Что тут сказать? Наверное, это вопрос квалификации исследователя. Например, другой археолог С.А. Беляев, специализировавшийся на античном Херсонесе, в своей записке в Московскую Патриархию и в дирекцию ЦМиАР от 20.07.1993 г. написал: «После отъезда О.Г. Ульянова в отпуск, при разборке завала, состоявшего из современного мусора, образовавшегося при ремонтно-реставрационных работах 50-60 годов нашего столетия, на месте археологических работ были обнаружены белокаменные стены, перекрытые сводом. По первому впечатлению, помещение с белокаменными стенами сооружено одновременно с возведением основного объема храма. Свод кирпичный, по всей вероятности, частично был разрушен при реставрационных работах в Соборе в послевоенные годы. Выявление под алтарем специальной каменной великолепной отдельной постройки в корне меняет дело. По своему местоположению и устройству это помещение напоминает крипту – специальное помещение, известное в Церкви с раннехристианских времен и до нового времени, служившее для погребения известных лиц» (выписка из записки С.А. Беляева от 20.07.1993 г. в научном архиве ЦМиАР).

Данное заключение официального представителя Московской Патриархии на работах в Спасском соборе было разобрано на совещании 31.08.1993 г. с участием Л.А. Давида, О.Г. Ульянова, С.С. Подъяпольского, Б.Т. Сизова, В.А. Горбунова и др. Согласно протоколу, мнения были следующие: «Давид Л.А. – Поставил вопрос о доказательствах существования подземного помещения. Пичугин А.Д. – Высказал пожелание прихода устроить под алтарем помещение для проведения церковных обрядов. Ульянов О.Г. – Для подготовки материалов по шурфу необходимо произвести стратиграфическую фиксацию. На сегодня такой возможности я не имею. Прошу помощи комиссии для решения вопроса. Подъяпольский С.С. Никакого общего свода не было. Для продолжения археологических работ выполнить временное деревянное перекрытие и настил в уровне существующего пола апсиды, предотвратить осыпание грунта на всех участках раскопа» (выписка из протокола № 12 совещания по вопросу археологических работ в Спасском соборе от 31.08.1993 г. в научном архиве ЦМиАР). К этому документу можно добавить лишь то, что до сих пор в алтаре Спасского собора временное деревянное перекрытие и настил 1993 г., на котором совершаются все богослужения.

Так что мой совет всегда знакомиться с памятником непосредственно, что называется, «из первых уст», а не по литературе. Широкой научной общественности научный отчет по исследованиям О.Г. Ульянова в Спасском соборе (находится вместе с полевыми чертежами в различных научных архивах, включая ЦМиАР) был представлен неоднократно, в т.ч. на ранее упомянутом расширенном заседании НМС ЦМиАР 26.06.1995 г., а также на V Давидовских чтениях (2005) в ЦНПРМ:
Ульянов О.Г. Вопросы реконструкции Спасского собора Спасо-Андроникова монастыря в свете археологических данных.
http://www.souzrestavracia.ru/news.php?id=17_0#1
С.В.Заграевский
Регистрация: 25.08.2006 Сообщения: 139 Откуда: Москва
Сообщение   Сообщение № 3590 • 29 Авг 2006 16:57
Благодарю Вас. Каким МОГ БЫТЬ "Собор-2", ЕСЛИ он был обнаружен при раскопках, - тема отдельного обсуждения, и здесь могут быть абсолютно уместны аналогии и с Ярославлем, и с Черниговом, и с Рязанью.

Но по поводу раскопок, к сожалению, Вы ответили только на вопрос № 5 и частично на № 2 (куда могла деться плинфа). Вопрос № 6 я снимаю, так как это точно была опечатка. Но остаются следующие вопросы:

1. Был ли все-таки сдан отчет о раскопках в ИА РАН, были ли где-то опубликованы их результаты (кроме указанных Вами докладов, за которыми не последовали публикации)? Если нет, то почему? И не может ли О.Г.Ульянов опубликовать их сейчас хотя бы в Интернете? Готов предложить для этого электронную научную  библиотеку "РусАрх" (www.rusarch.ru).

2. Если даже предположить по аналогии с летописными сведениями о Чудове, что плинфу всю начисто разобрали и куда-то вывезли, полностью очистив место даже от обломков, то куда, по Вашему мнению, могли деться фундаменты?

3. Если капитальных бутовых фундаментов вообще не было, то как Вы представляете себе достаточно большой плинфяной собор, стоящий без фундамента, просто на земляном основании, на которое положены дер.лежни, поверх которых положена плинфа?

4. Не допускаете ли Вы, что найденный слой плинфы мог относиться не к северной апсиде "Собора-2", а, например, к раннему полу существующего собора, или к полу деревянного собора (в деревянных соборах вполне могли быть устроены плинфяные полы)?

Заранее спасибо.
Красовский
Регистрация: 21.08.2006 Сообщения: 22
Сообщение   Сообщение № 3600 • 30 Авг 2006 14:24
Сообщение исправлено модератором.

Научные доклады на симпозиумах в НИИ, к категории которых относятся и ЦМиАР, и ЦНПРМ, приравниваются к устным публикациям, и на таковые доклады можно ссылаться в научных изданиях с точным указанием даты научного доклада.

Относительно публикаций научного доклада О.Г. Ульянова на расширенном заседании НМС ЦМиАР 26.06.1995 г. указываю следующие:
Ульянов О.Г. Древнейшая история некрополя Спасо-Андроникова монастыря // Московский некрополь: история, археология, искусство, охрана. М., 1996. С. 25-27.
http://www.genealogia.ru/projects/necr/posobie4.htm Ссылка верна? На статью С. Ю. Шокарева??
Ульянов О.Г. Цикл миниатюр лицевого «Жития Сергия Радонежского» о начале Андроникова монастыря // Памятники культуры. Новые открытия 1995. М.: Наука, 1996. (http://www.icon-art.info/book_contents.php?lng=ru&book_id=22).

ОК, теперь, на мой взгляд, стало ясно. Впредь считаем, что все факты и выводы, которые О. Г. Ульянов озвучил в докладе в ЦМиАР нашли отражение в этих двух публикациях.

Что касается публикации доклада О.Г. Ульянова на V Давидовских чтениях 11.05.2005 г. в ЦНПРМ (http://www.souzrestavracia.ru/news.php?id=17_0#1), то эти материалы вошли в новую монографию Олега Германовича, о которой я писал ранее.

Кстати, у монографии есть название, какие-то выходные данные и ориентировочный срок выхода из печати? Если анонс пока не желателен, то ничего страшного — подождем.

Лично у меня к статье С.В. Заграевского о реконструкции Спасского собора несть числа вопросов, хотя бы потому что в ней не отражены некоторые из последних публикаций по теме:
Красовский И.С. Архитектура Спасо-Андроникова монастыря XVIII века // Хоругвь. № 4. М., 1998;
Красовский И.С. Архитектурный ансамбль Спасо-Андроникова монастыря. М., 2005. 170 с.

Хочу еще раз напомнить И. Красовскому, что фразы типа "Лев Толстой по-видимому не знаком с произведениями А. С. Пушкина" я буду удалять как выпады в адрес оппонента. Я с большим интересом листал полгода назад книжку, в которой А. Т. Фоменко ищет числовое прочтение символов в нимбе Христа, но почему то решил не цитировать ее на сайте в разделах "Галереи" с соответствующими иконами. Тем более мне не понятно, как статья С. Заграевского 2004 года может ссылаться на книгу Красовского, выпущенную в 2005-ом? Если хотите обратить внимание С. Заграевского на какие-то публикации, то, пожалуйста, делайте это в более нейтральной форме.

Касательно фундаментов Спасского собора. Еще раз отмечу, что в научном отчете О.Г. Ульянова приведены точные архитектурно-археологические свидетельства об основаниях храма из плинфы (ок. 1370 г.): «Фрагмент его северной апсиды был прослежен благодаря земляному основанию толщиной ок. 0,6 м, на котором покоились деревянные лежни, пролитые известью, и тонкий слой плинфы». Подчеркиваю, что речь идет именно об основаниях храма! Более того, это основание именно северной апсиды Спасского собора, которая выявлена в плане и разрезе.

Ближайшие аналогии синхронных оснований памятников хорошо известны. По данным главного архитектора Музеев Московского Кремля В.И. Федорова, «примеры белокаменной кладки без фундаментов, относящейся ко второй половине XIV в., прослежены археологически в нескольких местах в Московском Кремле» (см. научный отчет об архитектурно-археологических наблюдениях на территории Кремля за 1972-1973 гг. в научном архиве ГММК, шурф № 23 и др.). Как указывал В.И. Федоров, «с 60-х годов XIV в. до начала XV в. (рассматриваемый в данной дискуссии на форуме период – sic!) некоторые сооружения возведены с использованием деревянных лежней, пространство между которыми пропитано известковым раствором с булыжным бутом» (Федоров В.И. К вопросу об архитектурно-археологическом исследовании Московского Кремля // Средневековая Русь. М., 1976. С. 65).
Именно такая конструкция толщиной 0,6 м была выявлена О.Г. Ульяновым в ходе археологического изучения шурфа в алтаре Спасского собора, причем в рамках этого исследования был проведен в ИИМК радиоуглеродный анализ образцов деревянных лежней, данные о котором приведены выше. Как некий курьез можно отметить, что Л.А. Беляев первоначально определил данную конструкцию под престолом Спасского собора как «хозяйственную яму» (из протокола НМС ЦМиАР 26.06.1995 г. в научном архиве ЦМиАР).

С научным отчетом О.Г. Ульянова по археологическим исследованиям шурфа в алтаре Спасского собора лучше всего знакомиться в научном архиве ЦМиАР, где хорошо документирована вся история вопроса, как показывают многочисленные выписки, процитированные мной ранее. Тогда бы не возникало вопросов, к примеру, о напольных плитках Спасского собора (вопрос № 4), одна из которых хранится в фондах Музея Андрея Рублева. Да и архитектурные реконструкции храма будут куда более достоверными, если за их основу стараться принимать археологические артефакты, будь то фрагменты закомары или кокошника или архивольта…
Илья
Администратор сайта
Регистрация: 10.11.2004 Сообщения: 14157 Откуда: Москва
Сообщение   Сообщение № 3670 • 06 Сен 2006 12:41
Джентльмены, прошу прощения за длинную "блокировку" темы — куча неотложных дел не позволяла выделить традиционных полтора часа на кропотливую работу с сообщением тов. Красовского. Все сообщения-дубли удалены, тема открыта. Буду очень рад, если участники дискуссии смогут общаться в таком стиле, который позволит избежать "блокировок" вообще. Конечно, если интересуют именно вопросы, связанные со Спасским собором, а не возможность публично подколоть оппонента. Последнее на нашем форуме невозможно.
С.В.Заграевский
Регистрация: 25.08.2006 Сообщения: 139 Откуда: Москва
Сообщение   Сообщение № 3672 • 06 Сен 2006 22:15
Я заметил, что в нашей дискуссии прозвучала ссылка на новый «авторитет» - на В.И.Федорова. Я не буду подробно рассказывать о покойном Владимире Ивановиче, гл. архитекторе Кремля, который в течение нескольких десятилетий самостоятельно (совместно с Н.С.Шеляпиной-Владимирской) вел в Кремле раскопки, не привлекая в качестве консультантов никого из ведущих историков архитектуры (даже Давида и Барановского, не говоря об Альтшуллере, Выголове, Подъяпольском, Кавельмахере, Беляеве…). Более того - не допускал их на раскопы, пользуясь "режимностью" объекта. В итоге были «найдены» гипотетическая Дмитриевская церковь, колоссальные Архангельский и Благовещенский соборы конца XIII века, неизвестные здания XIV века без фундаментов… Я-то, грешным делом, думал, что об этих невообразимых зданиях уже никто не вспоминает, что последней «жертвой» был Г.К.Вагнер, принявший гипотезу о Дмитриевской церкви конца XIII века, что все давно уже поняли, что за остатки стен гипотетических колоссальных кремлевских построек принимались остатки вымосток, полов и оград… Но вот опять…

Но оставим в покое тень В.И.Федорова. В любом случае, согласно законам логики, доказательство одной гипотезы (гг. Ульянова и Красовского о "Соборе-2") при помощи другой гипотезы (Федорова и Шеляпиной о кремлевских постройках) несостоятельно.

Поэтому я хотел бы задать г-ну Красовскому нижеследующие вопросы:

1. Как Вы ЛИЧНО, г-н Красовский, безо всяких ссылок на «авторитеты», представляете себе большой плинфяной либо белокаменный храм без бутовых фундаментов, стоящий на подсыпанном земляном основании, на которое уложены деревянные лежни (причем в случае Андроникова – вообще без бута) и тонкий слой плинфы?

2. Если Вы представляете себе такой храм, способный простоять хотя бы несколько десятилетий, то можете ли назвать хотя бы один аналог из РЕАЛЬНО СУЩЕСТВОВАВШИХ в Древней Руси (а не гипотетических)?

3. Извините, вынужден в 4-й раз повторить вопрос, на который Вы так и не ответили: не допускаете ли Вы, что найденный слой плинфы на земляном основании и дер.лежнях мог относиться не к северной апсиде "Собора-2", а, например, к раннему полу существующего собора, или к полу деревянного собора (в деревянных соборах вполне могли быть устроены плинфяные полы)? Если не допускаете, то почему?

4. Еще раз извините, но вынужден в 4-й раз задать вопрос: ПОЧЕМУ отчет о раскопках О.Г.Ульянова не был сдан в ИА РАН? Может быть, и открытого листа не было? Если раскоп был незаконным, то об этом уже можно сказать откровенно, сроки давности давно прошли.

Прошу Вас, г-н Красовский, по возможности ответить на ВСЕ эти вопросы. Если у Вас, в свою очередь, есть вопросы ПО СУЩЕСТВУ моей статьи о реконструкции существующего Спасского собора, то постараюсь на них ответить.
  Ответить
Powered by phpBB © 2001–2019 phpBB Group
Top.Mail.Ru